b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Экономика совместного потребления

Экономика совместного потребления зародилась в сегменте luxury, позволяя людям с небольшими доходами пользоваться тем, что им раньше было недоступно: гибридными автомобилями, роскошными машинами, дорогой квартирой в престижном районе.
Но со временем тренд «пошел в массы». «Sharing economy начиналась с вилл, частных самолетов и подобных дорогих вещей.
Затем тренд постепенно стал доступен среднему классу, а сейчас речь идет о том, что “делить” люди начинают недорогие вещи. Взять в аренду, чтобы не покупать, в Китае теперь можно, к примеру, зонтик — такую услугу жителям Поднебесной предлагает стартап Sharing E Umbrella»,— рассказывает основатель более 40 проектов, включая KupiVip, CarPrice, CarFix, член совета директоров Альфа-банка Оскар Хартманн.

Согласно уже упоминавшемуся отчету PricewaterhouseCoopers, 43% клиентов шеринговых компаний считают, что собственность — это бремя. 72% граждан США в целом могли бы стать клиентами таких бизнесов. Кроме того, на популярность шеринговых услуг влияет растущее доверие к согражданам: 29% опрошенных заявили, что с прошлого года стали больше доверять людям, при этом 62% признались, что, напротив, стали меньше доверять брендам. Только половина респондентов считают, что владение чем-то — хороший способ продемонстрировать свой статус в обществе. При этом четыре из пяти потенциальных потребителей заявили, что брать в аренду вещь выгоднее, чем ею владеть.

Только машина — ничего личного
Московский каршеринг подрос и уже может считаться полноценным и, главное, конкурентоспособным городским транспортом наряду с обычным такси и сервисом Uber. Но полагаться только на него пока не получается: с ним надо держать ухо востро, проявлять гибкость и всегда иметь запасной вариант поездки.
Отметим: опрашивали американцев всех возрастов, но больше всего к совместному использованию все-таки тяготеют люди до 25 лет. Среди них подавляющее большинство как никогда раньше далеки от материализма. Что ж, американская молодежь в этом плане похожа на европейскую, российскую и практически любую другую.

По словам директора коворкингов Workki в России Игоря Шулинина, из-за этого с Запада к нам идет мода на коливинги — модернизированные варианты общежитий, более современные, комфортные, стильные и оснащенные необходимой для жизни техникой. «А если говорить о совсем далекой перспективе, то, возможно, к нам придет практика арабских стран на заключение временного брака. По сути, это тот же вид шерингового сервиса, при котором отношения ограничены во времени и супруги пользуются всеми благами брака ровно столько, сколько им это интересно»,— почти всерьез прогнозирует Игорь Шулинин. Впрочем, эта тенденция воплотится в жизнь едва ли. Во всяком случае, немецкое приложение Ohlala, которое предлагает пользователям-мужчинам заказывать платные свидания с девушками, через несколько месяцев работы по факту прекратило функционировать (создатели приложения упорно доказывали, что речь не шла об эскорт-услугах, но им не поверили).

Статус или свобода
«Шеринг в конкретной стране набирает популярность, когда ее граждане приходят к компромиссу восприятия статусных индикаторов»
,— рассуждает Екатерина Макарова, CEO и сооснователь BelkaCar. В переводе это означает, что жить так можно лишь в том обществе, где понты уже не дороже денег.

Но если даже в Европе, не склонной к публичному потреблению, sharing economy приживается хуже, чем в Америке,— что уж тогда говорить о России. Совместная аренда квартир, субаренда офисов для бизнеса — все это еще только начинает развиваться в российских городах-миллионниках (даже Uber пришел всего лишь в три десятка российских городов, не говоря уж о более экзотических сервисах). Впрочем, и тут нет правил без исключений: считается, что, например, каршеринг в Москве приживается даже лучше, чем в других европейских столицах. Помимо этого в Москве бум стартапов, связанных с прокатом вечерних платьев, велосипедов, самокатов и скейтбордов, напрокат можно взять даже ноутбук.

Более того, наши бизнесмены из шеринговой сферы сами мало чем владеют, пытаясь личным примером увлечь клиентуру. У управляющего партнера каршеринга YouDrive Бориса Голикова, само собой, нет собственного автомобиля: как и требуется от такого предпринимателя, он пользуется каршерингом.
Квартирой Голиков тоже не владеет, хотя тут можно было бы и дать себе поблажку. «Я стараюсь не привязываться к вещам: на мой взгляд, легкое отношение к ним и возможность их менять представляют большую ценность для внутреннего развития личности — нет стагнации, ты постоянно осваиваешь что-то новое. А если смотреть на это с практичной точки зрения, лучшей зарядки для мозга просто не придумаешь»,— уверяет Борис Голиков.

Он не одинок в таком стремлении избавиться от всего лишнего — арендуют что-либо большинство владельцев шеринговых бизнесов. Многие обращаются и в прокат платьев, электроинструментов, фототехники, тренажеров и игровых приставок.

Фактически sharing economy проникла в сам бизнес, и любой актив сдается в прокат.
«Экономика совместного потребления продолжит менять отношение людей к собственности, и в ближайшее время все больше владельцев активов (недвижимости, транспорта, электроники, предметов роскоши) придут к тому, чтобы начать использовать их для получения дохода»,— прогнозирует генеральный директор Airbnb в России и странах Восточной Европы Андрей Вербицкий.

Без права на собственность
Коворкинги и прокаты машин — это уже мейнстрим. Сейчас модно предлагать самые неожиданные вещи в аренду. В Москве есть пара десятков сервисов проката детских игрушек, которые пользуются большой популярностью. Директор проката игрушек и детских товаров «Вишенка» Марина Спирякина, похоже, уверена, что детям игрушки покупать вообще не надо. «Малышу до четырех лет на каждый возрастной этап жизни необходима масса развивающих товаров. И чем ребенок младше, тем короче эти возрастные этапы»,— объясняет она. Результат: дом обрастает множеством ненужных игрушек.

Подобные «Вишенке» сервисы сдают свои товары в аренду на срок от суток до нескольких месяцев и порой даже не требуют залога. Изначально предполагалось, что пользоваться ими будут малообеспеченные семьи, но в итоге клиенты оказались средним классом — как в США и Европе, так и в России. Марина Спирякина считает, что все дело в практичности любого проката. «Мы не будем, как наши бабушки, складировать на антресолях дорогие сервизы “Мадонна”, старые младенческие вещи и сломанные санки, ведь сейчас в аренду можно взять даже животных и мужей!» — смеется она.

О том, что на смену поколениям, которым обязательно был нужен «свой угол», приходит поколение, для которого главное, чтобы было удобно, и бог с ней, с собственностью, говорят все бизнесмены этой сферы.

«Cвое имущество мы можем использовать нерегулярно. Так, подсчеты показали, что в среднем личный автомобиль мы используем лишь 3% времени. Дав возможность другим людям пользоваться имуществом, мы делим с ними свои издержки и хотя бы частично можем окупить затраты на приобретение этого имущества»,— приводит пример Оскар Хартманн. Он также полагает, что вложение в собственную недвижимость больше не приносит доходов и лишь привяжет нас к определенному месту.

Бизнесмена это натолкнуло на идею создания краудфандинговой площадки, которая занимается коллективными инвестициями в объекты коммерческой недвижимости AKTIVO. Площадка специализируется на дорогих объектах, недоступных частным инвесторам поодиночке. Однако вкладываются они не для владения, а для последующей сдачи в аренду, поэтому Оскар Хартманн причисляет этот проект к sharing economy.

Даже старые, устоявшиеся бизнесы замечают эти изменения и сами становятся фактически прокатными сервисами. «Мы наблюдаем изменение стереотипов потребительского поведения, ментальности. Это связано с вхождением в платежеспособный возраст поколений Y и Z, поэтому все большую популярность приобретают ценности, связанные не с накопительством и стабильным владением чем-либо, а со свободой и возможностью получать разный опыт и впечатления»,— рассказывает руководитель сети World Gym в России Ольга Киселева.

Из-за этого сам World Gym даже меняет схему работы: переходит на выстраивание взаимоотношений с сотрудниками на основе аренды. Тренеры заключают договор аренды помещений и работают как предприниматели, предоставляя свои услуги посетителям. Кроме того, члены фитнес-клубов не готовы вкладывать большие деньги в годовое членство. Поэтому нередко индустрия предлагает короткие абонементы и рекуррентные платежи, то есть помесячное списание с расчетных счетов.

На такую модель переходят все больше фитнес-центров. Часто они предоставляют какую-то одну услугу и предлагают в аренду сопутствующие товары — скажем, полотенца напрокат, а иногда даже стирку вещей.

https://www.kommersant.ru/doc/3386238?utm_source=kommersant&utm_medium=all&utm_campaign=spec
Subscribe

  • Пора сбросить BackUp ?!!

    2 августа 2021 г. Редакция | The New York Times Новая форма российской оргпреступности угрожает миру "Экран гаснет. Появляется сообщение на грубом…

  • "Почему я и весел и здоров? Почему я забыл про докторов"

    Все идет к тому, что только и останутся холодный душ и бег на месте (но в маске)…

  • (no subject)

    Экспорт товаров из России, по данным ФТС, в среднем за последние пять лет составил $371 млрд. В российском экспорте традиционно преобладают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment