b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

От Шуберта до паломнического центра

У нас в гостях – журналист Анатолий Баранов. А по Skype с нами на связи правозащитник, политолог Евгений Ихлов.

Давайте посмотрим фрагмент из яркого турне Владимира Путина по Крыму.

Владимир Путин: Очень многие истории, они полезные, особенно для молодых людей. Судьбу Шуберта вы знаете, да? Шуберта. Ну вот, он был молодой человек совсем, умер, когда ему было тридцать с небольшим, по-моему.

– 31.

Владимир Путин: 31 год. И у него не складывались отношения с женщинами. Вот он однажды пошел в профессиональную женскую среду, заболел нехорошей болезнью и умер. Гениальный композитор, понимаете. Вот это ирония судьбы, понимаете, это трагедия. Это одна эпоха, одни люди, одни судьбы.

А взять Великую Отечественную, как создавалась Седьмая симфония Шостаковича. Вот я об этом хорошо знаю, я сам из Ленинграда, из Петербурга, все там знают об этом, ну, вы тоже. Но не все знают об этом в стране, особенно молодые люди. Об этом надо рассказывать, как создавались и другие произведения. Это очень интересно, познавательно и полезно. Я желаю вам успехов!

Андрей Трухан: Владимир Путин на встрече с творческими молодыми людьми в аннексированном Крыму. Анатолий, что это – начало предвыборной кампании? Или Владимир Путин отдыхает?

Анатолий Баранов: Сегодня я пробежал новостные ленты. И более правдоподобной... я не очень люблю украинские СМИ, но в данном случае так выглядит версия украинских СМИ о том, что наши лидеры в Крыму летом малость расслабились. Там и фотографии есть довольно смешные.

Андрей Трухан: Которых в российских СМИ нет?

Анатолий Баранов: Нет. У нас фотографии только протокольные – ну, это традиция добрая. А там – неформальные. Ну, может быть, расслабились, потому что то, что он рассказывал про... Ну, умер Шуберт от дурной болезни. Ну и что?

Андрей Трухан: Это же одна из версий.

Анатолий Баранов: В те годы это не лечили. Почтенный человек, отец Уинстона Черчилля, министр финансов Британской империи умер от сифилиса, к тому же он болел спинномозговой сухоткой – это поражение центральной нервной системы. Человек отличается достаточно экстравагантным поведением. В то время все британские СМИ были заполнены карикатурами на очередное выступление министра финансов Черчилля-старшего.

Андрей Трухан: Они не догадывались? Или было принято больного человека травить?

Анатолий Баранов: Они знали. Но в то время это было дело достаточно распространенное. Ну, смеялись…

Я надеюсь, что у наших руководителей все с женщинами в порядке, они никуда не бегали. Выпили немножко – и все на этом.

Андрей Трухан: Евгений, как вы это восприняли? Действительно ли человек расслабился, воздух Крыма сыграл плохую шутку?

Евгений Ихлов: С ним любой воздух играет плохую роль, потому что все остроты как-то в одной сфере. Я не хочу комментировать диагноз и причину смерти прекрасного, волшебного композитора Шуберта.

Я хочу отметить, что, очевидно, поскольку Владимир Владимирович в простоте слова не скажет, но в работе с молодежью надо что-нибудь допустить фривольное – и тем открыть путь к сердцам. Понятно, что патриотизм, клерикализм и молодежь. Но молодежь такая, и надо им сказать что-нибудь такое. Но чтобы это было не поощрение к разврату, а наоборот, предостережение, так сказать, профилактика безопасного секса. Вот он сказал так. Президент Путин провел среди молодых лекцию о безопасном сексе. Больше я бы на эту тему говорить сегодня не хотел. Мне противно. Есть хорошая песня про того, кто он есть. Пусть все мысленно ее сейчас споют.

Андрей Трухан: Этот эпизод все-таки вызвал большой резонанс и среди молодежи, и не только.

А вот в этом турне, против которого выразило протест Министерство иностранных дел Украины, было что-то серьезное, политически важное для россиян, для всего мира?

Анатолий Баранов: Да, конечно. Что касается протеста Министерства иностранных дел Украины, то господин Климкин тоже очень крупный комик. Так что они могут смело выступать на пару.

А вот что касается политического момента, не надо забывать, что выборы президента у нас еще не очень скоро, а меньше чем через месяц будут выборы губернатора города Севастополь. Уже год господин Овчинников работает там как и.о. Надо сказать, работает не бесспорно, хотя и ситуация, может быть, ему там досталась не очень приятная. Тем не менее в свой предыдущий, сравнительно недавний приезд в Крым Путин встречался с Аксеновым, много ездил по Республике Крым. А времени для Севастополя и для и.о. губернатора Севастополя у него в тот момент не нашлось. И это уже вызвало много комментариев: может быть, в Кремле уже не очень-то и хотят своего назначенца? Ну, это реально назначенец. Сейчас в Севастополе ситуация сложная потому, что нет ни одного севастопольца на уровне от департамента и выше в руководстве города. То есть все – варяги. Два вице-губернатора из Пензы, все руководители департаментов – варяги. Начиная с и.о. губернатора.

Андрей Трухан: Это мешает руководству Кремля?

Анатолий Баранов: Насчет Кремля не знаю. Кремль достаточно далеко.

Ну, представьте, вас сейчас с Радио Свобода переведут на Радио Пензы. А вы в этой Пензе ни разу в жизни не были. И вот у вас сегодня эфир о проблемах городского хозяйства Пензы, а вы даже не знаете, как там главная улица называется. Вот такая ситуация.

То есть любому, даже толковому специалисту, чтобы чем-то руководить, надо некоторое количество времени (а обычно даже у толкового специалиста это исчисляется месяцами), чтобы войти в курс дела. А когда в курс дела надо входить целому правительству города – это вызывает серьезные проблемы. Проблем очень много, много скандалов, много всего не очень хорошего. И на фоне всего этого – выборы.

Андрей Трухан: Путин привез своего кандидата? Или он присматривается к прежним?

Анатолий Баранов: Когда он сейчас приехал, за спиной у Путина господин Овчинников просматривался, и в Севастополе он был.

А в Херсонесе он рассказал еще один замечательный анекдот – о том, что он хочет все-таки сделать из Херсонеса место паломничества, православную Мекку, потому что Херсонес – это начало русской государственности. Не знаю, кто ему это придумал, но вообще-то древний Херсонес, от начала своего существования в VI веке до нашей эры и до конца существования в XV веке уже нашей эры, ни одного дня в составе никакого русского государства не был. Даже полумифическое тьмутараканское княжество и то было достаточно далеко – на Таманском полуострове (если было вообще). А Путин эту тему тянет не первый год. Он говорит: "Надо создать паломнический центр в Херсонесе".

Андрей Трухан: Ну, может быть, мы чего-то не знаем? Как мы про Шуберта не знали, так мы не знаем и про православную Мекку. А президент что-то знает.

Анатолий Баранов: Ему объясняли ученые люди (а в Херсонесском музее работает достаточно весомый коллектив ученых-историков и археологов), что культурный слой везде, и на территории заповедника строить паломнический центр просто негде. Путин спустя какое-то время снова напомнил достаточно директивно: "Все-таки постройте в Херсонесе мне паломнический центр". Опять вопрос: а где? Там сплошная археология. Негде. И вот сейчас он опять к этому вернулся уже с другого конца – это теперь у нас начало русской государственности. Даже уже не Киев – мать городов русских, а Херсонес. Историки уже хохочут.

Андрей Трухан: Посмотрим, как историки будут хохотать, когда центр построят, ну, если не к выборам губернатора Севастополя, то к выборам президента России.

Анатолий Баранов: Ну, эта история довольно грустная, потому что Херсонес в XV веке просто бросили. А в XVIII веке русские военные в своих записках писали, что город достаточно хорошо сохранился, даже двери на домах, окна сохранились. То есть это были даже не развалины, а просто брошенный город. Но когда начали строить в конце XVIII века Ахтарское укрепление (еще даже не Севастополь), то обнаружили, что в Инкермане есть каменоломни. Это самое старое предприятие Российской Федерации, оно работает примерно с V века до нашей эры. Непрерывно работает. Во время Римской империи там был "ГУЛАГ", Римский папа Климент был туда направлен перевоспитываться трудом. И до сих пор там добывают камень. Но это далеко. А вот от Артиллерийской бухты, где начиналось строительство укрепления, Севастопольская бухта – до Херсонеса пешком. И военные достаточно долгое время для строительства Севастополя использовали древний Херсонес не как место паломничества, а как халявную каменоломню – в общем-то, готовые камни. И из-за этого большая часть руин оказалась безвозвратно потерянной.

Второй набег... Кстати, не надо клеветать на нашу культуру. Где-то к середине XIX века там уже начались регулярные раскопки, там появилась администрация, граф Уваров, крупный археолог, там много копал. Даже Уваровская базилика есть, им раскопанная. Но пока они строили замечательный Владимирский собор и монастырь при нем, они снесли огромный пласт культурного слоя в самом сердце городища. Владимирский собор – это XIX век.

И третий удар по Херсонесу нанесла Отечественная война. Там были бои. И если посмотреть на знаменитую колоннаду около колокола, они все пулями изрешечены. Но это уже война.

И тут надо бы думать о том, что дальше с этим делать. Это культурная ценность, и в России нет ничего похожего. Ну, в Турции, в Греции есть, конечно. А у нас такого городища, города с таким уровнем сохранности нет. И как бы это все восстановить, и как сохранить, как минимум, – вот о чем надо бы думать. А у нас верховные власти думают, как это в очередной раз использовать. Ну, не как каменоломню, конечно, но как-то использовать в достаточно корявом идеологическом ключе. И это дурно, это плохо.


https://www.svoboda.org/a/28688877.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments