b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

Сергей Жирнов о ГРУ в программе "Итоги недели"

Сергей Жирнов в программе "Итоги недели"
by Радио Свобода


– Сергей Олегович, вы работали в Службе внешней разведки, отношения которой с ГРУ всегда были неприязненными. Как в вашей среде было принято говорить о ГРУ? Это было открытое соперничество, неприязнь, зависть?

За рубежом у ГРУ и у КГБ были собственные резидентуры, тут мы были конкурентами в поле при добыче секретов
– Особого повседневного отношения к ГРУ у нас не было, потому что мы занимались своими делами. Служба внешней разведки КГБ занималась политической разведкой. Но с ГРУ мы все равно были конкурентами. Если рассматривать документы советской эпохи, первая главная задача внешней разведки КГБ формулировалась ЦК КПСС следующим образом: упреждение начала ядерной войны. Мы жили под страхом того, что американцы на нас могут напасть. Поэтому у ПГУ стояла задача обнаруживать военные секреты, влезать в зарубежные военные организации и так далее. То есть с ГРУ мы были, конечно, конкурентами. Но эта конкуренция была латентная, в коридорах и курилках ПГУ не обсуждали ГРУ каждый день. В свое время я написал статью по поводу "Аквариума", в которой разбирал ошибки Суворова (Резуна). В отличной книге, которая мне очень нравится, он сделал много исторических ошибок. В этой статье я показал, что ГРУ в течение 35 лет руководилось сотрудниками КГБ. Во главе ГРУ в эпоху Хрущева и в эпоху Брежнева стоял либо бывший председатель КГБ, либо бывший первый заместитель председателя КГБ. Так что в принципе тут был взаимный контроль. ЦК КПСС ставил над гэрэушниками кагэбэшника, чтобы их контролировать. За рубежом у ГРУ и у КГБ были собственные резидентуры, тут мы были конкурентами в поле при добыче секретов. Все-таки за ГРУ существовал приоритет в военной области. А когда КГБ выходил на очень важные секреты, на уровне партийном и государственном существовал некий арбитраж, важные операции передавались ГРУ.

– В числе тех важных операций в конце 80-х – начале 90-х годов, когда вы служили, не было отравления перебежчиков и политических убийств, как сейчас?

– Они были всегда, но их было меньше.

Олег Калугин рассказывает о том, что перебежчиков пытались выкрадывать. Когда он был в США, ему предлагали встретиться с кем-то из перебежчиков и отравить его прямо в кабинете во время встречи. В принципе, такая практика была, но при Андропове это свелось практически на нет. Андропов в шпионских операциях придерживался некой этики. Когда удавалось выявить шпиона в своей среде, его меняли на провального шпиона за рубежом, существовала джентльменская система соглашений между шпионскими организациями во всем мире. Потому что Андропов понимал, что если в эту колею попасть, то начнется всеобщая война всех против всех и никто не выиграет. Все-таки шпионство в понимании Андропова – это была политика, а не мокрые дела. Мокрые дела – это все-таки сталинский период, когда он выяснял отношения даже не столько со шпионами и с перебежчиками, сколько с собственными политическими конкурентами, вроде Троцкого.

– Сейчас журналисты узнают подробности секретных совещаний в ГРУ, где распекают виновных в последних провалах, причем доходит уже до прямых цитат из высказываний генералов. Многие считают, что это утечки, которые исходят из ФСБ, недовольной возвышением ГРУ и желающей эту службу развалить.

Считается, что Путин навел порядок, на самом деле никакого порядка нет. В государстве путинском бардак
– Это здравая мысль. Шпионские дела секретные, у нас нет данных ни о бюджете, ни о количестве сотрудников, и когда появляются такие прямые утечки, тут, безусловно, присутствуют соперничающие службы.
Причем нужно сказать, что ситуация изменилась коренным образом по отношению к советскому времени. В советское время существовало некое взаимопонимание о всеобщей секретности. Спецслужбы между собой конкурировали, но они друг друга не выдавали таким образом. Считается, что Путин навел порядок, на самом деле никакого порядка нет. В государстве путинском бардак.
Считается, что спецслужбы более серьезные организации, там должно быть все более серьезно, но это наивное мнение.
Потому что если в государстве бардак, то такой же бардак во всех спецслужбах.
Принципиальное отличие нынешней ситуации в том, что советская система была закрытой и не было доступа к закрытым данным. Сейчас существует интернет, и, прогуглив ГРУ, СВР, ФСБ, вы найдете миллион документов, которые доказывают, что никаких секретов в нынешних спецслужбах вообще нет.
Я 20 лет назад написал статью "Дом, который построил Штирлиц", в которой показал, что в открытых документах в интернете через мэрию Москвы можно найти все адреса зданий, которые построены Службой внешней разведки, и все адреса зданий, которые принадлежат ГРУ.
Вы сейчас можете узнать данные автомобилей, зарегистрированных на эти адреса. Бардак этот существовал и при КГБ, но тогда чуть-чуть больше было порядка.

Кстати, когда я пришел на работу в Службу внешней разведки, я считал, что у нас зашифровка принадлежности к спецслужбам совершенно замечательная. На самом деле практика оказалась очень разочаровавшей. В нынешней ситуации все на два порядка ухудшилось. Ухудшилась подготовка людей, ухудшилось образование. Сейчас все продается.
У нас огромное количество баз данных: МВД, налоговая инспекция, пенсионный фонд, ГИБДД, все это существует в абсолютно открытом доступе. Чиновники этих государственных ведомств сливают своим приятелям базы данных, и они продаются на Митинском рынке, за тысячу рублей вы можете купить все эти компакт-диски.
В путинском государстве полный бардак, а с другой стороны, анализ, который можно сделать по поводу Солсбери и разоблачений ГРУ в этом году, – это то, что они на самом деле обнаглели. То есть, с одной стороны, в огромной степени упал профессиональный уровень, с другой стороны – они считают, что способны делать что угодно и где угодно за рубежом. Вот это приводит к подобным результатам.

– Это их ощущение безнаказанности, боюсь, связано с тем, что многие спецоперации подобного толка, о которых мы не имеем понятия, им действительно сходили с рук. Очевидно, что отравление Скрипаля было отнюдь не первым, есть много других загадочных смертей и покушений на жизнь.

– Да, совершенно верно. Скажем так, чувство безнаказанности наполовину обоснованно, потому что они исходят из того, что у спецслужб Запада главная проблема – это исламский терроризм. Конечно, на него затрачены огромные ресурсы, внимание министерств внутренних дел, военных организаций, спецслужб, контрразведок. Поэтому на путинскую разведку ресурсов остается меньше, и они, естественно, этим пользуются. С другой стороны, санкции принимаются, ну и что? 150 человек существуют в каких-то списках, они и до этого не ездили и не будут ездить, им это все пофигу.

– ГРУ из организации, которая подверглась серьезной реформе 10 лет назад и была обескровлена, превратилась в "важнейшее оружие Путина в борьбе с Западом", и произошло это на фоне украинских событий. Вы тоже заметили это возвышение ГРУ?

Денег на ГРУ стало тратиться больше, Путин этому придавал гораздо большее значение
– Еще раньше у ГРУ появилась новая штаб-квартира, которую Путин очень красиво открыл. Было видно, что денег на ГРУ стало тратиться больше, Путин этому придавал гораздо большее значение. Причем это было тогда еще, когда министром обороны был Сергей Иванов. Конечно, возвышение ГРУ продолжилось после начала зарубежных операций. Это Грузия, Украина, Сирия. Такие операции ведет военное ведомство, поэтому военной разведке уделяется больше финансовых и людских ресурсов.

https://www.svoboda.org/a/29540259.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment