b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Европейский суд по правам человека четче определил свои критерии нормы и экстремизма

ЕСПЧ присудил €14 тыс. одному из первых осужденных за экстремизм в России
Европейский суд по правам человека присудил €13,6 тыс. Станиславу Дмитриевскому — одному из первых россиян, осужденных по статье о разжигании ненависти либо вражды. Это первое решение Страсбурга по экстремистским делам в России

Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе одного из первых россиян, осужденных по статье 282 УК (разжигание ненависти либо вражды) Станислава Дмитриевского. Россия обязана выплатить ему компенсацию в €13,6 тыс., говорится в решении, опубликованном на сайте ЕСПЧ.

Дмитриевский в середине двухтысячных возглавлял организацию «Общество российско-чеченской дружбы», которая отслеживала нарушения прав человека на Северном Кавказе. Он также был главным редактором газеты «Право-защита», которая распространялась в основном в его родном Нижнем Новгороде тиражом в 5 тыс. экземпляров.

В 2004 году газета опубликовала обращения лидеров чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева и Аслана Масхадова. В этих текстах они обвиняли руководство России в развязывании войны и террора в Чечне. Нижегородская прокуратура нашла в этих материалах призывы к насильственному свержению конституционного строя и в январе 2005 года возбудила против Дмитриевского уголовное дело о призывах к экстремистским действиям (ст. 280 УК). В дальнейшем обвинение ему переквалифицировали на разжигание ненависти либо вражды (ст. 282 УК). В феврале 2006 года Советский районный суд Нижнего Новгорода приговорил его к двум годам условно с испытательным сроком в четыре года. В том же году Дмитриевский обратился в ЕСПЧ

Заявитель жаловался на нарушение статьи 10 Европейской конвенции о свободе выражения мнения, а также на нарушения статей 6 и 13, где речь идет о справедливом суде и эффективных средствах правовой защиты. Свое преследование он назвал попыткой помешать объективному освещению конфликта в Чечне.

Российское правительство, которое в разное время представляли в ЕСПЧ Вероника Милинчук и Михаил Гальперин, возражало против «использования средств Европейского суда для подстрекательства к ненависти и вражде». Вмешательство в свободу выражения представители России назвали законным и необходимым в данном случае для «защиты прав и интересов многонационального населения России» с учетом напряженной ситуации на Кавказе.

Страсбург не увидел в публикациях Дмитриевского призывов к свержению строя или разжигания межнациональной розни.
Суд отметил, что ограничения на политические высказывания «должны быть жестко обоснованы»; кроме того, в материалах, которые российский суд счел экстремистскими, нападкам подвергалось не частное лицо или социальная группа, а правительство, тогда как пределы допустимой критики правительства очень широки.
Суд учел и сложную ситуацию в Чечне, и то, что Масхадов и Закаев осуждены в России за серьезные насильственные преступления. «Однако то, что заявления сделаны людьми, которые считаются преступниками, не оправдывает вмешательство в свободу выражения мнения тех, кто публикует эти заявления», — говорится в решении ЕСПЧ.

Это первое решение по уголовному делу об экстремизме в России, и оно имеет прецедентный смысл, рассказал РБК руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. «Это очень важное решение. ЕСПЧ детально проанализировал ситуацию, личности авторов обращений и заявителя, проанализировал тексты и прямо сказал, что там не было никаких призывов к насильственным действиям и что была избыточная реакция со стороны властей, явно непропорциональная ситуации.
Суд очень много ссылается на свои решения по делам против Турции, потому что именно в них были сформированы стандарты ЕСПЧ в вопросах, связанных с экстремизмом. И впервые Страсбург перенес эти стандарты на дела против России», — объяснил правозащитник.

Суд рассматривал жалобу Дмитриевского в общей сложности 11 лет. «Очень долго Европейский суд раскачивался, не обращал внимания на эту категорию дел. Как ни странно, причина, скорее всего, в том, что ЕСПЧ стремится быть как можно менее политизированным»,
— полагает Чиков.

В итоге Страсбург позволил российским властям сформировать и широко распространить судебную практику по экстремистским делам, дал возможность представить свои позиции по вопросу Верховному и Конституционному судам России. «А за собой ЕСПЧ оставил право последнего слова. Как он обычно и делает по делам, связанным со свободой слова», — отметил Чиков.

Автор: Маргарита Алехина.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/society/03/10/2017/59d333069a794778b146d7e3?from=newsfeed
Subscribe

  • Околомистические зарубки и ассоциации

    Еду вчера на празднование днюхи в семью кузины и какой-то мужчина начинает докапываться Дескать похож я на его знакомого ассирийца (недавно…

  • Куснирович о брендах

    — Часто сталкиваетесь с "леваком" на практике? — Бывает. — И что думаете о человеке, который это носит? — Ничего страшного. Не предполагаю, будто…

  • Шойгу в стиле "английской королевы"

    Сегодняшней России добрый генерал осмотрительно не касается. В этой книге рассказов — множество маразмов советского времени, а также упоминаний о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments