b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Ликуй росс ! Полтриллиона в ВВП отыскались...

Фронтовые полтриллиона
Росстат досчитал в ВВП 2015 года стоимость военно-политических изменений для России

10.01.2017
Опубликованные данные Росстата о переоценке ВВП дают основания для косвенных оценок стоимости для экономики "мобилизации" лета 2015 года. Досчеты статистиков данных о произведенном валовом продукте в секторе госуправления и военной безопасности полтора года назад добавили ВВП 2015 года 0,7 процентного пункта, или около 560 млрд руб. Значительная часть этих расходов, минимум сотни миллиардов рублей в год — это затраты на работу ВПК и силовых ведомств в новом режиме, учитывающем конфликты на востоке Украины и в Сирии.

Росстат в рамках плановых работ произвел переоценку поквартальных и годовых данных о ВВП за 2014-2016 годы. Это рутинная работа статистического ведомства. В случае с 2014 годом опубликована пятая (и последняя в обычном режиме) оценка валового внутреннего продукта за год, в случае 2015 года — третья, для 2016 года дана первая официальная оценка ВВП за третий квартал. Крайне интересные данные приведены в оценках не за прошлый, а за позапрошлый год. Росстат снизил оценку годового падения ВВП (вызванного преимущественно последствиями нефтяного шока) в 2015 году с 3,7% до 3%, причем объяснения этому — досчеты результатов работы секторов госуправления и обеспечения военной безопасности.

Оттепель в экономике началась в декабре
Статистика военного сектора в силу множества причин, от временных режимов снятия гостайны до невысокой оперативности данных, поступающих от предприятий и организаций, связанных с силовыми структурами, пересматривается достаточно часто не только в России. Так, при переходе на новый план системы национальных счетов 2008 года, начатом ведомством в 2015 году пересчетом данных за 2011-2015 годы, вопрос об учете военных закупок в расчете потребления основного капитала был одним из крупных изменений наряду с учетом оценок теневой аренды жилья. Впрочем, пересчет ВВП 2015 года к методике отношения, видимо, не имеет: все крупные изменения, позволившие Росстату найти 0,7 процентного пункта изменения ВВП, пришлись на третий квартал 2015 года.

Ситуация в секторе госуправления и военной безопасности ранее оценивалась Росстатом как спад на 0,8% год к году. Однако в третьей оценке статистики обнаружили в секторе рекордный рост — 3,4%. Напомним, на этот период в секторе госуправления никакого видимого роста выпуска происходить не могло: бюджеты всего госсектора с начала 2015 года были де-факто заморожены, с большой вероятностью (детализованной статистики на этот счет нет) именно в госуправлении динамика соответствовала общеэкономическому тренду — порядка 1-2% падения. Тем более важна вторая часть сектора, оборонная — именно в третьем квартале 2015 года "околовоенные" мероприятия Минобороны должны были быть максимальны.

Напомним, третий квартал 2015 года ознаменовался очередным сильным обострением в военном конфликте на востоке Украины. Напряженность распространялась и на Запад — 20 июля военное командование Финляндии объявило о намерении усилить оборону восточных рубежей страны из-за роли России в событиях на Украине, а в госструктурах РФ говорили о контрмерах. К середине августа режим перемирия в Донбассе фактически был сорван. При этом 30 сентября 2015 года, как раз в последний отчетный день третьего квартала, Россия присоединилась к военной операции в Сирии. Однако очевидно, что это потребовало предварительных военных приготовлений, как в случае с Украиной — передислокации войск по территории РФ, изменений в графиках военных мероприятий и т. д.

Речь, разумеется, не может идти о том, что 0,7% ВВП 2015 года, или 560 млрд руб.— это чистые военные расходы России, связанные с востоком Украины и Сирией в третьем квартале 2015 года. Динамика ВВП за этот период лишь косвенно показывает порядки суммарных расходов РФ для приведения и оборонного комплекса, и госаппарата в новый "более военный", чем ранее, режим. "Произведенный" валовой продукт в секторе обеспечения военной безопасности должен включать в себя и стоимость передислокации войск, и дополнительно произведенные оборонным комплексом вооружения, и переброску материальных резервов с расходами на транспорт, и наем персонала, и дополнительную работу не только военных, но и других силовых структур. В статистике расходов федерального бюджета РФ оценить всплеск именно военных расходов почти невозможно, немалая часть из них оплачивается по статьям "общегосударственные расходы", "общеэкономические расходы", а также в закрытой части бюджета — в общую же цифру, вычисляемую из пересчета Росстата, попали и "мобилизационные" мероприятия региональных властей.

Тем не менее с очень большой вероятностью досчеты Росстата соответствуют по крайней мере по порядку величины именно цифрам стоимости перевода национальной экономики в новый режим, соответствующий возросшим военным угрозам РФ.

В марте 2016 года президент Владимир Путин на встрече с военными в Кремле оценивал расходы РФ на военную операцию в Сирии за полгода в 33 млрд руб. Очевидно, что речь идет в данном случае только о прямых расходах, тогда как все "околовоенные" траты РФ (напомним, производство в секторе госуправления и обеспечения военной безопасности более или менее соответствует госрасходам на эти цели, производимым "продуктом" является управление государством и достижение военной безопасности) на порядок выше — это сотни миллиардов рублей в квартал или, грубо, до триллиона рублей допрасходов для работ Минобороны и подчиненных и координирующих с ним работу структур по предотвращению выросших военных угроз РФ. Валовая "стоимость" для РФ конфликта на востоке Украины, отметим, ранее никогда не приводилась.

В этой части сведения Росстата вполне соответствуют популярному экономическому заблуждению, "теории разбитых стекол". Околовоенные мероприятия могут статистически вызвать дополнительный рост ВВП, однако эти траты так или иначе вынужденны и не приводят к росту национального благосостояния. Переоценка ВВП за 2015 год может изменить годовые оценки ВВП ушедшего года (до переоценки данных 2015 года ожидался спад на уровне 0,5-0,6%). Но никакие изменения статистических показателей не изменят того факта, что перемещение военных грузов и войск, а тем более участие в вооруженных конфликтах, с отменой системы аннексий и контрибуций уже не делают ни одну их страну-участника богаче.

Дмитрий Бутрин, Олег Сапожков
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/3187394
Subscribe

  • Слушая новояз

    В МИД РФ назвали условия исключения США из списка недружественных стран Москва исключит США из списка недружественных стран, когда Вашингтон…

  • Поближе к благу и блаженству?

    "Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье в целом не только как отсутствие болезней и физических дефектов, но как гармонию…

  • Похоже на машину времени (лексика Брежнева (образца 1972-78 года)

    " Почти полвека посвятил своей профессии донской тракторист Александр Дмитриевич Бондаренко, представитель трудовой династии, он душой болеет за дело…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment