b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Вторжение в Чехию 1968 (после посещения Праги)

Одним из моих убеждений является то, что в стране с умеренным зомбированием никто не будет отождествлять ЛЮБОВЬ К РОДИНЕ с готовностью положить жизнь самого себя и (или) своих близких за вторжение на территорию иных стран или за режимы которые ВЛАСТЬ считает дружественными.
Замечу в скобках, что СССР по большей части дружила то со странами в которых правили то террористы и бандиты, то душегубцы, а то и людоеды (правда нам про них говорили и писали совсем иное).
Мне повезло с годом рождения и с тем, что я не участвовал во вторжениях в Чехословакию, Афганистан, Чечню и Грузию.
Тем не менее тема вторжения 1968 стояла передо мной довольно остро.
Если смерть Кеннеди и смену Хрущева я застал школьником, то при вторжении в Чехословакию я был уже студентом (застал его на геофизической практике в станице Абинская).
Один из одноклассников таки оказался в Чехословакии.
Но в тогдашней среде жизнеобитания мне было еще неясно, что 1968 год станет рубежом, определяющим отношение многих людей к режиму и к социализму и коммунизму.
Помимо пресловутой четверки было немало протестовавших внутри КПСС, в том числе вышедших из ее рядов.
Был и Еврокоммунизм и его лидеры прекрасно понимавшие что это означает для эволюции их партий и отношения к ним.
Помимо прочего закрытие намеченной Дубчеком ("Пражская Весна") альтернативы социализму советского образца означало, что другой тип социализма режим Брежнева (именно тогда он вышел на первый план подвинув Косыгина) не допустит и внутри страны. Это свидетельствовало и о траектории развития в духе дальнейшего закручивание идеологических гаек, попыток восстановления сталинских идеалов в политике, экономике (живущим во время Путина вполне могут понимать смысл понятия ПОПЫТКА РЕСТАВРАЦИИ).
По молодости лет я считал, что каждый порядочный человек после 1968 года обязан был выйти из КПСС.
И (само собой) считал, что никакие карьерные соображения не должны оправдывать вступление в КПСС после 1968 года.
В этой связи я и далее всегда со скептицизмам слушал мифы о том, что всякий способный человек в СССР обязан был вступить или попытаться вступить в КПСС.
Свою позицию временами стоит означать и может это и максимализм, но для меня лично такой компромисс и тогда и сейчас кажется непреемлемым.
Я прекрасно помню как исступленно сражались с нашими в хоккей чехи. Наверное это была единственная форма молчаливого протеста и презрения в которой тройка Недоманского означала больше чем столкновение с китайцами на давно уничтоженном острове Даманский.
Я не любитель ни телевизора ни хоккея.
Но я не мог болеть ни за наших ни за чехов
Но я смотрел и восхищался их борьбой и как миллионы телезрителей не мог не ощущать мужество защитников этой раздавленной советским кирзовым сапогом свободы.
Но от 1968 (Чехословакия) до 1979 (Афганистан) и тем более до 1991 и 2009 прошло немало лет и острота восприятия стала притупляться.
По работе я встречался с чехами и словаками, но обстановка всегда была довольно напряженной, говорить об этом было нереально.
Трудно представить происходящее без метафоры.
Конечно, представить дружественные китайские танки на улице Горького (ныне Тверской) и китайские гарнизоны во всех крупных городах, дома и школы для китайцев из этих гарнизонов и необходимость говорить о дружбе с великим Китаем и стремлении и впредь вслед за Великим Китаем, помогая ему в этом нелегком пути на еженедельных собраниях полноценно сможет не каждый.
Тем не менее только так, а не иначе мог воспринимать советское вторжение уничтожевшее Пражскую Весну 1968 года мой ровесник в Чехословакии.
Прошло много лет и я пониаю, что выросли и в России и в Чехии целые поколения, забывшие о существовании советских гарнизонов и тем более о начале вторжения, но мои ровесники помнят и вторжение и жестоко подавленные попытки сопротивления ему и унижение терпеть ненавистный режим.
Все это было и в Венгрии и в Польше и в ГДР, но Венгрия была слишком рано для меня, а в Польше благодаря мужеству Ярузельского (как пишет Пиотровский "носящему черные очки от неразделенной любви к Родине") все обошлось почти без крови и с меньшим национальным унижением.
Собственно свою позицию я изложил.
Теперь о Чехии. Мне не удалось, да и странным до нелепого унижения и меня и даже России было бы теперь вызывать кого-то на беседу и делиться своими впечатлениями о былой симпатии к их борьбе и о том как много она означала для моего понимания происходящего в моей собственной стране.
Однако, когда я вижу вполне коммерческую приветливость обслуживающего персонала, читаю издевки над архитектурным и идеологическим тоталитаризмом советских времен невольно хочется за что-то уцепиться (хотя бы за пражское метро, за трамваи которые нам тогда поставляли, за программы которые мы делали вместе).
И вот в третьем книжном который я посетил я встретил книжку на русском которую считал бы необходимым поместить в интернете.
Книга была объемом страниц в 250-400 и целиком состояла из фотодокументов и свидетелей вторжения с чешской стороны.
Как известно все было просто
Войска Прикарпатского военного округа, а также Венгрии, Польши и ГДР вошли с разных сторон, а на Пражский аэродром приземлился самолет с десантниками и затем десантировались Антеи.
Теперь представьте как из Внуково, Домодедова и Шереметьева идут колонны китайских танков, как захватывают телевидение, как стоят на Красной площади, как в ответ на попытки остановить или поджечь танки они идут на толпу и стреляют и давят.
Как бумагами с иероглифами солдатам пытаются внушить, как офицеры вынуждены заставлять солдат действовать под угрозой расстрела, бессилие перед лицом агрессии...
Как писал Константин Симонов "На тебя идет танк, а ты с голыми руками. Он тебя давит, а ты ничего не можешь"
Примерно такое впечатление отлитое в фотодокументах и коротких врезках воспоминаний и плакатов оставляет эта книга
Не купил я ее не из-за цены (всего около 2000р) или веса (не более кило), а просто потому, что я не мазохист.
Я не хочу смаковать ощущение неправоты страны в которой я жил, не могу ничего возразить офицерам и солдатам которые там были и выполняли приказ (слышал, что были и случаи расстрелов на месте за неподчинение приказу).
Почти наверняка окажись я обритым и одетым в солдатскую форму я был бы таким же как все и потому я не могу их обвинять. Именно в этом трагедия ситуации, которая возникает в обществе с хорошо смазанной вертикалью управления.

Во главе надежной вертикали почти всегда стоит параноик и авантюрист (типа Гитлера, Сталина, Чавеса) - другому усидеть трудно.
Но когда комплекс неполноценности и тупость и одномерность мышления приводят в столкновение страны и народы остается только сокрушаясь вспоминать: "Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает"
Tags: Факты истории?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments