b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Из интервью Аркадия Бабченко

- Усталость и разочарование могут привести к так называемому молдавскому сценарию: шли, шли в Европу, а потом развернулись — и выбрали пророссийского президента. Или война и то количество жертв, которые понесла Украина, станут сдерживающим фактором?

— Знаете, может быть что угодно. Может быть и большая война. Я, например, думаю, что Путин не оставил планов по откусыванию значительного куска Востока Украины. Я вижу — и это можно утверждать довольно определенно — что действия по расшатыванию ситуации внутри Украины ведутся. Иногда ведутся довольно неплохо.

- Пропаганда и теракты?

— Теракты, убийства, вбросы и расшатывания. И самое главное — это пропаганда. Иногда она бывает успешной, и это надо признать. Но, в любом случае, все зависит от украинцев.

- Эти намерения захватить территорию Украины будут реализованы «Новороссией 2.0«?

— Формат уже неважен. «Новороссии 2.0» уже не будет, хотя может и получиться.

- Почему не будет?

— Из-за того, что пророссийские настроения сильно утеряны. Если раскачивать ситуацию, если за 10 лет не произойдет никаких изменений, а нефть вдруг скакнет до 150 долларов за баррель, то возможен и вариант «Новороссии». Мне кажется, если мы говорим об этой гипотетической возможности, более вероятен сценарий с введением регулярной армии и какой-то большой войны.

- Если использовать регулярную армию, то следует говорить о сотнях тысяч военнослужащих, которых придется привлечь для этой кампании. Достаточно ли в России ресурсов для такого масштабного вторжения?

— Такой ресурс в России есть. Это надо понимать. И те разговоры, которые я здесь слышу время от времени, о том, что Россия загибается, разваливается, а через год Путина не будет — это не так. Запас прочности в России еще достаточно силен. Нефть не рухнула, 50 долларов за баррель — вполне позволяет существовать этому режиму. И не просто существовать. И надо понимать, что с таким соседом Украина будет жить не год и не два, даже, думаю, что и не пять.

- Что Украина может сделать в такой ситуации?

— Строить правовое европейское государство, сильную экономику и сильную армию. И перестать ругаться друг с другом и начать строить страну.

- И это помешает Путину напасть?

— Если будет сильная армия, сильная экономика, то это будет сильный аргумент для сдерживания. Дело не в том, чтобы помешать ему напасть, а в том, чтобы дать ему понять, что нападение будет стоить очень дорого.

- По-вашему, Россия продолжит дестабилизировать ситуацию на территориях, подконтрольных Киеву?

— Будут, обязательно будут, и недооценивать их не надо. Самое главное сделано — агрессия купирована, эта раковая опухоль дальше не продвигается. Украина не может сейчас вернуть Донбасс. И самая главная задача состоит в том, чтобы не допустить дальнейшего распространения этой опухоли. Пока это сделано.

© AP Photo, Dmitry Lovetsky
Женщина в футболке с портретом российского президента Владимира Путина во время пророссийского митинга в Донецке

- Когда Украина вернет Донбасс, как вернуть ментально тех людей, которые пережили оккупацию и массированное воздействие российской пропаганды?

— Понимаете, война — это уже хорошая прививка. Если возвращать Донбасс силовым путем, а этот сценарий мне кажется наиболее вероятным, то Донецк не будет таким, как сейчас. Во-первых, люди, которые знают, что такое прятаться в подвалах с детьми от обстрелов и жрать собачатину, может, и останутся пропутинскими, пророссийскими, но второй раз переживать это они точно не захотят. Во-вторых, вернуть ментально очень сложно. Со взрослым поколением, на мой взгляд, это невозможно. Нужно ждать смены поколений и работать с новым поколением.

Говорить о суверенитете будет невозможно до того момента, пока над Изварино (на границе с РФ, — прим. ред.) не будет развеваться флаг Украины. До этого момента противоречия будут неразрешимы: Украина хочет вернуть свои территории, а Россия хочет получить часть территорий. Если это противоречие будет разрешено в пользу России, то Украина потеряет часть своего суверенитета, что станет большой политической травмой для нации.

- Кто сможет остановить вторжение Путина на Украину?

— Сейчас остановить вторжение России на Украину могут не только США, а мировое сообщество, где ведущую роль играют Штаты. Если они будут по-настоящему давать по рукам и говорить: «Парень, полезешь еще на 100 метров — мы тебе обеспечим такое, что мало не покажется».

- Получается, что ситуация патовая — мы не можем его остановить из-за недостатка ресурсов, а Запад не особо заинтересован?

— Жил бы я в Париже, то воевать за Авдеевку не поехал бы. Да. На данный момент ситуация патовая. Но по-настоящему это может остановить цена в 12 долларов за баррель нефти. Если нефть упадет до такой цены — этот режим рухнет через год-два. Советский Союз тоже ведь рухнул.

- Но довольно долго барахтался.

— Ну, эти тоже побарахтаются и рухнут. Пока, на мой взгляд, изменить ситуацию может только обрушение экономики.

- Предположим, нефть упала до 10 долларов за баррель, режим рухнул. Что происходит в России?

— Новые костры на Красной площади, собачатину жарят в бочках, бандитизм и беспредел, гражданская война. Короче говоря, берите и читайте про 1917 год — и будет примерно то же. Кто победит — это даже не прогнозируемо.
Либо возможен равный вариант мирного и бескровного перехода власти в руки либерально-демократической оппозиции. Если Навальный доживет, то он будет президентом. Сможет ли он удержать власть или не сможет — это другой вопрос.

- Но ведь нельзя исключить, что Навальный будет не без диктаторских замашек?

— Безусловно. Но все зависит от нас, россиян, сможем ли мы за достаточно короткое время возродить государственные институты, которые позволят нам контролировать власть. Если сможем, то неважно, будут у него диктаторские замашки или не будет. Если не сможем, то все по новой — опять новый хороший царь против плохого.
Но я не думаю, что либералы смогут удержать власть — все будет идти на ниспадающих трендах. Получится то же самое, что было в 1991-1992 годах: Советский Союз рухнул, пришли либералы (обычное ворье) — опа, и жрать нечего.

Кто виноват? Либералы. Не то, что страна 70 лет в г**не была, а либералы, которые за полгода все уничтожили. Произойдет то же самое. Кто виноват? Навальный. И неважно, что он у власти полгода.
Опять пойдет отторжение, новый Жириновский, новые коммунисты и другие. Как по мне, это два наиболее вероятных сценария развития событий.

- Некоторые аналитики прогнозируют расшатывание ситуации в Белоруссии. Могут ли россияне зайти с той стороны, и какие цели преследует Путин?

— Возможно. Владимир Владимирович Путин загнал себя в такую ситуацию, что контролировать внутреннюю политику он может только войной. Либо внешней, либо внутренней. Война в Чечне ему сейчас не нужна. При Путине войны в Чечне не будет, а будет после Путина. На данный момент есть Сирия и полузатухший Донбасс — они справляются и отвлекают. Если это перестанет срабатывать, то я не исключаю открытия новых театров военных действий.

- Но в Сирии пока не видно больших успехов.

— Сирия пока не особо эффективна, но пока хватает и пока сдерживает. Нефть есть, деньги есть, в Сирии воюем. Пока этого достаточно. Цена на нефть упадет — нужно будет что-то новое придумать.

- Скорее народ станет меньше есть, чем они станут меньше тратить на войну. Совпадение этих факторов может стать причиной протестов в России?

— Именно это станет причиной для протеста. Венесуэла тому пример. Нужно понимать, что это будет «колбасный протест» — протест за еду. Важно понимать, что битвы холодильника с телевизором не будет — они воюют на одной стороне.
Для диктатора нет ничего лучше, чем программа «нефть в обмен на продовольствие». Жрать нечего, кто виноват? Проклятые пиндосы, которые окружили нас со всех сторон. Что надо делать? Воевать с пиндосами. Где воевать с пиндосами? Давайте воевать с пиндосами на Украине. Так в упрощенном варианте выглядит их логика. Такие режимы устойчивы, они могут существовать десятилетиями. Но, в любом случае, они конечны. Конец их всегда одинаков — обрушение. Но, я думаю, до этого еще долго.

- Последствия такой войны с пиндосами хорошо видны в интервью матери российского контрактника Виктора Агеева, которого наши военные задержали на территории Украины. Насколько в этом интервью представлен срез российского общества?

— Интервью матери Агеева как раз озвучивает мысли тех самых 86%. Они реально так думают, но при этом все прекрасно понимают.

- Это конъюнктура?

— Нет. Это инфантилизм. Как ребенок, который разбил вазу, будет до последнего доказывать, что он не разбивал. Так и они — будут до последнего доказывать, что не знали, не понимали, что им так говорили по телевизору. Все они знают и все понимают. Инфантилизм — это общественно-политический строй в России, характеризующийся неспособностью нести ответственность за свои действия.

- Когда ситуация касается индивидуально каждого, то отношение меняется?

— В каждом случае по-разному. Большинство, конечно, прозревает. Когда они оказываются в тюрьме, то прозревают. Некоторые становятся оппозиционерами. Но есть та же самая Севастиди (в 2008 году во время российско-грузинской войны жительница Сочи Оксана Севастиди отправила SMS своему знакомому о том, что видела российскую военную технику, которая идет в сторону Абхазии. В 2016 году ее за это приговорили к 7 годам тюрьмы за госизмену, в марте 2017 года Путин помиловал ее, — прим. ред.), которая отсидела, вышла и говорит: «Спасибо Владимиру Владимировичу Путину». Есть Евгения Чудновец (воспитательница детского сада, которая получила 6 месяцев колонии за репост чужого видео, на котором был заснят момент с наказанием ребенка; спустя некоторое время судебный приговор был отменен, — прим. ред.), которая вышла и говорит: «Путин наш великий. Крым наш».

- Леонид Развозжаев, например.

— Развозжаев — это классический пример. Отсидел, а сейчас такой крымнашист, что держи меня семеро.

- Возвращаясь к осознанию войны между Россией и Украиной. Когда все эти агеевы перестанут ехать на Донбасс, чтобы выплачивать кредиты?

— Пока не перестанут. Перестанут, когда будут нормальная экономическая ситуация, свободный бизнес, возможность реализовать себя дома в городе Камышлов (город в Свердловской области РФ — прим. ред.), который стал известен благодаря тому, что оттуда было наибольшее количество репортажей по отправке этих людей на Донбасс. Я там служил в армии — это XIX век, абсолютный депрессняк, алкоголизм и тюрьма. Поэтому для них война на Донбассе — это возможность посмотреть мир.

Этот человек никогда в жизни территорию Камышловского района не покидал, ну, разве что, в тюрьму в Магадан. Тут он может поехать на Украину — он тут посмотрел мир, а еще может стать героем, может спасти русских от проклятых «фашисто-бандеровцев». Вот и вся мотивация. Бедность, пропаганда и «Боярышник» (в декабре 2016 года из-за отравления средством для ванн «Боярышник» скончались более 70 жителей Иркутской области РФ, — прим. ред.).

- Люди живут в XIX веке и ездят на войну, чтобы смотреть мир, но это не влияет на путинский режим. На чем он держится — на пропаганде или репрессиях?

— И на том, и на другом. Пропаганда по зомбоящику оказалась замечательным инструментом. Я не думал, что страной можно так управлять при помощи телевизора, но оказалось, что можно. Раньше я недооценивал, но сейчас говорю, что эти люди получают свои деньги абсолютно не зря. При этом надо понимать, что пропаганда легла на хорошую почву — люди действительно хотели этого величия, имперскости. Россия до сих пор — это имперская и ксенофобская страна. В 1991 году страна попыталась сделать разворот. Не вышло — и развернулись обратно.

Когда говорят, что у Путина рейтинг 86% — это неправда, такого рейтинга у него нет.
Его поддерживает большинство — 55-60%, я оцениваю это так. Когда случился «Крымнаш», то рейтинг реально был на уровне 86%, а, может, даже и 90%. Сейчас поменьше.
Да и Крым ушел из повестки среднестатистического обывателя в России.
Когда аннексировали Крым, то у людей остекленели глаза, и они начали говорить, что мы великие, «Крым наш» и Путин великий.
Невозможно было разговаривать.

http://inosmi.ru/politic/20170719/239840073.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment