b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Войцех Ярузельский

Многие репрессированные и сосланные в Сибирь поляки в годы войны вступили в формировавшуюся тогда в СССР Первую польскую пехотную дивизию имени Костюшко. В числе тех, кто пополнил ряды таких отрядов, был и будущий президент Польши Войцех Ярузельский (1923 - 2014 гг), отбывавший ссылку в Бийске.

Семья Ярузельских после начала Второй мировой войны бежала из Польши в Литву, а после присоединения Прибалтики к СССР их арестовали в Вильнюсе как кулаков – это случилось 14 июня 1941 года. Главу семьи Владислава Ярузельского отправили в один из лагерей Краслага на юго-востоке Красноярского края. Жену и двух детей депортировали на Алтай – в село Турочак, что в 200 км от Бийска.
Войцех работал на лесоповале, получил там снежную слепоту, из-за чего всю жизнь вынужден был носить темные очки и заработал на своей родине прозвище "сварщик". Там же, в Сибири, он выучил русский язык, на котором говорил практически без акцента.

Отношение к русским у меня тогда было, мягко говоря, не очень хорошим
В 1942-м Ярузельского-старшего освободили из лагеря, и он воссоединился с семьей, которая в то время жила в Бийске. Какое-то время Владислав Ярузельский работал конюхом на рыбозаводе, но 4 июня 1942 года умер в больнице Бийска и был похоронен на католическом участке городского Покровского кладбища. По воспоминаниям Войцеха Ярузельского, он похоронил отца, завернув вместо савана в газету "Правда". На могиле поставили деревянный крест. Спустя 4 года семья Ярузельских уехала в Польшу. В 50-е Покровское кладбище было закрыто, а в следующее десятилетие уничтожено, и на его месте построили жилые дома. Памятник Владиславу Ярузельскому на условном месте территории Зареченского кладбища Бийска был установлен в конце 1980-х по указанию М.С. Горбачева на средства Войцеха Ярузельского. Рядом с ним установлен коллективный памятник полякам, умершим в Бийске в годы войны. В 2005 году Ярузельский приезжал на Алтай, был у места, где похоронен его отец, и дал тогда это интервью (сейчас оно публикуется впервые. – СР).

– Отношение к русским у меня в юности было, мягко говоря, не очень хорошим, – рассказывал Войцех Ярузельский в 2005 году. – Да и не знал я народ, а представление составил из семейных преданий: мой дед участвовал в восстании в XIX веке и был, кстати, сослан в Сибирь. А также из общения с сотрудниками НКВД, что нельзя назвать позитивным опытом. Что касается русского языка, то его пришлось учить как по книгам, так и в живом общении. Книги брал в местной библиотеке, в основном это была русская классика XIX века. А живую речь осваивал в разговорах с поселенцами, ссыльными, коллегами по работе на лесоповале.
Лексикон рабочих был предельно прост и функционален, в нем обильно присутствовала так называемая нецензурная лексика.
Так случилось, что жемчужинам русской словесности в виде классической литературы и русскому мату я обучился практически одновременно. Все это не позволило мне, довольно жестко настроенному к русским из-за своей судьбы, распространить негатив на всех людей. Обычные же люди были не только просты, но и весьма приветливы, хотя внешне порой казались грубыми.

В июле 1943 года Войцех Ярузельский поступил в формировавшуюся тогда в СССР Первую польскую пехотную дивизию имени Костюшко. По его признанию, именно ощущение принадлежности к своему народу с его непростой судьбой помогало ему выжить в годы ссылки и войны:

– У Польши была сложная судьба, наша страна исчезала с карты мира, но неизменно возрождалась, потому что поляки за свою историю научились не бояться трудностей и хранить верность своим традициям, хотя часто это было очень тяжело. Это чувство помогало мне даже в сибирской ссылке…– вспоминал Ярузельский.


https://www.sibreal.org/a/29645838.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment