b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

Страсбург — символ исламизации Европы

Niedziela (Польша): Страсбург — символ исламизации Европы
Ислам в Европе
21.01.2019419133
Влодзимеж Рендзёх (Włodzimierz Rędzioch)
В первый раз я оказался в Страсбурге больше 40 лет назад, и тогда этот город произвел на меня огромное впечатление. Я чувствовал, что оказался в сердце как современной, так и исторической Европы. В древние времена на этом месте находилось кельтское поселение, потом — лагерь римских легионеров, после здесь было Франкское государство, а во времена Средневековья Страсбург стал свободным городом в Священной Римской империи и оставался им до того момента, пока в XVII веке его не присоединили к Франции.

В следующие века он переходил из французских в немецкие руки и обратно. В конце концов в 1944 году этот приграничный город на Рейне окончательно стал французским. После войны он превратился в символ немецко-французского примирения и объединения континента: здесь сейчас находятся штаб-квартира Совета Европы, Европейский суд по правам человека и одно из зданий Европарламента, которое считается визитной карточкой города.

Европа соборов
Сильнее всего в Страсбурге меня заворожил исторический центр, находящийся на Большом острове, с его величественным собором Нотр-Дам, который строили почти 200 лет сначала в романском, а позднее в готическом стиле. На протяжении многих веков он оставался самым высоким зданием в мире (высота одной из его башен — 142 метра). Собор украшают великолепные скульптуры и огромная «роза» — круглое витражное окно. Я провел много часов, наслаждаясь гармоничными линиями этого построенного из розового вогезского песчаника храма, размышляя о христианских корнях нашего континента и «Европе соборов», самым ярким символом которой можно назвать Страсбургский собор.

В этом храме бывал Робер Шуман (Robert Schuman), который родился в Люксембурге в семье французов из Лотарингии, принадлежавшей тогда Германии. В юности он получил немецкое образование, а когда после Первой мировой войны Лотарингия вернулась в состав Франции, включился во французскую политическую жизнь. Этот «человек приграничья» стал после Второй мировой войны одним из отцов-основателей объединенной Европы. Однако сегодняшний Европейский союз, отказавшись от своих христианских корней, о которых напоминает Страсбургский собор, предал идеи Шумана и его концепцию нашего континента, вымоленную в том числе в этом этот великолепном храме. Хуже того, Страсбург стал символом не только секуляризации Европы, но и ее исламизации. Создателям Евросоюза несколько десятилетий назад такое даже не пришло бы в голову.

Теракт в Страсбурге
11 декабря 2018 года примерно в 20 часов поблизости от знаменитой рождественской ярмарки в самом центре города началась стрельба. Террорист-исламист выбрал символичное место, зная, что туда перед Рождеством стекается огромное количество туристов. Стрелявшим оказался 29-летний Шериф Шекатт (Chérif Chekatt) — сын выходцев из Магриба, гражданин Франции. Его имя было занесено в базу лиц, которые могут представлять террористическую угрозу. Французская полиция обнаружила и застрелила Шекатта в двух километрах от центра города рядом с местом, где он жил.

Польские СМИ много рассказывали об этом теракте, поскольку в нем погиб поляк, давно живший в Страсбурге, но скоро эту тему забыли. Между тем проблемы, связанные с экстремистами, отнюдь не исчезли. Такие районы Страсбурга, как Кенигсхофен, где родился Шекатт, Мено или Кроненбург считаются «бастионами воинствующего исламизма в сердце Эльзаса». Местному градоначальнику-социалисту пришлось признать, что 10% всех французов, которых подозревают в симпатиях к исламистскому терроризму, живут в Страсбурге и его окрестностях. Отсюда в Сирию отправились множество боевиков «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим.ред.), именно здесь родился один из террористов, убивших 90 человек в театре «Батаклан».

Еще в 2000-м году четверо исламистов, входящих в салафитскую группировку (трое алжирцев и один француз алжирского происхождения) собирались устроить теракт в «христианском объекте» в Страсбурге. Они сняли на видео рождественскую ярмарку и собор, делая при этом недвусмысленные комментарии: «Это собор врагов бога», «Это враги бога, они танцуют и кажутся счастливыми, но по божьей воле попадут в ад». Запись попала в руки полиции, теракт удалось предотвратить, но стало ясно, какое большое значение при выборе целей исламисты придают христианским объектам-символам.

Были церкви, будут мечети
Город, который в прошлом называли «городом тысячи церквей», превратился в город мечетей. В Страсбурге и его ближайших окрестностях их уже 22. В первую очередь это центральная мечеть, построенная на деньги властей Марокко, Саудовской Аравии и Кувейта, которую проектировал архитектор Паоло Портогези (Paolo Portoghesi). Заместитель страсбургского мэра социалист Оливье Биц (Olivier Bitz) назвал ее «гордостью города».

Этого, однако, оказалось мало: руководство Страсбурга выдало разрешение на строительство супермечети, которое будут финансировать турки. Большая мечеть Султана Эйюпа с 44-метровыми минаретами и 28 куполами станет самым большим объектом такого рода в Европе. Строительные работы торжественно начали в 2017 году в присутствии турецкого вице-премьера Бекира Боздага (Bekir Bozdağ), посла Турции во Франции и местных чиновников. Появление гигантской мечети в «столице Европы» — это лишь один из элементов политики агрессивной исламизации нашего континента, которую проводит Турция под предводительством «султана» Реджепа Тайипа Эрдогана.

Мусульманский студенческий городок
Другой элемент политики исламизации — это амбициозный проект по созданию чего-то вроде «мусульманского студенческого городка», первого в Европе. Это Институт имени Юнуса Эмре, который дает студентам возможность изучать одновременно две программы: французскую и исламскую, которая действует в Турции. Проект финансирует Анкара. Она построит в районе Отпьер за 15 миллионов евро настоящий франко-турецкий комплекс. Контролирует весь процесс турецкое Управление по делам религии (его годовой бюджет превышает бюджет десяти других министерств вместе взятых), в ведении которого находится 250 мечетей в местах, где во Франции проживают турки.

Более того, турецкая диаспора создала в Страсбурге исламскую партию «Равенство и справедливость» — аналог Партии справедливости и развития Эрдогана. Такие политические образования претендуют на то, чтобы представлять интересы всех мусульман, стремясь дать турецким властям возможность оказывать влияние на политику в Европе. Под лозунгом «борьбы с исламофобией» все делается для того, чтобы продолжить процесс радикализации мусульманских кругов и продемонстрировать их особое место в западном обществе. Следует при этом напомнить, что в одной Франции живет более 600 тысяч турок.

«Политическая лаборатория» партии Эрдогана
Нужно подчеркнуть, что Страсбург — это город, к которому Эрдоган неравнодушен. Именно здесь с разрешения президента Франции Франсуа Олланда исламский лидер, избравший слоган «Одна нация, один флаг, одно государство», организовал в октябре 2015 года предвыборный митинг, на котором в присутствии 200 тысяч своих сторонников назвал Турцию «истинной защитницей цивилизации» и призвал бороться с «исламофобией». Неудивительно, что Мине Гюнбай (Mine Günbay), которая ранее отвечала в страсбургском городском совете за права женщин, решительно осудила превращение Страсбурга в «политическую лабораторию партии Эрдогана».

Понимают ли европейцы, что происходит в Европе?
Стоя у монументального собора Нотр-Дам и любуясь другими сакральными памятниками Страсбурга, я вспомнил горькие, но правдивые слова архиепископа Люка Равеля (Luc Ravel). Сын генерала и инженер, который вступил в монашескую конгрегацию регулярных каноников святого Виктора, он стал военным ординарием Франции, а в 2017 году был назначен архиепископом Страсбурга. Архиепископ Люк Равель сказал в интервью газете «Дернье нувель д'Эльзас», что мусульмане осознают, насколько они превосходят по плодовитости других французов, приветствующих аборты. Следовательно, они понимают, что «однажды все это будет принадлежать им», и называют такой процесс «великой заменой» — «grand remplacement».

Архиепископ Равель не боится называть вещи своими именами. Возможно поэтому его епископским девизом стала фраза «Но „да" будет слово ваше: „да", да»; «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого". Напрашивается, однако, вопрос: понимаем ли мы, жители Европы, ассоциирующие себя с западной цивилизацией и христианской верой, что происходит на нашем континенте? И понимают ли это наши политики?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: Strasburg — model islamizacji EuropyОпубликовано 16/01/2019 13:40
https://inosmi.ru/social/20190121/244424287.html
Subscribe

  • ЗОЖ

    Диетолог: не кормите детей переработанными рисовыми продуктами и фруктовыми соками (Al Jazeera, Катар) Здоровый образ жизни 11.04.202121025 Согласно…

  • Ревность ума не требует - проверено на собаках

    Ученые выявили у собак способность ревновать хозяев Новозеландские ученые из Оклендского университета выявили у собак способность ревновать хозяев.…

  • "Черт тебя побери!": почему ругаться - полезно

    Сильвия Эшбах | Tages-Anzeiger "Черт тебя побери!": почему ругаться - полезно От снятия стресса до тимбилдинга: есть много причин, почему иногда нам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments