b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Левые вздохи в "Европейском" университете

Существующая Ялтинско-Потсдамская система международных отношений не работает и очень скоро рухнет, считает декан факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Артемий Магун.

А.М.: Так и получается. Либеральная демократия - это, по определению, выборы со стороны тех, кто считает себя более или менее компетентным. Это в чем-то залог того, что люди голосуют осознанно, что это осмысленный выбор. Если же ситуация будет, как в СССР, когда на выборы надо ходить обязательно, тогда выборы становятся совершенно некомпетентными.
В либеральной демократии, если человек решил прийти, то это его осознанное решение. Другое дело, что эти люди выбирают не случайных персонажей, а представителей элит.
Но на примере "брексита" мы можем предположить, что даже и придя на выборы, многие голосуют по вкусовым соображениям, бездумно, оставаясь тем самым аполитичными, даже несмотря на участие в выборах. Этим объясняется так называемый "популизм", то есть победа эклектичных и риторичных политических программ, апеллирующих ко всей нации.

Трамп как политический маркетолог
Би-би-си: Но не свидетельствует ли это о том, что все-таки демократия на поверку оказывается не такой уж и демократией: что людям политика особо уже не интересна, и что всё это не есть хорошо, в конечном счете?
В буржуазном обществе присутствует феномен деполитизации, он с самого начала был заложен. Люди в такого рода обществах считают своей главной целью все-таки коммерческую деятельность, потребление, а не политику
Артемий Магун, политолог

А.М.: В буржуазном обществе присутствует феномен деполитизации, он с самого начала был заложен. Люди в такого рода обществах считают своей главной целью все-таки коммерческую деятельность, потребление, а не политику. Поэтому в XX веке, как иллюстрация и рефлексия этих тенденций, появилась концепция демократии, разработанная австрийским социологом и экономистом Йозефом Шумпетером.
Она состоит в том, что, в принципе, никто всерьез не предполагает и не делает вид, что люди сами правят страной. Партиципаторная культура - культура активного гражданства, участия в собраниях и общественной деятельности - не так и нужна.
Люди голосуют на выборах так же, как они голосуют в супермаркете, выбирая марку товара. Они же выбирают лучший продукт, который им больше нравится. А на политических выборах, по Шумпетеру, избиратели выбирают тех представителей элиты, которые им больше нравятся.

Би-би-си: Но здесь на задний план отходят люди/покупатели, и на передний план выходит весь этот маркетинг, борьба за покупателя - избиратель низводится до потребителя.
А.М.: Да, это модель маркетинга. В этом смысле Трамп - классический пример этой модели, потому что он бизнесмен. Он очень хорошо понял, как лучше всего отразить потребительские предпочтения и красиво их упаковать. В модели, построенной Шумпетером, человек не должен притворяться, что он активный гражданин.
Но он хотя бы действует как пусть и пассивный потребитель, но считающий политику важной сферой.
Логическим следствием шумпетерианской модели является то, что политический выбор низводится до уровня выбора товара в магазине - все равно что более симпатичной матрешки на витрине

Би-би-си: Получается, что представление об общем благе, которое мы на самом деле должны решать при помощи демократической процедуры, низводится, уплощается до выбора в супермаркете?
А.М.: Да, шумпетеровская модель совершенно саморазоблачительная и циничная. Парадоксально, что современная американская политология основывается именно на ней, притом что Америка на уровне ценностей декларирует обратное. Она вообще гордится своими достижениями в рамках республиканского, партиципаторного, идеала - но рефлексия у американской политологии, скорее, шумпетерианская.
Основная же проблема заключается в том, что шумпетерианская модель, распространившись в сознании, поддерживает себя сама, а именно, делегитимирует систему до такой степени, что люди действительно начинают вести себя как потребители и теряют интерес к политике как сфере деятельности.

Би-би-си: Именно сейчас это и происходит в США?
А.М.: Да. Шумпетер остается релевантным, но кроме того разрушается доверие граждан к институтам, разрушается их идентификация с теми, кто баллотируется на выборные должности. Причем это в США происходит уже давно, это монополистическая система. Если мы посмотрим на XX век, то в США в политике идет соревнование, в основном, представителей очень крупного капитала, аристократических семей. Эта модель очень элитистская. И в Америке, в отличие от других стран, этого не стесняются.

А.М.: Вообще я не сомневаюсь, что демократия - вещь хорошая. Она отвечает естественным свойствам человека. В человеке заложена "субъектность", воля к тому, чтобы самому решать и действовать, а задача политической сферы создать такую систему, где максимальное количество субъектов чувствовали бы себя максимально свободными и деятельными. Эта ценность заложена в либеральной демократии, просто она не реализуется. Как ее реализовать?
Безусловно, всеобщие, индивидуальные, тайные выборы не являются идеальной моделью для реализации этого векового идеала. Да и демократией эта система была названа случайно.

Система выборов в политической теории традиционно называлась аристократической. Потому что на выборах выбирается некто лучший - Αριστός по-гречески "лучший"). Демократической она была названа только по одной причине: если раньше лучших избирали в некотором смысле лучшие (наиболее умные и компетентные), то потом в электоральную базу включили практически всех. И назвали это демократией, но на самом деле это сокращение: надо говорить "аристократическая демократия". Но на мой взгляд, ее демократический потенциал может быть реализован, просто никто не хочет его реализовывать.

Би-би-си: Почему? Кто не хочет?
А.М.: Вот эти самые аристократические элиты - они и не хотят. Кому это надо? Сам капитализм не заточен на демократию, она ему мешает. Капитализм основан на том, что есть угнетенный класс, который, условно говоря, подметает пол. И есть те, кто им правят. В ситуации такого раскола пытаться построить по-настоящему партиципаторную модель, воплощающую народную волю, может быть опасно для элит.
Сам капитализм не заточен на демократию, она ему мешает. Капитализм основан на том, что есть угнетенный класс, который, условно говоря, подметает пол

Би-би-си: Получается, путей легитимации демократии нет?
А.М.: Проблема того, как это можно сделать, на самом деле огромна. Люди, как правило, в буржуазном обществе не интересуются политикой. Демократия - и это многие социальные мыслители уже давно видели, такие как Монтескьё, Руссо и другие - настоящая демократия, если мы не шутим, пытаемся сделать что-то реально демократическое, - она требует добродетели. Сегодня добродетелью мы бы назвали общие ценности, соответствующие им социальные навыки, работающую социальную ткань. И главное, нужно что-то, что бы вовлекало человека в коллективную деятельность и в то же время учило его быть склонным к компромиссу.

Возможно, рисование стенгазет, участие в собраниях и митингах у многих в СССР и вызывало бюрократическую оскомину, но это всё можно занести в категорию гражданской активности, которая в идеале является важным элементом политического участия граждан.

Откуда эти навыки берутся? Моя утопия состоит в том, что сегодняшняя аристократия должна сама понимать, что ей нужно реализовывать свои имплицитные демократические ценности, иначе вообще непонятно, зачем она нам нужна. И тогда начинается стимулирование демократического процесса с их стороны. В некоторой степени это делается: в частности, со стороны европейской социал-демократии. Но только это надо делать по-честному, так, чтобы твое положение действительно было на кону. Если же ты сидишь в безопасности и говоришь: "А вот тут еще комитет создайте, тут еще один комитет", - то это не очень всерьез получается. Люди не будут чувствовать, что в этом есть смысл. Тут политик должен ставить себя в зависимость от массы.

В принципе, СССР в каком-то смысле что-то пытался сделать в этом направлении. Демократическое государство - это государство, которое создает у себя какие-то школы гражданственности, не без принуждения. То, что так не нравилось советской интеллигенции, из-за чего она хотела уничтожить СССР, - это то, что всех на собрания заставляют ходить.

Но извините, может, это были плохие собрания, но сама идея собраний - и есть единственное условие демократии. Альтернативная идея - идея демобилизации, а демобилизация приводит к авторитаризму или к монопольному олигархизму, как в Америке, но разница не очень большая.

http://www.bbc.com/russian/features-38415640


Не сильно удивляет просматриваемая левизна
Поражает поверхностность знания СССР и претензии на глубокомысленность на такой базе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment