b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Григорий Явлинский идет на выборы президента. Кто еще?

Григорий Явлинский идет на выборы президента. Кто еще? Обсудили Галина Михалева, Илья Яшин, Андрей Свинцов
На пресс-конференции в Москве 21 сентября Григорий Явлинский подтвердил, что пойдет на президентские выборы. Подписи, уверен, соберут. Соратники говорят, что задача – попасть во второй тур.

Предвыборную расстановку сил обсудили член политсовета движения "Солидарность" Илья Яшин, член Бюро партии "Яблоко" Галина Михалева, депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Свинцов.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: На пресс-конференции в Москве 21 сентября Григорий Явлинский подтвердил, что пойдет на президентские выборы. Алексей Навальный 22–24 сентября продолжит турне по России: Новосибирск, Хабаровск и Владивосток. Кто еще может пойти от оппозиции на выборы или как бы от оппозиции? Часто называют, например, Ксению Собчак. Предвыборную расстановку сил обсудят наши гости: член политсовета движения "Солидарность" Илья Яшин, член бюро партии "Яблоко" Галина Михалева, и к нам присоединится депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Свинцов. Я думаю, что мы начнем, наверное, с Григория Явлинского, с его последних заявлений, собственно, с его заявления о том, что он собирается на выборы, как он это видит.

Григорий Явлинский: Мы соберем подписи, мы не сомневаемся. Другое дело, что система, в которой практически отсутствует независимое финансирование, практически отсутствует независимая судебная и арбитражная власть, практически отсутствуют политически значимые средства массовой информации, конечно, это специфические выборы. Мы знаем, в какой системе мы живем и работаем.
А что касается разных форм давления – это все еще впереди, еще все будет. Будет в октябре, в ноябре, в декабре, не говоря уже о том, что будет после 1 января. Но мы примерно представляем, с какой системой мы имеем дело, да и все теперь представляют, с какой системой мы имеем дело. Мы имеем дело с системой, у которой культурный бренд – автомат Калашникова.

Михаил Соколов: Григорий Явлинский, его, я бы сказал, историческое заявление. Илья, Григорий Явлинский идет на выборы, вы довольны?

Илья Яшин: Отличная новость. Конечно, да. Вы знаете, я когда-то давно состоял в партит "Яблоко", и помню, там было такое крылатое выражение, цитата Явлинского: "И тогда мы пошли на радикальные меры – мы провели пресс-конференцию". Я рад, что Григорий Алексеевич верен себе, я рад, что он снова выдвигается в президенты, я рад, что он снова проводит пресс-конференции. Результат будет такой же, как всегда.

Михаил Соколов: Какой, как всегда?

Илья Яшин: Никакой. Понятно, что Григорий Алексеевич не собирается всерьез участвовать в этих выборах. Это такая декоративная кампания. К моему большому сожалению, Григорий Алексеевич, человек с большим интеллектуальным потенциалом, человек с большим жизненным опытом, каждый раз соглашается исполнять роль этой декорации. Собственно, на это он и подписывается в очередной раз.

Михаил Соколов: Галина Михалева, всерьез Григорий Явлинский идет на эти выборы?

Галина Михалева: Я не согласна, конечно, с Ильей, думаю, что в нем обида говорит, все-таки мы его исключили в свое время из "Яблока".

Илья Яшин: Кого вы только не исключили из "Яблока" в свое время.

Михаил Соколов: Кое-кто убежал. Мизулину помним, Яровую.

Галина Михалева: Мы вообще самая старая демократическая партия в новой России, так что это неудивительно. Люди разные бывают, ситуации бывают разные.

Михаил Соколов: И Навального исключили.

Галина Михалева: Навальный сам ушел. Но мы бы его исключили, если бы он не ушел.

Илья Яшин: Неправда, Навального исключили. Я помню, я был единственным членом бюро "Яблока", который голосовал против исключения Навального. Он отказался выступать. Голосование по исключению Навального было. Я голосовал против.

Галина Михалева: Ну и правильно сделали, потому что он был националист, потому что он организовывал "Русский марш".

Михаил Соколов: Вы говорите – Навальный был, значит, сейчас он уже не националист?

Галина Михалева: Сейчас его занесло в сторону популизма. Но популист может быть и интернационалистом, и националистом. Что от него ждет народ, то он и говорит.

Михаил Соколов: Возвращаемся к главному вопросу.

Галина Михалева: Я думаю, что Явлинский один из самых опытных и самых честных политиков в нашей стране. Самое главное, у него очень серьезные наработки, как можно почти в безнадежной ситуации реформировать нашу экономику. "500 дней" была отличная программа, если бы ее реализовали, мы бы жили в отличной стране, мы бы жили в нормальной стране, у нас было бы не хуже, условно, как в Венгрии какой-нибудь, совсем было бы не хуже. Кроме этого за Явлинским огромная партия специалистов, профессионалов, очень опытных людей.

Илья Яшин: Некоторые у Путина работают, как Артемьев.

Галина Михалева: Да, но который проводит при этом политику, очень много монопольных сговоров предотвратил Артемьев. Я думаю, это обязательная составляющая у любой партии, партия, которая всерьез борется за власть, она обязана участвовать во всех выборах и обязана участвовать в президентских выборах.

Кстати, у Явлинского не такие плохие результаты были – это просто все забыли. Последний раз против него выставили Прохорова, его подписи не засчитали. Предыдущий раз, когда он участвовал, он третье место занял. Вообще политика – это игра вдолгую, особенно в таком режиме, как наш.

Илья Яшин: Когда это было?

Галина Михалева: Последний раз это был 2000 год.

Илья Яшин: 17 лет назад всего.

Михаил Соколов: Так вот видите, при Путине ему не удавалось посоревноваться с Владимиром Путиным.

Галина Михалева: Один раз как раз, когда Путин шел на волне второй чеченской войны, а мы выступали против. И за это нас все страшно ругали, в том числе и Чубайс.

Илья Яшин: Я, кстати, из-за этого в "Яблоко" вступил, по этой причине.

Галина Михалева: Я думаю, что это исключительно важно. И самое главное, в политике бывают удивительные вещи, такие, каких никто не ждет. Например, московские выборы муниципальные, кто ожидал, что пройдет 177 кандидатов от партии "Яблоко", что мы сделали вместе с нашими политическими партнерами? Никто не ожидал. У всех сейчас квадратные глаза, не знают, что делать.

Михаил Соколов: Это мы отдельно обсудим.

Бывают, конечно, чудеса. В Бирме Аун Су Чжи лет 20, по-моему, сидела под домашним арестом, а потом стала в конце концов руководителем страны. Так что верят люди в свою звезду.

Илья Яшин: Я услышал главную предвыборную стратегию. Действительно, чудеса случаются, видимо, на это и делается расчет.

Михаил Соколов: Опять же пресс-конференция Григория Явлинского, мне кажется, одно из его выступлений было очень важным, поскольку одним из главных отличий этого претендента на место президента становится принципиально другая позиция по вопросам войны и мира, войны России в Сирии, войны в Украине и по Крыму тоже. Давайте мы познакомимся с этой позицией.

Григорий Явлинский: Именно этот внешнеполитический курс уничтожает экономический потенциал России и ставит ее в положение, когда кто угодно по какому угодно поводу может теперь объявлять России санкции, лишать ее экономических возможностей, ограничивать ее экономическое развитие. Вот это результат того самого внешнеполитического курса, именно он привел к этому. Он привел к этому через конфликт с Украиной, Донбасс, Крым, Сирию. И всю эту историю переложили на нашу экономику.

По Крыму ситуация такая, там надо проводить большую международную конференцию и проводить новый референдум, никакого другого решения мирного и перспективного здесь нет. При этом надо начинать с того, что признать, что аннексия Крыма была незаконная. Я буду вести большую кампанию, я не знаю, в какой форме, но могу вам сказать, что будет большая кампания относительно того, что и как нужно сделать с Крымом и почему именно так.

Что касается Донбасса, Россия должна прекратить свое прямое вмешательство в Донбассе, вот и все. Это преступная бесперспективная вещь, не ведущая никуда, кроме деградации этой ситуации все больше и больше. Там десятки тысяч жертв, ничем не оправданных и ничем не объяснимые.

Это хорошо, что начались разговоры о введении миротворцев, хорошо, что впервые об этом хотя бы говорится. Но вообще перспектива у этого такая, что миротворцами должными быть самые отдаленные страны, Испания, Португалия, Швеция, те, кто подальше от этого. Это, конечно, должно быть решение, которое имеет первой задачей защитить жизнь, свободу и достоинство людей.

Мы считаем, что никого не унижая, никого не оскорбляя, без агрессии и насилия нужно решить вопрос Донбасса и решить вопрос Крыма, установить мирные, насколько возможно, отношения с Украиной – это принципиальный вопрос развития России.

Михаил Соколов: Илья, как вы оцените эти предложения? Кандидат, которого вы поддерживаете, Алексей Навальный, он что-то говорит периодически про бутерброд, а последнее время вообще ничего про это не говорит.

Илья Яшин: Явлинский говорит, что нужен референдум, Навальный говорит, что нужен референдум. Явлинский говорит, что нужно выводить войска с территории Донбасса, Навальный говорит то же самое. Явлинский говорит, что необходимо прекращать военную операцию в Сирии, позиция Навального абсолютно идентична.

Галина Михалева: Явлинский не говорит про бутерброд.

Илья Яшин: Явлинский говорит, что нужен новый референдум, Навальный говорит то же самое, разные просто слова использует, разные термины. Абсолютно идентичная позиция: было незаконное присоединение, необходим референдум.

Михаил Соколов: Незаконное присоединение надо узаконить, получается так?

Илья Яшин: Пусть ответит на это представитель партии "Яблоко".

Михаил Соколов: Получается так, Галина Михайловна, никто, как объясняет Илья и ваш кандидат, не говорит, что ворованное надо вернуть, что Крым надо вернуть, а какой-то новый референдум устраивать. То есть захватим, оккупируем, а потом будем референдумы проводить.

Галина Михалева: Нет, это немножечко не так. Тут позиция следующая: есть противоречие, связанное с послевоенной международной архитектурой и с принципами неприкосновенности границ, которые противоречат праву на самоопределение. Поэтому мы говорим, что Россия, аннексировав Крым, нарушила 4-й пункт устава ООН, нарушила договор международный и из этой патовой ситуации как-то надо выходить. Проблема в том, что население крымское считает себя частью России.

Михаил Соколов: А если бы они себя инопланетянами считали, что с ними делать?

Галина Михалева: Вы знаете, вы как-то не очень хорошо относитесь к жителям Крыма.

Михаил Соколов: Хорошо отношусь. Они жили в Украине, потом пришли оккупанты, теперь они живут в России.

Галина Михалева: Вы знаете, они жили в Советском Союзе.

Михаил Соколов: После Советского Союза они проголосовали за Украину, как вы знаете, на легитимном референдуме 1991 года.

Галина Михалева: Аналогичные конфликты, к сожалению, почти не решаются. У нас есть только один случай такого решения – это Косово, который до сих пор оказывается спорным.

Михаил Соколов: Восточный Тимор Индонезия вернула, он независим теперь. Он оккупирован был, теперь не оккупирован, свободная территория.

Галина Михалева: Я за то, чтобы граждане решали сами. Если бы у нас были хорошие отношения с Украиной, если бы у нас был тот самый экономический союз, который Явлинский предлагал в свое время, таких бы проблем вообще не возникало. Посмотрите, все проблемы, все территориальные споры в рамках Европы, они были сняты, когда возник Европейский союз.

Михаил Соколов: Да ладно, они еще до этого были сняты. Пришли освободители, освободили, и Судеты вернули Чехословакии, например, Австрия снова стала независимой и никто Германию не спрашивал.

Галина Михалева: Вы знаете, что очень сильный есть союз граждан, был, точнее, до того, как возник Европейский союз, который выступал за то, чтобы вернуть статус-кво. И те, кто убежал в свое время из Кенигсберга, и те, кто убежал из Судет, и так далее.

Михаил Соколов: Но история распорядилась иначе. Есть другой пример: Саар проголосовал за возвращение в Германию, будучи примерно 10 лет под международным управлением. Так что всякое бывает. Международного управления же нет.

Галина Михалева: Международное управление быть должно обязательно. И этот вопрос без международного участия решен в принципе быть не может.

Михаил Соколов: Илья все хитро молчит, улыбается и молчит.

Илья Яшин: Я прекрасно понимаю, что если политик собирается участвовать в выборах, то он не может себе позволить такие формулировки, которые вы употребляете. Поэтому и Навальный, и Явлинский пытаются найти такую формулу, которая бы удовлетворила всех, которая бы не вызывала атаку со стороны радикалов вроде вас, и которая бы выглядела прилично в диалоге с гражданами России, которые считают Крым нашим.

Михаил Соколов: Понятно, международное сообщество, позиция ООН – на это все глубоко наплевать.

Илья Яшин: Международное сообщество занимает крайне невнятную и пассивную позицию.

Михаил Соколов: Есть хоть одна страна, которая признала аннексию Крыма?

Илья Яшин: Нет ни одной страны, которая активно бы отстаивала противоположную позицию.

Юридически Крым не признали, но по факту... Даже в рамках минских соглашений Крыма не было, исключительно Донбасс.

Михаил Соколов: Чем дольше Россия оккупирует и так далее, тем четче будет позиция Запада и выделение денег Украине, например, на оружие, на перевооружение, тому свидетельство со стороны Соединенных Штатов. Так что позиция кристаллизовывается.

Галина Михалева: Я думаю, что сейчас нужно сделать в первую очередь – это прекратить гибридную войну. На этом мы настаиваем. С каждым следующим шагом, такой цугцванг получается, позиции России становятся все хуже и хуже. Когда-то из этого тупика надо выходить. Собственно, об этом Явлинский и говорит.

https://www.svoboda.org/a/28749097.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment