b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

Путин стал пленником путинизма

Путин стал пленником собственной системы
Прежние навыки, решения и привычки загоняют не только вождя, но и всю вертикаль в ситуации, которыми они не могут управлять.

В своем конфликте с действительностью власть жертвует интересами страны.
Сергей Шелин
Обозреватель
ИА Росбалт
Символом нынешнего нашего политического цикла, отсчет которого пошел ровно год назад, с президентского голосования 18 марта 2018-го, является история девочки Таси из Псковской области. Тася написала Путину, прося материально помочь ее маленькой семье, но, вместо ожидаемого счастья, огребла неприятности.

Показ публике девочки, которая просит подарок у президента, давно стал одним из любимых шаблонов нашей госпропаганды. В телевизоре очередная девочка всегда получала желаемое. Повторов не стеснялись. Удивительно ли, что в итоге сюжет зажил собственной жизнью?

С одной стороны, на всех девочек мини-тракторов не напасешься. А с другой, сама заезженность зачина этой малозначительной истории в сочетании с нестандартным продолжением сделала ее новостью национального масштаба. И только сейчас мы видим запоздалые попытки взять проигрышную ситуацию под контроль с привлечением псковского губернатора, Следственного комитета России и президентского пресс-секретаря.

Первый год нынешнего путинского срока весь такой. Давно знакомые и даже стандартные действия осуществляются словно бы в автоматическом режиме, однако, в отличие от прошлого, загоняют наше руководство а вместе с ним, надо заметить, и страну в один тупик за другим.


Россию готовят к монархии
Фонд Либеральная миссия только что опубликовал довольно мрачный доклад о прошедшем годе, выразительно названный Крепость врастает в землю Стратегию можно определить как окапывание подготовку к длительному противостоянию внешним и внутренним вызовам Соглашаясь с этим, добавлю, что окапывание режима осуществляется им довольно хаотически в порядке приспособления к разнообразным неудачам и сюрпризам, с которыми он раз за разом сталкивается, пытаясь решать проблемы привычными для себя способами.

Взять так называемые инциденты года скрипалевский и керченский. При всем их отличии, они схожи тем, что российские спецслужбы в обоих случаях не совершили ничего такого, чего не делали раньше. Но в мировом климате 2018-го это породило две санкционных волны, первая из которых была, возможно, самой серьезной за всю посткрымскую пятилетку. Наш режим определенно этого не ждал и ничем, кроме окапывания, т. е. дальнейшего ухода в изоляционизм, ответить не сумел.

Или вот пенсионный переворот. Никакой неотложной материальной потребности в нем не было. Но Путин дал ему ход, ошибочно считая начало президентского цикла удобным временем для старта, и сразу же стал невольником этой реформы.

У него заведомо не было механизмов, чтобы сделать ее более разумной или хотя бы убедить россиян, что она им нужна. Ведь пропагандистская машина превратилась в дорогостоящий реликт прошлого. Она даже не пытается притвориться правдивой и просто игнорируется людьми, как только речь заходит об их житейских интересах. Пришлось смириться и с тем, что установочные речи самого Путина с перечислением небольших материальных поблажек начали восприниматься массами как часть повседневного пропагандистского потока и вместе с ним перестали оказывать эффект. Это обнаружилось в августе и подтвердилось в феврале.

Путин не отчитывается, но снова обещает
Поэтому применительно к пенсионной реформе и ко всем прочим «непопулярным мерам» первого года шестилетки вопрос состоял не в том, чтобы сделать их убедительными для широких масс, а только в том, чтобы не допустить выхода людей на улицы. Усиление репрессивности режима — знак того, что прочие инструменты воздействия уже не работают. Время от времени их пробуют пустить в ход, но ничего не выходит.

Трагикомичный закон о защите номенклатуры от «неприличных» о ней отзывов — это, помимо прочего, и признание высшей властью собственной неспособности придать правящему классу благообразный вид. Многолетняя дрессура этого класса режимом привела к тому, что открытая неприязнь к народу стала единственной отдушиной для привилегированных слоев. Вождь бессилен перед этим фактом. Поэтому ему приходится исходить из того, что ответная нелюбовь низов к верхам будет только расти и готовить кары для обидчиков.

На других участках то же самое. Путин стал пленником путинизма — построенной им системы, которая долгое время выглядела успешной.

Проводимая им с первых дней правления централизация власти и шлифовка властной вертикали естественным порядком привели к массовому насаждению в регионах и городах казенных назначенцев. С особой энергией этот процесс шел в 2016-м и 2017-м. А в 2018-м количество, наконец, перешло в качество. Сентябрьские выборы прошлого года стали самым крупным кризисом вертикали за последние полтора десятка лет. Даже близкие к властям эксперты осторожно сообщают, что в половине случаев варяги-«технократы» только ухудшают положение в местах своей дислокации. Но, несмотря на некоторые зигзаги, режим и тут идет прежним курсом, хотя лавров, кажется, уже не ждет.

Продолжать старые игры, даже бессмысленные и проигрышные, — таков универсальный подход к всем ситуациям.

Российская власть свои забавы на рейтинги не меняет
Каких очков можно ждать от дальнейшей поддержки Асада или, допустим, Мадуро? Никаких. Но их поддерживают.

Была давняя и живучая иллюзия, будто присоединить Белоруссию — это, во-первых, чрезвычайно выигрышная акция, а во-вторых, задача технически несложная. Вроде бы за последние месяцы и стало ясно, что единственный реальный способ обрести Белоруссию — это то, что в бизнесе называют недружественным поглощением, со всеми его проигрышными эффектами. Но признаков торможения как-то не видно. Пусть даже прямодушный посол Москвы Михаил Бабич публично шельмуется и бойкотируется в дружественной стране.

А к чему исступленная кампания против Петра Порошенко? Почему так невероятно важно, чтобы он перестал быть украинским президентом? А нипочему. Логики тут немного, а понимания соседнего государства еще меньше.

Первый год нынешнего своего президентского цикла Владимир Путин правил в качестве пленника собственного политического наследства. Это не значит, что не было перемен. Их хватало. Ведь это наследство в растущем конфликте с действительностью. Ради его сохранения приходится многим жертвовать. В первую очередь, интересами страны.

Сергей Шелин
https://www.rosbalt.ru/blogs/2019/03/19/1770405.html
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Совсем разные справедливости

    Справедливость в России – Естественное, свойственное каждому человеку представление о справедливости с помощью общественного договора переводится в…

  • Григорий Явлинский Доведение до войны

    Доведение до войны АВТОР Григорий Явлинский политик, основатель партии «Яблоко» До чего нужно было довести страну, чтобы в 2021 году буквально из…

  • BBC о практиковании в Израиле секс-терапии

    Алони установила близкие отношения с суррогатным партнером, работавшим с инвалидами, во время учебы в Нью-Йорке. Когда она вернулась в Израиль в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments