b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

The Economist (Великобритания): способен ли Китай стать научной сверхдержавой?

The Economist (Великобритания): способен ли Китай стать научной сверхдержавой?
Испытанию подвергнется гипотеза о том, что великая наука требует свободы мысли.

24.01.2019385764
Редакционная статья
Высадка на Луне, которую произвел китайский космический аппарат «Чанъэ-4» 3 января, уже не является достижением наивысшего порядка, как это было раньше. И индийские власти, и получающая хорошую поддержку израильская команда энтузиастов попытается осуществить аналогичные высадки на Луне в этом году, а в 2020 различные американские компании намерены заняться изучением лунных областей. Однако все эти проекты, осуществляемые не Китаем, будут разворачиваться на ближней к Земле стороне Луны, а значит, в пределах заботливого надзора находящихся на Земле наблюдателей — точно так же, как при предыдущих высадках на Луну, будь то американская, советская или — с 2013 года — китайская миссия.

Место же высадки аппарата «Чанъэ-4» в кратере Ван Карман расположено на дальней стороне Луны, где с космической техникой уже нельзя связаться по рации или увидеть ее при помощи телескопа. Приземление там и получение информации после этого возможно только с помощью хитрым образом расположенного там заранее спутника-ретранслятора. Другие страны думали об организации подобных миссий, но ни одна из них ни разу не осуществила таковой. Китай старательно укреплял свой потенциал, чтобы попасть туда, куда они не добирались, и теперь ему это удалось.

Китай умеет посылать подобные сигналы превосходства и готов сделать для достижения своей цели все, что требуется. Он хочет, чтобы мир — и его собственный народ — знали, что он — мировая держава, что он может похвастаться не только своей огромной экономикой, но и геополитическим влиянием и военной мощью, разнообразной «мягкой» властью, легендарным прошлым и славным будущим. Наука играет здесь огромную роль.
В Китае она расценивается, как и в других странах мира, как благородная цель и необходимая основа технологического развития. Руководители Китая рассматривают это развитие как ключевое не только для государственной экономики, но и для расширения военной мощи и социального прогресса. Им нужна такая наука, которая поможет Китаю проецировать свою власть и предлагать решение конкретных проблем своего народа. Они хотят найти новые источники чистой энергии и обрести свободу от ограниченности в ресурсах. Благодаря небывалой научной квалификации страны такие амбиции представляются вполне реализуемыми. От высадки на Луну до добычи полезных ископаемых на ней — долгий путь. Но размышления на эту тему можно часто услышать. Как написал один из пользователей Вейбо после высадки «Чанъэ — 4»: «Китай вошел в историю! Половина Луны станет нашей».

Огромные надежды, которые Китай возлагает на науку, повлекли за собой огромные расходы. Затраты Китая на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы выросли в десять раз в период с 2000 по 2016 год. Благодаря увеличению этой статьи бюджета было закуплено множество новомодного снаряжения.
Такое впечатление, что где-то в районе Хайдянь Пекина, где располагается министерство науки и технологий, а также Университет Цинхуа и Пекинский университет, работает чиновник, спокойно ставящий галочки напротив осуществленных достижений из списка символов состоятельности в научном мире. Полет человека в космос? Есть. Огромные лаборатории по секвенированию генома? Есть. Флот научно-исследовательских кораблей? Тоже есть. Крупнейший в мире радиотелескоп? Есть. Ученые-климатологи, проводящие буровые работы в глубинах ледникового покрова Антарктиды? Отметили. Самый мощный в мире суперкомпьютер? Ставим галочку (стерто, после того как Америка отвоевала свои позиции, но эта область требует пристального внимания). Детекторы нейтрино и темной материи? Две галочки. Крупнейший в мире ускоритель частиц? Карандаш застывает в воздухе.
..
В данном контексте следует проанализировать неустойчивый рост количества научных статей китайских ученых. В том что касается чистых цифр, Китай опередил Америку в 2016 году. Однако качество этих статей очень низкое. В апреле 2018 года Хан Сюэин и Ричард Аппельбаум (Richard Appelbaum) из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре сообщили о том, какие мнения они получили в результате опроса 731 ученого в лучших китайских университетах. Как сказал исследователь из Фуданьского университета: «Люди фабрикуют исследования или копируют чужие, чтобы пройти ежегодную аттестацию».

Власти Китая осознают репутационные риски в связи с плохими или даже сфабрикованными изысканиями. Это и является одной из причин, по которой они занимаются управлением научным истеблишментом. Одним из столпов его является ядро элитных университетов, известное как С9. В него входит Фуданьский университет, а также Цинхуа, Пекинский университет и альма-матер доктора Хэ Научно-технический университет Китая. Вторым столпом является Китайская академия наук, официальное агентство, руководящее собственными лабораториями, остающееся верным существующим международным стандартам. Правительство ужесточило меры в отношении низкопробных журналов, особенно тех, которым ученые платят, чтобы их труды опубликовали на их страницах.
..
Китайское национальное космическое управление отправило несколько «тайконавтов» на орбиту, обеспечив их несколькими маленькими лабораториями, где они могут работать, пока находятся там. В число его планов — в ближайшем будущем — входит более масштабная космическая станция, которая будет собираться на орбите из отдельно отправляемых модулей, а в более отдаленной перспективе предвидятся миссии на Луну команд, доставленные новой, более мощной, чем любая из ныне существующих, ракетой-носителем «Чанчжэн-9».

Национальный научно-космический центр, входящий в состав Китайской академии наук, занимается разработкой научных спутников; в апреле 2018 года он объявил о разработке шести новых аппаратов, которые должны быть запущены в космос ориентировочно к 2020 году. Большинство запусков, осуществляемых Китаем, связаны не с наукой, а с коммуникациями, наблюдением за Землей и военной разведкой. Космическая программа Китая началась в сердце Народно-освободительной армии Китая и, хотя вооруженные силы страны уже не руководят ею непосредственно, они все равно тесно связаны с развитием орбитального потенциала государства. В 2007 году Китай протестировал противоспутниковое оружие; его «Силы стратегической поддержки» созданы для координирования его военно-космического, электронного и киберпотенциала. Все китайские тайконавты являются офицерами Народно-освободительной армии. Другие физические лаборатории также обладают очевидной сферой применения в военном секторе, например, аэродинамические трубы, разработанные для исследования форм сверхзвуковых полетов, относятся только к вооруженным силам.
...
Китай строит 13 атомных реакторов в дополнение к существующим 45; в планах у страны — еще 43. Если все они будут построены, Китай станет крупнейшим производителем атомной электроэнергии в мире. Однако Китай также занимается исследованием новых технологий в области реакторов, или, точнее, технологий, от которых отказались в других странах. В их число входят реакторы, активная зона которых наполнена не топливным элементом, а маленькой керамической крошкой — или, в случае ториевых реакторов, жидким металлом.

Отсутствие прогресса, с которым эти реакторы столкнулись на Западе, отражает отсутствие интереса к новым видам атомной энергетики, а не отсутствие научной эффективности. Если Китай будет очень заинтересован, а его ученые будут изобретательны, он может достичь стремительного прогресса. Развитие производимых в массовом порядке компактных дешевых и безопасных атомных реакторов станет дебютом Китая, и миру, оказавшемуся на пороге климатических изменений, понадобятся серьезные основания для того, чтобы приветствовать эти разработки и начать их импортировать.

Эта возможность, однако, не может не бросить тень на будущее китайской науки. Производство новых крайне безопасных ядерных реакторов требует критического мышления и упорной готовности говорить правду; как и способность убедить других в том, что вы прошли через эти этапы. Культура, обеспечивающая результаты, которые требует начальник, не занимающаяся исследованием неудобных аномалий или удерживающая информацию от любопытных аутсайдеров, не подходит для этой задачи.

Эти требования очень напоминают нормы, рассматривающиеся как основа для правильных научных изысканий на Западе. Проверять гипотезы, находить изъяны в основополагающей для репутации твоего преподавателя работе, сомневаться в собственных утверждениях, следуя по пути выводов, к которым они приводят, делиться открыто информацией со своими соперниками, простите, коллегами — именно так должна функционировать наука, даже если в реальной жизни идеал немного тускнеет. В некоторых лабораториях и институтах в Китае работа, несомненно, организована именно так. Однако авторитарная система, в рамках которой они существуют, может не позволять китайской науке говорить правду в лицо власти и подрывать ее целостность. Это ослабляет политику научного сообщества и иссушает ресурсы, как финансовые, так и моральные.

В своем опросе китайских исследователей ученые Хан и Аппельбаум слышали множество жалоб о чрезмерном вмешательстве со стороны властей. Респондент из Университета Сунь Ят-Сэнь рассказал им: «В области высшего образования до сих пор недостаточно академической свободы. Если центральное правительство сделает какое-то заявление, даже если оно несправедливо, все университеты должны выполнять эти требования».

Что касается повышений, собеседований на соискание мест и получение грантов, то в Китае вопрос личных знакомств играет гораздо более важную роль, чем на Западе (и даже там им не пренебрегают). Последние десять лет Государственный фонд естественных наук Китая, один из главных фондов страны, проводил кампанию против подобных нарушений. Вэй Ян, до недавнего времени занимавший пост главы фонда, описал положение вещей, когда для того, чтобы остановить вмешательство извне, состав проводящих собеседование людей держится в тайне до самого последнего момента. Проводящим собеседования не сообщают заранее информации о кандидатах. Как у проводящих собеседования, так и у кандидатов конфискуют мобильные телефоны, чтобы избежать вмешательства, что происходило ранее даже во время проведения собеседований.

Некоторые китайские ученые опасаются, что коррупция и замалчивание, свойственные авторитарным государствам, могут помешать им достичь высот, позволяющих получить Нобелевскую премию. Другие в этом сомневаются. Китай играет важную роль в научной премьер-лиге всего около десяти лет. Его инвестиции еще не достигли предела. В 2015 году Китай потратил на развитие науки и технологий 2,07% ВВП, продемонстрировав увеличение этой статьи бюджета по сравнению с 2000 годом, когда эти траты находились на уровне 0,89%. Это больше, чем средний показатель в европейских странах, но меньше, чем во Франции, Германии и Америке. Это намного ниже, чем в догоняющих азиатских государствах, c которыми было бы естественнее всего сравнить Китай, — Японии и Южной Корее. Если бы Китай тратил такую же долю своего ВВП на научные исследования, как Южная Корея, то его бюджет на науку был бы вдвое больше существующего. При таком количестве ресурсов и многомиллионной рабочей силе проблему коррумпированных институтов можно было бы преодолеть при помощи грубой силы.

Кто-то скажет, что значительные прорывы являются не единственным мерилом успешной науки. Набирающей обороты работой, в результате которой решаются практические задачи, нельзя пренебрегать.
Научные изыскания, проходящие по указанию властей, могут отвечать государственным целям, а однопартийная система способна обеспечивать основательную поддержку таким программам. Потенциал лунной программы Китая разрабатывался планомерно, как ни одна западная научно-космическая программа после «Аполлона», с достижениями которого она еще может сравниться.

Такой вид методичной науки обычно нравится инженерам, нацеленным на результаты, а начиная с Цзян Цзэминя, все президенты Китая, как и почти все ключевые политики в стране, были инженерами по образованию. Нынешний президент Си Цзиньпин изучал профессию инженера-химика в университете Цинхуа.

Однако представление о том, что у вас может быть либо подлинно надежная наука, либо подлинно великая наука в политической системе, зависящей от культуры непререкаемых авторитетов, пока не получило доказательств. Быть может, такое возможно. Быть может, и нет. А быть может, пытаясь достичь этой цели, вы откроете новые точки зрения и обретете полезные знания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: Can China become a scientific superpower?
https://inosmi.ru/social/20190124/244442797.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments