b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Эрик Маскин: Россия талантлива и в силах изменить курс

Эрик Маскин: Россия талантлива и в силах изменить курс
1 час назад

Эрик Маскин считает, что у России есть важное преимущество перед Китаем
Российские власти, столкнувшиеся с проблемой рецессии, должны действовать по-крупному, не бояться серьезной коррекции экономического курса - иначе ничего не получится, считает лауреат Нобелевской премии по экономике американский экономист Эрик Маскин.
В отличие от многих других исследователей общества, 64-летний профессор Принстона и Гарварда не только ставит диагнозы, но и прописывает рецепты.
Не случайно он является одним из основателей теории экономических механизмов, суть которой сводится к необходимости создавать конкретные институты под решение конкретных, внятно сформулированных задач, а не ждать, пока все проблемы будут решены действующими экономическими и политическими институтами.
За разработку этой теории он и получил в 2007 году вместе с двумя коллегами премию Банка Швеции в память об Альфреде Нобеле. Однако сфера научных интересов Маскина шире: недавно он опубликовал работу, посвященную проблеме неравенства, где пытается доказать, что глобализация, вопреки ожиданиям, не привела к сокращению разницы в доходах, а напротив, только увеличила разрыв.

Почему коррупцию нельзя винить по всех бедах России, чем Россия выгодно отличается от Китая, а также почему сложная российская история не является препятствием на пути к будущему процветанию - об этом Эрик Маскин рассказал корреспонденту Русской службы Би-би-си Дмитрию Булину в интервью, записанном в стенах Высшей школы экономики в Москве.

Би-би-си: В своей недавней статье вы писали, что наша надежда на то, что глобализация приведет к уменьшению мирового неравенства, не оправдалась. Почему вы так считаете?
Эрик Маскин: Многие развивающиеся экономики полагаются в развитии на глобализацию, и некоторые весьма преуспели в наращивании экономического роста за счет глобализации. Однако она имеет свойство работать в большей степени на тех людей, которые обладают востребованными навыками. Именно они получают те рабочие места, которые создает глобализация. А люди, у которых не хватает навыков, оказываются в стороне. Поэтому разрыв между квалифицированной рабочей силой и неквалифицированной растет по мере того, как процесс глобализации трансформирует экономику.

Би-би-си: Можете ли вы проиллюстрировать эту теорию какими-либо примерами?
Э.М.: Хороший пример - Китай. Он достиг высокого экономического роста за счет развития промышленности и экспорта. Это, с одной стороны, улучшило уровень жизни сотен миллионов людей, населяющих Китай, но с другой стороны, есть другие сотни миллионов, жизнь которых практически никак не изменилась. Они по-прежнему живут в сельской местности, не затронутой глобализацией, их уровень жизни довольно низкий. И получается, что неравенство в Китае за годы экономического роста выросло очень сильно.

Би-би-си: Можно ли сказать, что для решения этой проблемы мы должны развивать высшее образование?
Э.М.: Не обязательно образование, а нужные навыки, компетенции. Параллельно необходимо инвестировать в производства, где данные навыки востребованы.

Би-би-си: Согласно официальной статистике, лишь около 24% россиян экономически активного возраста имеют высшее образование. Этого достаточно для успешной конкуренции на мировом рынке?

Э.М.: Важно понимать, что разница между Россией и Китаем состоит в следующем: у КНР есть промышленность, но нет хорошего образования. У России же есть образование, но нет промышленности. Россия слишком долгое время полагалась на доходы от продажи нефти в ущерб другим секторам производства. И теперь, когда произошло обрушение нефтяного рынка, стране не на что опереться. Поэтому, если говорить о России, то ей нужно развивать другие сферы экономики - и направлять свою высокообразованную и квалифицированную рабочую силу в эти сферы.
Би-би-си: Как достичь этого? Российские власти и сами говорили об этом все последние годы.
Э.М.: Правительство не прилагало достаточных усилий для этого. Я думаю, оно слишком мало внимания уделяло этой проблеме. Слишком легко было откладывать серьезные действия в экономике, пока нефть была дорогой. Теперь же, когда цена упала, власти вынуждены что-то предпринимать - однако теперь эти меры будут гораздо более болезненными, чем десять лет назад.

Не одна коррупция
Би-би-си: Возвращаясь к проблеме неравенства, думаете ли вы, что корни экономического неравенства повсюду универсальны?
Э.М.: Да, я думаю, что неравенство доходов в конечном счете может привести к неравенству возможностей, а неравенство возможностей в высокой степени коррелирует с неравенством в доступе к образованию и обретению навыков.
Люди, имеющие множество возможностей улучшать набор собственных навыков, имеют, в свою очередь, больше экономических возможностей. В конце концов, именно у них больше всего шансов получить высокий денежный доход.

Би-би-си: Но когда простые россияне рассуждают о причинах неравенства, чаще всего они вспоминают не о доступе к образованию, а о высоком уровне коррупции, приводящем к несправедливому распределению доходов.

Э.М.: Безусловно, в государственной сфере России присутствует коррупция, однако я бы не винил во всем только ее. Я думаю, проблема в недостатке альтернативы нефтяной экономике как источнику экономического продукта. Как только другие сектора российской промышленности заработают, проблема неравенства будет размыта. Возьмите, к примеру, Индию: там тоже хватает коррупции, однако они сумели развить свою промышленность до уровня, когда проблема безработицы перед ними практически уже не стоит, как в прежние годы.

Би-би-си: Вы уже упомянули одну из структурных проблем российской экономики: зависимость от нефтегазового экспорта. Какие еще слабые места вы видите?
Э.М.: Я думаю, это и есть главная проблема - недостаточная диверсификация экономики. Вы можете спросить, почему она недостаточно диверсифицирована. Это возвращает нас к проблеме инвестиций. Кроме того, российская экономика зарегулирована, слишком много бюрократических ограничений. Также мы имеем дело с недостатком финансирования в инновационную экономику. Здесь государство могло бы сыграть гораздо большую роль, даже если не само инвестируя, но субсидируя инвестиции, которые способствовали бы развитию новых секторов экономики. В течение долгих лет это не делалось, но, возможно, начнет осуществляться сейчас.

Би-би-си: Российское правительство говорит о необходимости всего этого постоянно.
Э.М.: Но при этом не делает ничего.
Би-би-си: Как вы думаете, почему?
Э.М.: Это типичная ситуация так называемой голландской болезни: поскольку у вас есть хороший доход из одного источника, вы откладываете развитие других источников. Слишком просто, богатея на нефти, не утруждать себя заботами о чем-либо еще. Именно это произошло в случае с Россией. Она не единственная, кто пострадал от чрезмерного количества нефти.
Надежда на импортозамещение

Би-би-си: Российские чиновники демонстрируют воодушевление, говоря о том, что нынешняя ситуация, обусловленная низкой нефтью и западными санкциями, дает нам шанс начать инвестировать в новые сектора промышленности. Что вы думаете по поводу этого шанса?
Э.М.: Знаете, на самом деле они могут быть правы в этом. Правда заключается в том, что если у вас появилась такая необходимость, вы начнете что-то предпринимать. Но это довольно порочная логика, ведь возникает вопрос, почему вас нужно принуждать к тому, чтобы что-то делать, почему вы не можете делать что-либо самостоятельно? Это и есть главный вопрос. Почему потребовалось обрушение нефтяного рынка, чтобы Россия начала инвестировать в другие сектора промышленности? Почему нужны были санкции со стороны США и ЕС, чтобы Россия задумалась о диверсификации экономики? Я не думаю, что мы имеем убедительные ответы на эти вопросы.

Би-би-си: Вы довольно часто приезжаете в Россию и имеете возможность видеть сами, как российские власти справляются с вызовами времени. Вам кажется, что в плане развития не углеводородных секторов промышленности власти делают достаточно?
Э.М.: Власти могли бы делать больше, поскольку российская экономика сейчас находится в рецессии. Когда вы находитесь перед лицом рецессии, нужно действовать по-крупному, масштабно.

Би-би-си: Насколько опасно это наложение во времени двух тенденций: структурные проблемы экономики и западные санкции?
Э.М.: Вообще я не думаю, что западные санкции здесь главное. Главное - это нефтяная ориентация российской экономики. Западные санкции, конечно, не помогают, но самый серьезный вызов сейчас - низкие цены на нефть.

Механизм истории
Би-би-си: Вы - один из основателей теории экономических механизмов. Какие институциональные механизмы вы могли бы предложить России? Что ей сейчас требуется?
Э.М.: России необходима система государственных кредитных гарантий, для того чтобы стимулировать инвестирование и предпринимательство.

Би-би-си: А если возвращаться к проблеме коррупции, то как вам кажется, можно ли сконструировать некие механизмы для борьбы с этой проблемой?
Э.М.: Некоторые страны пошли по этому пути: например, Сингапур. Это государство немало пострадало от коррупции, они решили эту проблему, идя по двум направлениям. Во-первых, они повысили зарплаты госслужащих до уровня, при котором чиновники стали получать такие зарплаты, что брать на себя дополнительные риски по взяточничеству стало экономически нецелесообразно. Во-вторых, они ужесточили наказание в случае поимки преступников. Из одной из самых коррумпированных стран Сингапур превратился в одну их самых прозрачных.
Би-би-си: Возможно ли применить этот опыт в России?
Э.М.: Конечно, Россия может идти по этому же пути.

Би-би-си: Но многие эксперты говорят о национальной специфике, которая мешает россиянам обходиться без коррупционных практик.
Э.М.: Я не верю в то, что ваша история обрекла вас на какие-то вещи. Мы всегда можем сделать что-то для преодоления нашего прошлого.
Посмотрите на Американскую революцию: новое правительство было создано по сути из ничего. Они жили под владычеством Британии в течение ста лет; как в итоге им удалось оборвать эту зависимость? Но ведь удалось. Народ России обладает живой фантазией, он очень талантлив, в высокой степени образован. Всем проблемам России есть соответствующие решения, просто нужна политическая воля, чтобы сделать то, что необходимо сделать.

Би-би-си: Вы сказали, что американское правительство было создано из ничего. Возможно, в этом и ответ? Мы в России к настоящему моменту имеем слишком большую и сложную историю - и создать нечто новое из ничего здесь невозможно?
Э.М.: Нет, я так не думаю. Это частично вопрос лидерства: наличия лидеров, которые не только понимали бы вектор развития страны, но имели бы волю к тому, чтобы воплотить задуманное. Многие страны на протяжении мировой истории меняли направления развития. История не может принудить нас оставаться на одном месте.

http://www.bbc.com/russian/business/2015/12/151208_eric_maskin_interview
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments