b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Евгений Ясин: "Я должен голосовать за Ксению"

07 Февраль 2018
Михаил Соколов
Евгений Ясин

Что хотят сделать кандидаты? И что делает Путин? Обсуждаем с профессором Евгением Ясиным

Что хотят сделать кандидаты на пост президента России? Грудинин – за сталинский неонэп, национализацию банков и высокий подоходный налог. Путин – за стабильность и повышение прожиточного минимума. Титов – за льготы бизнесу и амнистию тем предпринимателям, которые вынуждены были уехать из России. Собчак – за либерализацию всего и вся и крымский референдум. Явлинский – за "дома и дороги" и референдум в Крыму. Другие кандидаты – за все хорошее. Не допущенный к выборам Алексей Навальный – за то, чтобы госкомпании наполнили Пенсионный фонд и за настоящую борьбу с коррупцией. За что наказаны 8 годами заключения Алексей Улюкаев и Никита Белых? Это часть борьбы с коррупцией, затронувшей руководство Дагестана, Марий Эл, Удмуртии, Коми, Сахалина, или целевая предвыборная акция против "системных либералов"?

Что происходит с экономикой России на самом деле и чего можно ожидать после переназначения Владимира Путина? Обсуждаем с научным руководителем НИУ ВШЭ, профессором, главой фонда "Либеральная миссия" Евгением Ясиным.

Ведет передачу Михаил Соколов.

​Полная видеоверсия программы

Михаил Соколов: 6 февраля кандидатом в президенты России зарегистрирован президент России Владимир Путин, 7 февраля лидер "Яблока" Григорий Явлинский. Кандидаты от КПРФ Грудинин и от ЛДПР Жириновский давно в кампании. Ксения Собчак в США выступает в университетах, но тоже получает регистрацию, как и все остальные. Их подписи признаны Центризбиркомом. По мнению ряда политиков, выборы – это фарс, переназначение Владимира Путина, которое оживляют семеро актеров. Все же интересно посмотреть, что кандидаты предлагают и что на самом деле делает власть, делает Путин. Это мы и обсудим с профессором Высшей школы экономики Евгением Ясиным. Давайте начнем с ваших замечательных взглядов. Почему вы за Ксению Собчак, я уже видел, что вы высказались?

Евгений Ясин: У меня такое впечатление, что следующее поколение все-таки должно занимать места на политической платформе. Ксения Собчак из тех, кто имел возможность выдвинуть свою кандидатуру, самая молодая. Кроме того у меня слабость к ней, честно говорю. Потому что я очень хорошо был знаком с ее отцом, мы очень друг к другу хорошо относились, и я вижу, что она очень на него похожа. Поэтому некоторые грехи ее молодости я ей простил, потому что я понял, что у нее была необходимость поиграть в молодости, может быть, не было другого способа продемонстрировать свои достоинства. Но все-таки она оказалась потом похожа больше всего на своего отца, я это ценю. Такие люди, как мне кажется, на политической арене России нужны.

Михаил Соколов: А вас не смущает, что Ксению Собчак Кремль или те люди, которые ее продвигают, вывел на такую позицию, я бы сказал, псевдо-Навального? На этом месте кандидат, который выступает с либеральных критических оппозиционных позиций, должен быть на самом деле другой человек. Собственно, это Ксения в каком-то смысле и признает, когда она говорит, что если бы он участвовал в выборах, я бы не участвовала.

Евгений Ясин: Я думаю так, что для тех задач, которые ей предстоит решать, знакомство с президентом, а также с людьми, которые его окружают – это не будет вредным. Это вопрос в конце концов того, насколько принципиально она будет проводить свои взгляды. Я ей доверяю в этом отношении.

Михаил Соколов: У нее есть какие-то взгляды? Я вижу платформу, из 123 пунктов: Россия как демократическая страна должна отказаться от тоталитарных символов и образцов. Государство должно отказаться от монополии на нынешние инструменты пропаганды и прочее. Все вроде бы хорошо, но что-то очень много всего. А главное, как-то мы не знали политика Собчак до этого.

Евгений Ясин: Как журналисты вы ее знали, как девушку из "Дома-2". А я всегда смотрел на нее, у меня слабость к женскому полу, она мне очень нравилась. Когда к этому, я чувствую, к прелестям добавляются еще и умные мысли, толковые, я с ними полностью согласен. Кого я должен поддерживать?

Мне, например, очень нравится то, что Собчак говорила о Крыме и необходимости второго референдума. Я считаю, что это очень разумные мысли. Вопрос не в том, что ей удастся реализовать или не удастся, я уверен в том, что Путин не воспользуется ее предложениями, но люди запомнят. Я считаю, что Крым – это для нас очень тяжелая проблема, надо искать решение.


Михаил Соколов: Я вижу, что она сказала в Соединенных Штатах только что – это не совсем так, как вы воспроизводите. Она говорит о том, что "в Крыму живут русские люди, которые поддерживают принадлежность Крыма России. Мы должны это учесть. Чтобы решить эту проблему, я вижу только один путь – международный референдум, в котором примут участие все люди, проживающие в Украине, и все люди, проживающие в России. Все вместе о статусе Крыма. На референдуме будет три вопроса: должен ли Крым быть независимым, должен ли Крым быть частью России или частью Украины?". Мне кажется, что с точки зрения международно-правовой, юридической, как угодно, это не самая разумная идея, скажем так.

Евгений Ясин: Тут целая куча идей.

Михаил Соколов: Как могут люди в России решать вопрос о том, что они украли?

Евгений Ясин: Это вранье, положим. Что значит украли? Там 800 тысяч русских жило и 300 тысяч украинцев.

Михаил Соколов: Пришли российские войска и организовали переворот.

Евгений Ясин: Это значит мы разошлись во взглядах.

Михаил Соколов: Вы не признаете, что туда вошли российские войска?

Евгений Ясин: Это я признаю. Я должен сказать, что в итоги референдума я верю.

Михаил Соколов: Это был референдум или нет?

Евгений Ясин: Я не знаю, я там не был. Со всеми такими фокусами, которые проводит наша власть, я не могу солидаризироваться. Но я понимаю, что, начиная с 1954 года, когда Хрущев, рассчитывая на то, что его великое государство будет таким существовать всегда, взял и передал одну область из одной республики в другую. Это была глупость, с моей точки зрения, тогда. Он не предвидел то, что случилось в 1991 году. Но тем не менее, тот факт, что Крым был передан Украине, я считаю, что это была ошибка Хрущева.

Михаил Соколов: Это же все было признано договорами международными, Россия признала, что Крым украинский, а потом все переиграла силой.

Евгений Ясин: Это как раз и проблема такая, что когда признали международными договорами, все полностью меняется. Я согласен, я не поддерживаю ту линию, которую вел наш президент в отношении Крыма. Не поддерживаю, потому что был Будапештский договор.

Но я всегда считал, что Крым должен быть в составе России. Хотите, можете его отдать Турции, но там турок нет, а татар там теперь не хватает. Что делать, история прошла, оставила то, что есть.

Я за то, чтобы Крым входил в состав России, говорю это откровенно, нагло.

Михаил Соколов: Зачем тогда второй референдум, как предлагает Ксения Собчак? Оккупировали и живите с оккупированным.

Евгений Ясин: Оккупировали – это совершенно неправильно.

Михаил Соколов: Аннексировали.

Евгений Ясин: Это одно и то же.

Михаил Соколов: Хоть одна страна в мире признала аннексию Крыма или нет? Может быть, какие-то острова опять в Тихом океане.

Евгений Ясин: Я просто обращаю внимание, что если я присоединяюсь к Ксении Собчак по вопросу о референдуме – это означает, что я не согласен с таким референдумом, который был проведен. Я считаю, что мы должны, это очень важно и для России, и для Украины, чтобы у нас сложилось какое-то общее представление, чтобы мы нашли это решение. Это решение невозможно без референдума, полноценного референдума, который предложила Ксения Собчак. Хотя я должен сказать, что то обстоятельство, что будет голосовать вся Украина, потом будет голосовать вся Россия – это ерунда. Извините, Ксения Анатольевна, это ерунда.

Михаил Соколов: По-другому надо референдум организовать?

Евгений Ясин: Голосовать должны люди, которые живут в Крыму.

Михаил Соколов: Ладно, я вас не убедил.

Давайте еще немножко про вашу протеже. Все-таки вы ее считаете либеральным политиком?

Евгений Ясин: Да.

Михаил Соколов: Она о вас высказывается, о вашем поколении либеральных политиков, я бы сказал, не очень с большим удовольствием. Она предлагает, она выступала в Америке, как-то по-другому отнестись к либерализму, сделать новый либерализм. Послушаем Ксению Собчак в переводе.

Ксения Собчак
0:00:46
0:00:00/0:00:46

Ксения Собчак: Я уверена, мы должны разработать новый образ России. Почему? Потому что основные либеральные понятия, такие как демократия, либерализм, верховенство права, были полностью дискредитированы в нашей стране в 1990-е. Для многих людей демократия и рыночная экономика означает катастрофу, обнищание, богатство единиц. Все эти понятия были настолько неверно интерпретированы и опорочены правящей элитой, что новому поколению российских либералов придется разработать абсолютно новый привлекательный образ. Проблема в том, что мы должны это делать все вместе, привлекая людей и с правыми, и с левыми политическими взглядами.

Михаил Соколов: Что скажете? Видите, и дискредитировали вы, когда были у власти, вообще все неправильно, а теперь нужно сделать такой хороший правильный либерализм, в него втянуть и левых, и правых.

Евгений Ясин: Вы знаете, мне все это очень понравилось. Еще больше чувствую, что я должен голосовать за Ксению. Потому что если бы вы спросили меня, я принадлежу к тому поколению, которое только что она осуждала, я остаюсь при своих взглядах. Я не принимал участия в этих политических переговорах, но что мое поколение дало в 1990-е годы России, я хорошо знаю. Я считаю, что мы делали правильно.

Михаил Соколов: Вы сделали рыночную экономику, но даже свободной рыночной экономики не получилось.

Евгений Ясин: Что вы хотите, чтобы все сразу?

Михаил Соколов: Уже 25 лет прошло.

Евгений Ясин: А что она будет делать? Я хочу сказать другое, что то, что она говорила, я абсолютно согласен. Я считаю, что если вы хотите просто выражать свои взгляды, то вы просто избиратель, больше ничего. Если вы хотите играть роль политика, вы должны встраиваться в политическую обстановку и понимать, что вы должны сегодня говорить своим избирателям. Если вы не скажете, что мы не должны равняться на тех, кто делали реформы в 1990-е годы.

Михаил Соколов: То есть сказать, что 1990-е годы – это ужас.

Евгений Ясин: Нет, она не сказала, что это ужас, но она сказала, что было много ошибок и так далее. Те люди, которые сегодня думают о 1990-х годах, они думают гораздо хуже. Поэтому, если она хочет играть роль на политической сцене, она так и должна была сказать.
Это в каком-то смысле была правда. Потому что я хочу быть с вами, сказала она тем людям, на голоса которых она рассчитывает. Причем я должен сказать, Собчак знает, и я знаю, и Путин знает, что она не победит в этих выборах.

Михаил Соколов: Зачем ввязываться в этот фарс?

Евгений Ясин: Я хочу, чтобы она осталась на политической сцене и чтобы она продолжала играть свою роль в этой новой партии, в которую она вступила, вместе с моим другом Нечаевым.

Михаил Соколов: Может быть, ей удастся создать партию из призрака партии, я уж не знаю. Вам не кажется, что было бы честнее поговорить, выступить, поагитировать за какие-то правильные с ее точки зрения идеи, а потом в финале сняться, чтобы не зазвать людей на процедуру переназначения действующего президента?

Евгений Ясин: Я не такой большой специалист в области политики, я не политик, я экономист, я со стороны только наблюдаю. Я считаю, что то, что она делала, – это все сделано более-менее нормально. Я с чистой совестью буду за нее голосовать. Я считаю, что она будет хорошим пополнением нашего политического горизонта.

Михаил Соколов: Экономические идеи какие-то есть, которые вы бы посоветовали? Вы сказали, что вы ее программу просмотрели, что-то такое самое важное для кандидата от, скажем так, прогрессивных сил в экономике?

Евгений Ясин: Во всяком случае она поставила, обсуждает вопрос относительно того, что нужно сокращать роль государства, что нужно повышать роль рыночной экономики, бизнес-класса и так далее. Это абсолютно правильно, без этого мы не можем сдвинуться с места. Сейчас идет спор: у нас в России государство занимает 50% или 70%.

Михаил Соколов: А на самом деле?

Евгений Ясин: На самом деле я не знаю. Те цифры, которые мне известны, они говорят о том, что доля государства с 2005–6 года повысилась с 36,9% до 46%. С моей точки зрения, это было как голосование на пост мэра Москвы, когда наш сегодняшний мэр получил 47–48% голосов, он все равно победил.

Михаил Соколов: На самом деле ему нарисовали больше 50%, поэтому в первом туре победил.

Евгений Ясин: Нарисовали и нарисовали. Мы с вами живем в определенных обстоятельствах. Сказать, что я испытываю доверие к тому, что делает российское государство или органы безопасности и так далее, я не верю. Но я видел картину, как это недоверие возрастало. Когда я жил в 1990-х годах, даже был министром и так далее, я рассчитывал на то, что я должен говорить такое, что соответствует действительности, чтобы мне доверяли. Это, я думаю, говорило большинство людей, которые со мной работали. Сейчас нет этого. Я полагаю так, что многие проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, они связаны с тем, что прежде всего бизнес, во-вторых, широкие слои избирателей не доверяют руководству страны.

Михаил Соколов: Есть и другие кандидаты. Есть, например, кандидат, которого выдвинули коммунисты, глава предприятия акционерного, миллионер. Вот Грудинин выступает за сталинский неонэп, я бы сказал. У него есть ряд идей.

Павел Грудинин
0:01:17
0:00:00/0:01:17

Павел Грудинин: Вы посмотрите на нашу программу, на мою программу, там же написано, что я за то, чтобы ввести прогрессивный налог. Чем больше человек получает, тем больше он должен тратить. Это повсеместно, это не касается каких-то капиталистических или социалистических стран – это принцип должен быть такой, что богатый платит больше, потому что он более успешен, ему надо поддерживать бедных. Швеция, Финляндия – это страны социалистические? Нет, капиталистические. Тот же Китай, при тех же принципах, которые мы пишем о 20 шагах, он одновременно развивает предпринимательство, средний, мелкий бизнес там расцветает, люди становятся богаче. Но основные природные богатства, основные судьбоносные отрасли, такие как транспорт, тарифы, все это под контролем государства. Я считаю, что тут нет противоречий – это социалистические принципы. Кстати, вы знаете, что основоположник моего совхоза Владимир Ленин придумал НЭП – это его была идея, новая экономическая политика. Считайте, что все здесь последователи Ленина, которые считают, что должна быть новая экономическая политика.

Михаил Соколов: Вот господин Грудинин или товарищ Грудинин, он обещает и национализацию, и контроль за ценами, одновременно защиту бизнеса. И по всем поводам и без повода поминает Сталина, как великого человека.

Евгений Ясин: Я что могу сказать?

Михаил Соколов: Скажите, что думаете.

Евгений Ясин: Думаю я, что Ксения Собчак на порядок умнее его. Мало того, что она моложе, еще на порядок умнее. А что касается этих предложений, что давайте введем прогрессивный налог.

Михаил Соколов: Во многих же странах есть.

Евгений Ясин: В других странах есть, где уже есть соответствующее общество гражданское, а у нас его нет.

Михаил Соколов: Пусть друзья Путина заплатят, все эти, которые стали миллиардерами, пусть они заплатят побольше.

Евгений Ясин: Пускай Грудинин их уговаривает, я этим заниматься не буду.



https://www.svoboda.org/a/29025022.html
Subscribe

  • ТЕСТы Какой Ваш психологический возраст?

    Какой Ваш психологический возраст? Ваш психологический возраст - это возраст рассудительности: 40-50 лет. Вы правите своим судном, как настоящий…

  • Музыка заменила груминг? ;-)

    "С точки зрения эволюционной биологии примечательно, что человеческая способность запоминать и воспроизводить песни выделяется на фоне других…

  • Дальше 3-я мировая?

    Россия и Китай совершили акт прямой провокации против Японии и США в Тихом океане. 18 октября десять военных кораблей России и Китая впервые…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments