b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Русским на Чемпионате пойдет на пользу, если они проиграют.

Владимир Каминер: Путин вылил каждому россиянину на голову по ведру дерьма
Писатель Владимир Каминер рассуждает о ситуации на его родине, а также о начинающемся Чемпионате мира по футболу

13.06.201812827345
Ибрахим Набер (Ibrahim Naber), Владимир Каминер (Wladimir Kaminer)
Если вы встречаетесь с Владимиром Каминером (Wladimir Kaminer) для беседы, то нужно знать две вещи. Во-первых, иногда он молча смотрит в никуда, и может пройти секунд десять, прежде чем он начнет излагать свои острые суждения. Во-вторых, этот 50-летний человек перенял привычку у своего соседа Хельмута, и теперь он просто встает и уходит, доведя до конца свой рассказ. Во вторник Каминер появился в одном берлинском кафе для беседы с корреспондентом газеты «Вельт». Писатель Владимир Каминер говорит громко и напористо, он рассуждает о России, Путине, Чемпионате мира по футболу. Беседа продолжается 90 минут, и затем этот русский по рождению неожиданно хватает свою куртку и уходит.

«Вельт»: Г-н Каминер, 28 лет назад вы приехали в Германию из Советского Союза. Когда вы осознали, насколько важен для здешних людей футбол?

Владимир Каминер: 8 июля 1990 года, в день моего приезда. Когда я вместе с одним моим приятелем оказался на вокзале Лихтенберг в Берлине, на улице в это время творилось что-то невообразимое. Тысячи людей что-то бурно праздновали, проехал кортеж автомобилей, вьетнамцы продавали цветы, а в кафе и пивных бесплатно предлагали алкогольные напитки. Я тогда подумал: это что за рай такой? Мой друг предположил, что немцы, вероятно, празднуют воссоединение. Но затем кто-то нам сказал, что Германия победила на Чемпионате мира по футболу.

— Вы могли себе представить тогда подобную увлеченность футболом?

— Конечно. Русские ведь тоже вполне футбольная нация. Во времена моего детства в каждом дворе играли в футбол. Он был так же распространен, как в Германии. И при социализме существовали десятки клубов, которые занимались развитием молодежного спорта. Я вырос рядом с олимпийским гребным каналом, так что я стал гребцом в московском клубе «Зенит». Но уже тогда мы больше играли в футбол. Ведь из-за погоды плавать на лодках мы могли всего три месяца в году.

— Вы рады тому, что Чемпионат мира будет проходить на вашей прежней родине?

— Прежде всего я рад тому, что на групповом этапе русские играют с теми командами, которые им по силам, — Саудовская Аравия, Уругвай, Египет. Разумеется, хозяева чемпионата не должны вылетать после группового этапа — это не поможет ослабить напряженность в мире. Это прекрасно понимали чиновники ФИФА во время жеребьевки. У России хорошее взаимопонимание с арабами. Ведь там тоже правят люди, для которых демократия не стоит на первом месте.

— Вы считаете, что в этой группе собрались одинаковые по свои убеждениям люди?

— Да, ведь Саудовской Аравией управляют спецслужбы. С Россией у них, в любом случае, раз в две недели происходит контакт из-за войны в Сирии. Какие-то сделки удается заключить сотрудникам российских спецслужб, которые сегодня называют себя политиками. «Послушай, за два гола брат твоего деверя получит от нас два нефтяных месторождения». Если серьезно, то я думаю, что русским на Чемпионате пойдет на пользу, если они проиграют.

— Почему же?

— Потому что в случае победы в России всегда возникает ложный патриотизм. Истинное величие ведь показывают те люди, которые считают других равными себе и проявляют уважение независимо от того, кто победитель, а кто проигравший. Русские на это не способны, мы это видели в финале турнира по хоккею с шайбой на Олимпиаде.

— Россия под нейтральным флагом выиграла у Германии по счетом 4:3.

— Это было ужасно. С этой победой русские вновь не смогли правильно обойтись. На форумах в интернете сразу появились плакаты «1945-2018: Мы показали этим немцам!» Появились также коллажи, на которых Россия насилует немцев. А еще картинки, на которых Сталин выбивает зубы Гитлеру. Мы было очень стыдно за моих соотечественников. Все это свидетельствует о том, что победа может действовать как яд на нацию с уязвленной гордостью.

— Почему спортивные успехи столь значимы для России?

— Русские своей историей с социализмом показали всему миру, как можно потерпеть грандиозное поражение. Из большого, богатого государство социализм сделал настоящие руины. Затем появилась возможность преуспеть в условиях капитализма. Однако и эта возможность была упущена стараниями полууголовников и сотрудников спецслужб. Норвежцы имеют в своем государственном фонде триллион евро, а Россия уже опустошила свои фонды.

— А какие шансы теперь предоставляет России Чемпионат мира по футболу?

— Я на самом деле считаю, что этот Чемпионат будет успешным — не на спортивном уровне, а в области взаимопонимания между народами. Вы знаете, люди в России очень сердечные. Это отличная страна. И тот факт, что западные и российские политики не могут друг с другом договориться, не означает, что это относится к людям. Я надеюсь, что многие туристы поедут на этот Чемпионат мира и получат возможность познакомиться с Россией!

— Какую страну увидят гости Чемпионата мира?

— Юную страну. После провала социализма и неудавшегося капитализма Россия все еще имеет все характерные черты подростка — она показывает себя сильной внешнему миру, однако в действительности она не уверена в себе и вообще толком не знает, на что она способна. И у этой страны еще немало прыщей. Экономическая ситуация из-за капитализма оказалась в заднице. А как улучшить ситуацию, страна еще не знает, поскольку не имеет необходимого опыта. Все проблемы взрослого мира России еще только предстоит решить. Как отец я могу сказать, что Россия сейчас в 8-м или в 9-м классе. То есть в периоде полового созревания.

— А что за прыщи у России, о которых вы говорите?

— Самый большой прыщ — это значение свободы. Русские весьма легкомысленно отдали государству то, что ни при каких условиях ему не следует передавать — возможность контроля. Ну, то есть, дети! Государство много лет назад сказало: «Люди, мы занимаемся своими делами, вы — своими. Мы заботимся о безопасности, а также о том, чтобы никто из вас не умер от голода. Вот и все». Однако реальность выглядит иначе. Сегодня в России нет безопасности, поскольку государство пытается демонстрировать силу, хотя на самом деле оно очень слабое.

— Но ведь это тоже талант — казаться сильнее, чем ты есть на самом деле.

— Возможно, в период полового созревания. У меня такое впечатление, что вообще ничто не функционирует из того, что пытается делать российское государство. Ракеты не летают, оружие стреляет мимо цели, подводные лодки погружаются в воду и больше не всплывают. Вообще-то я хотел сказать по-другому: русские не поняли смысла демократии.

— Не поняли или не усвоили?

— Это циничное и злое государство сказало им, что демократия — это якобы такая система, которая поддерживает интересы меньшинства против большинства. Что демократия означает также, что мужчины могут жениться друг на друге, что детей в детском саду просвещают насчет секса. Ну, то есть, повесили им на уши подобного рода лапшу. Истинный смысл демократии не имеет никакого отношения к меньшинствам, а просто подразумевает раздельное осуществление власти с помощью независимых институтов — но все это правительство в России замалчивает.

— И каковы последствия?

— За исключением немногочисленных специалистов, никто в России не знает, что такое демократия. Если мне не нравится твоя рубашка, и ей тоже не нравится (показывает на официантку — примечание редакции газеты «Вельт»), то мы не можем просто проголосовать, а затем сказать: «Снимай рубашку!» Это не демократия. Это ее противоположность. Демократия — это когда ты можешь сказать, что нас твоя рубашка совершенно не касается.

— Однако вы утверждаете, что для русских такая демократия вообще не важна. Вы буквально написали когда-то следующее: «Людям здесь (в России — примечание редакции газеты „Вельт") не нужна свобода».

— Русские смотрят на свою демократию и думают, что они независимы от государства. В соответствии с лозунгом: правительство занимается своими делами, мы в своем саду занимаемся своими делами. Какое-то время это функционировало, но сейчас уже не работает. Путин вылил на голову каждого русского по ведру дерьма. Для него это очень хорошо, и он может сказать народу: «Не я задница, а мы все вместе — большая общая задница. Ведь вы же меня избрали».

— Тогда каким же образом может возникнуть в России потребность в свободе или в демократии?

— Российское государство не является диктатурой — это автократический режим с открытыми границами. В нашем глобальном и в настоящее время хорошо видимом мире, конечно же, быстро можно заполучить комплекс неполноценности, если человек во всех странах будет восприниматься как отсталый русский медведь.
В какой-то момент жители России покажут, что они больше не готовы мириться с подобной политической системой.
Поскольку это объединение, состоящее из уголовников и сотрудников спецслужб, которое называет себя государством, в настоящее время уже неприемлемо.

Сегодня речь уже не идет о том, чтобы захватить кусок соседней страны. И не о том, чтобы доказать всему миру правильность своей идеологии. Все это фантазии прошлого. Даже самый последний болван видит, что нынешний политический персонал неспособен довести пубертатную Россию до получения аттестата зрелости.

— Реальность в России выглядит иначе: опросы свидетельствуют о наличии недоверия к представителям политической элиты, но не в отношении Владимира Путина. Российский президент продолжает пользоваться большой популярностью.

— В несвободной стране нельзя провести нормальные социологические опросы. Это больше похоже на надувательство. Кто-то звонит какому-то человеку и спрашивает: «Что вы думаете о нашем президенте?» Ему отвечают: «Супер», а по сути это означает: «Поцелуй меня в задницу!» Поезжайте в Россию и поговорите с людьми. Пару месяцев назад я был на Кавказе, а также в Москве и в Петербурге. Там люди меня спрашивали: «Вы не могли бы забрать в Германию этого Путина?» У меня сложилась совершенно иная картина.

— Это ваше восприятие. Однако власть Путина, похоже, еще больше укрепилась после его переизбрания. Он действовал искусно сумел убрать со своей дороги опасных противников.

— А что в этом искусного? Такому человеку, как Путин, нужен враг. Если у тебя больше нет соперников, то тогда в какой-то момент кто-нибудь из твоих друзей вонзит тебе нож в спину. Я имею в виду не население. Конечно, в России больше не будет революций. Русские — вероятно, самые подавленные люди в мире. Они уже все испробовали, и ничего у них не получилось. Поэтому победа во Второй мировой войне становится все более важной для русских. Ведь, помимо этого, в их истории нет ничего, на что бы можно было посмотреть с гордостью. И тем не менее мы спасли весь мир от фашизма и от немцев.

— Вы однажды написали: «Русские не любят немцев».

— Я так когда-то написал? Странно. Русские посмеиваются над немцами, это верно. Порядок, преувеличенное представление о том, что правильно, а что нет, постоянный взгляд в будущее. Немцы уже в детском саду начинают спрашивать о том, какую пенсию они будут получать. А русский задает вопрос: «Какая еще пенсия?» Но все это делается без злости. У немцев и русских, по сути, любовные отношения. Русские любят немецкие автомобили и немецкую кухню. Они даже сами готовят ее блюда. Лучшую порцию квашеной капусты с сосисками я как-то съел в России. Для людей, которые вынуждены много страдать, кухня играет большую роль. Поэтому еда в России — это все.

— Почему еда для русских столь важна?

— На кухне ты сам можешь решить, что будет лежать в твоей тарелке. А все остальное решает государство.

— Что связывает сегодня немцев и русских?

— Между ними существует душевное родство. К такому выводу я пришел в Бранденбурге, в моем втором месте жительства. По характеру жители Бранденбурга похожи на свой ландшафт, и в этом они напоминают русских — понятные и без выкрутасов. Когда мы с моим соседом Хельмутом выпиваем в Бранденбурге, мы по очереди вкратце говорим о важном. Когда уже все выпито, Хельмут вежливо спрашивает: «Уже все?» А я отвечаю: «Да», а он говорит: «Хорошо, тогда я пойду». И уходит.

— А вы можете объяснить, почему немцы так хорошо играют в футбол?

— Футбол — это сочетание личной инициативы и командных усилий. Оба эти качества получают поддержку в Германии. В России на протяжении десятилетий индивидуальная инициатива наказывалась лишением свободы. Довольно странно, что и коллективное сознание в результате не получило развития. Поэтому для них важнее хоккей. Русские — фаталисты. Они живут под таким девизом: «Когда-нибудь ведь должно все получиться, а если не получится, то, значит, не повезло». А хоккей с шайбой — это очень похоже на русскую рулетку.

— Вы верите, что Чемпионат мира позволит немного отполировать имидж России?

— Для меня заботиться об имидже России — это объяснить людям, что нужно отделить государство от народа.
С людьми там все в порядке, они ничем не отличаются от европейцев, а проблемы у них только с политическим руководством. Пока я надеюсь на то, что Чемпионат мира соберет вместе людей. Что касается будущего, то я уверен, что Россия сможет пойти по демократически-европейскому пути. Просто потому, что это единственно возможный путь. Все остальные варианты тупиковые.


Владимир Каминер приехал из Москвы в Германию в 1990 году. Автор нескольких бестселлеров.

https://inosmi.ru/social/20180613/242470585.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments