b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Почему мир меняется не к лучшему? Особый взгляд писателя и философа

Почему мир меняется не к лучшему? Особый взгляд писателя и философа

Михаил Жванецкий
Человек

Бегают молодые люди.

Войну ищут как работу.

Нашел — воюет.

Как это в людях накапливается, накапливается, накапливается.

...

Добро за жизнь расходуется.

Видимо, добро дается при рождении.

А зло копится от жизни.

Накопилось в людях друг на друга.

Мы стоим на странном перекрестке.

Вопрос только в том, куда направить меньшее зло.

Иначе народ против народа.

И эти разговоры: "Они не люди. Они понимают только силу"...

Это говорят обо всех...

Не дружить, а сплачиваться.

Неравенство ведет к агрессии.

Равенство к диктатуре.


Вот и вертись!

Дружат только с побежденными.

С остальными — невнятные голоса:

"Вот за что мы их ненавидим".

Как будто, уничтожив их, мы уничтожим свою ненависть.

А своих соклассников за что?

Какой-то тупик, куда мы уперлись вместе с машинами, сотовыми телефонами и интернетом.

Боюсь, что кто-то очень отсталый очень пострадает.

Во-первых, чтоб не плелся сзади.

Во-вторых, чтоб не был таким грязным.

В-третьих, чтоб переднему стало легче.

И переднему рожу начистят, чтоб задние солнце увидели.

Никакой переезд во дворец не дает такого удовлетворения, как набитие рожи хозяину дворца.

Пусть валяется.

Пусть его рожа умоется кровью с черной икрой.

Дележка ворованного — уже тоска, уже рутина.

Главное — его слепые тычки в наши ноги.

Накопилось!..

Долго никого не трогали.

А они вон все повыползли. Живут, где хотят. Хитрят.

Нашим пользуются...

Какой взяточник успокоится повышением зарплаты?

Какой убийца успокоится кровью одного?

Накопилось на наших глазах.

Без войны!

Без вражды!

В мирное время строительства благополучия и лечения болезней.

Накопилось.

Во всем мире. Во всех точках.

Люди не могут жить без ненависти к людям.

Вы ведь чувствуете, как накопилось в мире?

Вы чувствуете, как зреет в душах она?

Вы чувствуете, прорывает ее то в одном, то в другом месте?

Огнем прорывает.

На нее бросаются, тушат.

Вырывается в другом месте.

Может быть, количество людей превысило возможности человеческого восприятия?

Уже все равно кого убивать. Просто тех, что собрались. На базаре, в автобусе, на параде.

За что? А за то, что живут.

Вы сами не хотите умирать?

Так мы вам устроим.

Ртутью, взрывчаткой, гексогеном, гвоздями.

Только что обученных, только что вылеченных, только что приехавших.

И, что главное, совершенно ни в чем не повинных.

Крепко накопилось у всех против всех.

Бродит она у всех под поверхностью.

Если б не ядерная бомба, разнесло бы всех к чертовой матери.

Вот ведь оружие мира нашлось!

А каким незащищенным оказался человек!

Ни зубов, ни когтей, ни панциря. Одно коварство.

Много нас, много...

Сами себя рожаем, раздражаем и уничтожаем.

"Они же не люди, они слов не понимают. Только силу" — это все про всех.

Так, думаешь, может действительно лучше от руки друга, чем врага?

Мучений меньше.

Только изумление: Ты?!?!

Зрители удивляются, почему фильмы о катастрофах оказались такими пророческими.

Еще бы! Они отвечают душевным запросам этих же зрителей.


У кого не возникает простое человеческое желание обрушить небоскреб, взорвать шикарный лайнер, долго пытать полицейского?

Фильмы предсказывают то, чему обучают.

Сколько может кровь бесполезно капать с экрана?

Это не правда, что фильм не учит.

Слова, одежда, прическа... Почему добрый фильм учит, а злой нет? Тоже...

И слова появились простые, рабочие.

"Завалил огромного мужика". - Радость. Простая, трудовая...

"Завалил троих. Здоровые быки". Ну, если бандиты, то уничтожены. Они же не люди!

Хотя с каждым уничтоженным бандитом опасность почему-то возрастает.

В Израиле страшно собираться вместе, в России стоять одному.

Огонь не уменьшает опасность.

Опасность уменьшает отсутствие огня.

А может быть слишком много тупых, простых тупых людей с высокими званиями, постами, научными степенями, с юмором, с образованием?

Если это так, то мир в надежных руках.

Умные прячутся. По старой привычке не лезть куда тебя не просят — не вмешиваются.


Лежат дома, дуются на жену, определяют отцовство.

А во главе армий встают совершенно другие.

Как мама говорила: "Господи, какая простота!"

Вот под их знаменами мы и движемся, как они говорят, вперед.

Они, якобы, видят будущее.

Спросить, что они видят, никто не решается, чтоб не слышать этих объяснений.

И выбора нет. Или тупой или очень тупой. За которым тоже 35% голосов. Только тронь — и он победит.

Вот такое время.

Время обозначается людьми.

Девятнадцатый век, двадцатый век и наш миллениум.

Век мелкого секса, крупной попсы, животного юмора и правильного пива.

В этой атмосфере можно создать только имидж, чем мы и занимаемся.

Целую.

...

Почему так легко быть пророком?

— Ты сиди себе, предсказывай плохое, где-нибудь сбудется.


Мы в команде

От скуки не помрем.

Наша работа — догонять.

Догонять всю жизнь!

Разве не интересно?

Это такой спорт.

Гонка за лидером.

Он впереди, в полете.

Мы сзади ползком.

Кто на самолюбии,

кто из интереса.


— Вы в команде? — кричит он вопрос.

— Да,— кричим мы ответ.— Нам бы помедленнее, шеф!

— Нельзя,— кричит он,— сомнут.

Кого сомнут уже видно вооруженным глазом.

Пока свои мнут своих.

Отклониться нельзя — Ты в команде.

Может, уже смяли,

Может, еще нет.

Окрестности те же.

Уважение тоже.

Но команды звучат уже с разных сторон.

Откуда-то команда: "Отдыхай!"

Расположились. Семьи подоспели...

Оказалось, провокатор из своих, уже купается в речке...

Ну и все полезли в воду...

"Быстрей — сомнут".

Вроде кого-то уже смяли, кого-то в плен... Тут неподалеку.

Они быстро вернулись.

Их, оказывается, накормить не смогли.

В общем, пока лагерем расположились, команды поступают непрерывно.

С одной, и другой, и третьей, и четвертой стороны.

Мы дернулись налево, направо...

Потом радио выключили...

И в покой погрузились.

Команды, конечно, нужны, но хотелось бы, чтоб наше положение обрисовали.

Что ждет слева, справа и вокруг, и что с нами будет, если мы туда пойдем.

Мы кому верим? Верим крупным и грузным...

А кто помельче — верит нам...

Определились, местную дорожную карту достали.

Это оказались переговоры Египта с Израилем.

Пока придерживаемся.

Потом посмотрим.

Мы в команде, но еще много лишнего народу осталось.

Опрос производили:

— Ты в команде?

— Я в списке.

— Отойди.

— Ты в команде?

— Я провалился. На тот год опять поступать буду.

— На тот??

— Ну, что за этим.

--Ну, готовься.

— А ты в команде?

— Не, я дома занимаюсь.

Сзади тут начали:

— Можно я из команды выйду? На часа три, мимо дома...

— Нельзя. Ты в команде!

— Да он уже домой побежал...

Все.

Кто домой побежал, не возвращается.

Те, кто сбежал из дома,— тоже!

Что там за счастье или несчастье в этом названии?!

https://www.kommersant.ru/doc/3414989
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment