b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Конфронтация между США и Россией: мастер эскалации

Конфронтация между США и Россией: мастер эскалации
Готовься, Россия, ракеты уже летят в Сирию
13.04.2018143562
Штефан Корнелиус (Stefan Kornelius)
Владимир Путин и Дональд Трамп пугающе похожи. Оба — бесстыжие лжецы, имеющие нюх на добычу и умеющие вести закулисную борьбу. Теперь они столкнулись друг с другом лоб в лоб. Место действия: Сирия.

Президент — патологический лжец, никогда не выказывающий сожаления о собственных действиях. Он находится под чудовищным давлением со стороны общественности, он изолирован, и даже друзья и партнеры отвернулись от него. Фондовые рынки рушатся, а его сила улетучивается. Но президент — мастер эскалации. Где бы ни возникла проблема, он создает еще большую проблему. Президент сеет сомнения, говорит о конспирации, начинает хитрую игру, прибегая к подтасовкам и лжи. Но самое главное: президент бесконечно тщеславен и обладает нюхом на добычу, а также умением вести закулисную борьбу. А еще он часто злится и входит в раж, и он может себе это позволить — просто потому что живет в каком-то собственном, воображаемом мире. У этого президента — сразу два имени: Владимир Путин и Дональд Трамп.

Но насколько очевидно их сходство, настолько же удивительна конфронтация, неожиданно возникшая между Трампом и Путиным. Президент США долго вел себя по отношению к Путину нерешительно, и было заметно, что он им в какой-то степени восхищается. Так к чему же Трампу ссориться с человеком, которому он, возможно, обязан своей победой на выборах?

Но теперь система координат враз сдвинулась. Трамп больше не может себе позволить встречаться с Путиным в качестве друга.
Внутриполитическое давление, оказываемое на него, заставляет его быть жестким. «Фейсбук», манипуляции в ходе выборов, бесконечная череда кибератак, «дело Скрипаля» — этот список можно продолжать и продолжать. В западных столицах, наконец, осознали, что многолетнее вмешательство России в их дела разрушительно. 27 стран выслали в общей сложности около 150 российских дипломатов. А последние, максимально прицельные санкции стали прямым ответом на атаку на «машинное отделение» демократии.

Это вполне можно назвать современной войной, новой холодной войной или «всего лишь» конфронтацией: между США и Россией действуют опасные силы, и стремительно растет число стран, которые также занимают аналогичную позицию и боятся разрушительной силы российского влияния.

Но в то же время западный альянс находится под огромным давлением, потому что именно президент, выигравший от манипуляций на выборах, теперь игнорирует общепризнанные ценности и логику и разрушает доверие. Трамп непредсказуем и опасен, и он не может взять на себя лидерскую роль США в западном мире.

Сирия — классический пример «заместительной войны» между противостоящими друг другу державами. С одной стороны — Россия, безусловно поддерживающая жестокого диктатора Асада и берущая на себя часть вины за операции его бомбардировщиков.
С другой стороны — американский президент, который сначала объявляет о выводе своих войск, на следующий день отдает приказ о бомбардировках, а на третий день теряет то ли интерес, то ли терпение. У него есть ракеты, но нет четкой стратегии.


Предположительная химическая атака в конце прошлой неделе вполне вписывается в эту запутанную схему конфликта между державами: вероятнее всего, там действительно было применено химическое оружие. Но кто его применил? Есть немало улик, указывающих на то, что это был Асад — как случалось и раньше. Но, возможно, это были повстанцы, которые столь жестокими методами пытаются добиться помощи от мирового сообщества.

Россия отрицает газовую атаку — и предостерегает от уничтожения улик
Россия должна быть заинтересована в расследовании ситуации, тем более что она входила в число гарантов уничтожения сирийского химического арсенала.
Но глава МИД России Сергей Лавров, этот «мистер Нет», категорически отрицал, что химическое оружие применялось. А потом выступило российское правительство, по сути дезавуировав его слова и заявив, что ракетный удар американцев может уничтожить доказательства того, что это была газовая атака.
И в то же время оно мешает расследованию этого преступления со стороны международных инспекторов. Если бы Москва была уверена в своих (сбивчивых) аргументах, то она должна была бы радоваться нейтральному расследованию.

В свою очередь, Трампу следовало бы тщательнее обосновать свои подозрения и задействовать политический «рычаг», которым США умело воспользовались в Совбезе ООН. Ему следовало бы нападать и при этом позаботиться о том, чтобы не пришлось самому бояться нападок. Политические «разборки» часто ведутся не по правилам судебного процесса, а в международном праве нет презумпции невиновности. Применение химического оружия требует ответа. Но намечающийся альянс должен быть в состоянии по мере необходимости убеждать сомневающиеся общества.

Кремль на протяжении многих лет действует по одному и тому же шаблону: сеет сомнения, провоцирует противоречия, прибегает ко лжи — до тех пор пока не наступит момент, когда он больше не может отрицать «зеленых человечков».
Запад измотан этим. Теперь же газовая атака спровоцировала непредсказуемую реакцию со стороны человека, который, пребывая в состоянии какой-то нахальной эйфории, через «Твиттер» анонсировал предстоящий военный удар.
Дьявол и Вельзевул обнаружились в сирийской Думе.


https://inosmi.ru/politic/20180413/241980719.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment