b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Археология и четыре Евангелия

Дитер Фивегер стоит на Масличной горе и смотрит вдаль, на Западный берег Иордана. «Галилейские паломники пришли в Иерусалим через Иерихон», — говорит археолог. По его словам, как и тысячи других паломников, глубоко верующий Иисус, вероятно, тронулся в путь из Галилеи, чтобы в столице отметить праздник Песах. Там, где раньше пролегали тропы для путников и вьючных животных, «сегодня ездят по шоссе автомобили».

Иерусалим был тогда оккупированным городом. Римляне правили регионом твердой рукой. Однако они предоставили предводителям иудеев — храмовым жрецам — широкую автономию в религиозных делах. Пока те сотрудничали с римлянами, им жилось хорошо. Настоящими противниками иудейской элиты были не римляне, а люди из собственного народа.

«Им не нравилось, каким образом храмовая аристократия практикует иудейскую веру», — говорит иерусалимский археолог Давид Меворах из Музея Израиля, один из лучших знатоков эпохи Иисуса. По его словам, жрецов, заправлявших делами в храме, обвиняли в коррупции, «атмосфера была накалена».

Между прибытием Иисуса в Иерусалим и его распятием прошло всего несколько дней — приблизительно неделя. Что и когда он делал в те дни, точно реконструировать невозможно. Зато археологам, раскопавшим многие библейские места, известно, где происходили события.

Можно видеть огромные купели, где совершали омовения паломники, пришедшие на праздник Песах. Очищены от наслоений и ступени, по которым Иисус, скорее всего, поднялся в храм, где вступил в перебранку с менялами. Скалу, на которой его предположительно распяли, можно установить с археологической точностью.

Помимо археологов, в тогдашний мир своими методами вторгаются и историки. Они опираются при этом на четыре Евангелия. Большинство ученых считают эти рассказы не просто плодом религиозной фантазии. Свою задачу исследователи видят в том, что отделить пригодные для изучения повествования от религиозных преувеличений вроде описаний различных чудес, якобы совершенных Иисусом.

Евангелия были написаны в первой половине I века. Американский историк Марк Д. Смит (Mark D. Smith), один из руководителей раскопок в Вифсаиде, считает тексты Матфея, Марка, Луки и Иоанна полезными источниками, если относится к ним осторожно и сравнивать с историческими и археологическими данными.

В своей недавно публикованной книге «Последние дни Иисуса» (The Final Days of Jesus) ученый указывает: «Когда они (Евангелия) были написаны, еще не умерли люди, жившие на момент распятия». В отличие от свидетельств, с которыми, как правило, работают историки древностей, эти четыре текста близки по времени к описываемым событиям и «ранним источникам» из первого поколения свидетелей.

Немецкий ученый Фивегер также придерживается мнения, что тексты евангелистов содержат историческое зерно. «В этих историях есть основа, которая должна была быть знакомой тогдашним слушателям, — говорит он. — Ведь эти люди знали места, о которых шла речь в Евангелиях. Когда я приехал в Иерусалим, то был настроен скептически и думал, что в этом городе, связанном со столькими историями, почти ничего действительно исторического нет, — говорит Фивегер. — Но сегодня я знаю, что тут есть аутентичные места».

Прибытие в Иерусалим
Среди прочих паломников Иисус, вероятно, привлек к себе внимание тем, что его сопровождала целая группа людей. Двенадцать учеников Иисуса — апостолов — Евангелия называют поименно. Правда, имена несколько различаются, но неизменным остается число «двенадцать». Это старозаветное число соответствует двенадцати коленам (племенам) Израилевым: здесь есть что-то от раннехристианской пропаганды.

У себя дома в Галилее Иисус был известен как учитель мудрости. Владел ли он греческим, языком образованных людей, неизвестно. Но он наверняка говорил на арамейском, и его арамейское имя звучало как Иешуа бен Иосиф. Иисусом его назвали в написанных по-гречески Евангелиях.

Этот Иешуа за два-три года до смерти, согласно Библии, обрел известность еще и как целитель. Вполне возможно, что именно поэтому многие паломники в Иерусалиме так радостно встречали его, как описано в Евангелиях. То есть все дело было в чудесах и фокусах?

Еще несколько десятилетий назад археологи во время раскопок в развалинах старинной церкви в рыбацкой деревне Капернаум близ Тивериадского озера обнаружили нечто по меньшей мере странное. Это были остатки постройки I века. По масляным лампам и нацарапанным на штукатурке знакам ученые поняли, что это обычный жилой дом, который, однако, после смерти Иисуса был прекращен в некое подобие мемориала.

В Библии говорится, что Иисус в одном из домов в Капернауме исцелил тещу своего будущего апостола рыбака Петра. Об этом пошли слухи, и к нему устремились толпы больных и страждущих.

Когда Иисус отправился в Иерусалим, где вступил в конфронтацию с духовными и светскими властями, его, помимо апостолов, таких как Петр, сопровождали и женщины. Одной из них, согласно особой легенде, была близкая подруга проповедника, игравшая, возможно, более важную роль, чем шедшие с ним мужчины — Мария из Магдалы.

Мария — участница многих впечатляющих сцен во всех четырех Евангелиях. Вместе с другими женщинами она стоит под крестом. Она присутствует на похоронах Иисуса. Два дня спустя она рассказывает изумленным апостолам, что могила пуста. Лишь через пару столетий грубый мужлан папа Григорий Великий придумал историю, что Мария Магдалина — якобы «безродная грешница» из Библии, поэтому позже ее стали считать проституткой. Конечно, папа лгал, вероятно, веря в то, что вообще все женщины — грешницы, нуждающиеся в мужчине, способном их спасти.

Долгое время было в принципе неясно, существовало ли такое место, как Магдала. В 70-е годы XX века монахи нашли его развалины, но окончательное открытие эксперты Израильской археологической службы сделали лишь в 2009 году. В том году некий служитель церкви решил построить у Тивериадского озера приют для паломников, собрал деньги и купил пришедший в упадок отель под названием «Хавайи бич» (Hawaii Beach). Перед тем как экскаватор начал снос здания, чиновники были обязаны проверить фундамент — и на глубине в полметра наткнулись на развалины некогда богатого поселения. Это была Магдала, родина Марии.

А археологи пару лет спустя нашли там еще кое-что: синагогу. Прежде многие скептики заявляли, что Иисус не мог проповедовать в синагогах Галилеи, потому что тогда в сельской местности их попросту не было. Но в Магдале на берегу Тивериадского озера обнаружилось доказательство обратного.

Когда Иисус прибыл в Иерусалим, два могущественных человека готовились там к празднику: Пилат и Каиафа. Наряду с Иисусом они стали главными действующими лицами в истории возникновении христианства. Понтий Пилат, римский префект Иудеи, многократно упоминается в исторических документах. А что же с Каиафой, первосвященником Иудеи? Он долго время считался главным злодеем драмы последних дней Иисуса.

Бунтарь
В то время как город в преддверии приближающегося праздника Песах наполнялся паломниками, Иисус делал то, что у него получалось лучше всего: проповедовал, обличая начальство, и исцелял, в основном около общественных купален. Конечно, он не обладал чудодейственными силами, но, возможно, пускал в ход внушение. Такое и сегодня получается — как минимум на время —у чудо-целителей, которые задействуют свою харизму.

Одним из мест, где Иисус якобы занимался исцелениями, была Вифезда, купальня к северу от Храма. Ее развалины были обнаружены археологами еще в XIX веке. Второй водоем, Силоамскую купель, лишь несколько лет назад нашли городские строители, прокладывавшие канализационную трубу.

Еще не полностью раскопанная Силоамская купель значительно больше обычного бассейна: 70 метров в длину и от 40 до 60 метров в ширину. Несмотря на это, она исчезла с лица земли на века. Размеры дают представление о том, какие толпы собирались там перед Песахом. Идеальное место для проповедника. И бунтовщика.

Давид Меворах из иерусалимского музея Израиля говорит: «Когда на один из главных праздников верующие стекались в Иерусалим, многие из них находили место для ночлега за пределами города в подготовленных для этих целей лагерях». Археологи обнаружили остатки трех таких паломнических лагерей.

Храм
От Силоамской купели наверх, к Великому Храму, главной святыни иудеев, можно было подняться по двум мощеным улицам. Сегодня этот путь проходит через один из арабских кварталов. Древние улицы лежат под фундаментами домов и под слоем земли толщиной до десяти метров. Израильские археологи проложили там туннели и расчистили некоторые из них, так что теперь по ним можно ходить. У жителей-палестинцев на это разрешения не спрашивали.

Некоторые земляные работы производятся в присутствии охранников с автоматами, но в Израиле не любят говорить об этом на публике. Как выразился один человек, знакомый с этими работами, речь идет о «чрезвычайно важной, но необычной и исключительно политической раскопке».

Роскошь Храма должны была воздействовать на людей с первого же взгляда как откровение. Опорные стены высотой более 30 метров, сложены из огромных известняковых блоков. Золотые фасады отражают солнце. Сплошное великолепие.

По словам Мевораха, Храм был «самой большой сакральной постройкой, когда-либо возведенной в римском мире». Площадь его основания превосходила римский Собор Святого Петра вместе с участком перед входом.

Жрецы составляли иудейскую элиту, их семьи были богаты и влиятельны. Однако правом назначать и снимать с должности первосвященников обладали только римские префекты.

Понтия Пилата и первосвященника Каиафу связывали, судя по всему, доверительные отношения. При римской оккупации высшие жрецы не утратили своих привилегий и жили в роскоши. Великолепный дворец, найденный во время раскопок в юго-западной части подножия Храмовой горы, некоторые считают жилищем Каиафы. Но долгое время этот человек оставался фантомом, лишь литературным героем.

Несколько лет назад археологи обнаружили на юге Иерусалима продолговатый ящик из известняка — так называемый оссуарий. В оссуариях хранили кости умерших, найден ряд таких каменных емкостей той эпохи.

«Но, — говорит Меворах и указывает на изящно выполненные цветочные орнаменты, — это один из самых красивых оссуариев, виденных нами». И самое главное — с двух сторон ящика по-арамейски написано имя: «Каиафа».

Культ Храма в Иерусалиме был, скорее всего, великолепным бизнесом для Каиафы и его элитарных жрецов. Поднявшись к Храму, провинциал Иисус наверняка попал на так называемый Языческий двор. Торговцы предлагали жертвенных животных, одобренных жрецами и поэтому стоящих дороже, чем внизу, в городе. Менялы предлагали специальные монеты, которыми платилась храмовая подать, и получали за это восемь процентов комиссионных.

Как написано в Библии, Иисус пришел в ярость при виде подобного жульничества. У Марка (на самом деле у Матфея — прим. перев.) сказано: «И… опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано, — дом Мой домом молитвы наречётся; а вы сделали его вертепом разбойников» (Мф. 21:12-13).

Если он действительно так сказал, то тем самым восстановил жрецов против себя.

Процесс
Многие описания из Библии совпадают с археологическими данными. Но именно в отношении эпизодов, описанных евангелистами с особой религиозной страстью, нет ни исторических, ни археологических свидетельств. Один из примеров —

Тайная вечеря.
Та самая торжественная трапеза, во время которой Иисус рассказал, что хлеб и вино — это его плоть и кровь. Приходится принимать ее на веру. Дом, где якобы состоялась последняя трапеза Иисуса с учениками, построен во времена рыцарей-крестоносцев поверх древнего места поклонения. Нет никаких свидетельств, что описанный в Библии эпизод действительно произошел.

То же самое с историей об Иуде. Нигде нет исторических свидетельств об этом человеке, о месте, связанном с ним, или о 30 сребрениках.

Зато Тацит и Иосиф Флавий четко подтверждают, что Иисус после речей у купели и в Храме был задержан и приведен к Понтию Пилату. О приговоре последнего есть свидетельства у обоих историков.

В Евангелиях сказано, что Иисус сначала был допрошен Каиафой и другими ведущими жрецами. После этого иудейские властители передали его римским государственным властям. Это соответствовало тогдашнему разделению компетенций.

Суд был скорым, но он проходил по правилам, и окончательное решение должна была принять высшая инстанция — префект. Первосвященник мог представить Иисуса в наихудшем свете, потребовать для него приговора, но сам он мог вынести смертный приговор только в том случае, если речь шла об осквернении его Храма. Но это был не тот случай. Поэтому Каиафе пришлось подключить к делу Пилата.

Большую часть времени префект Иудеи проводил в портовом городе Кесарее. Но Песах был неспокойным временем: во время Праздника пресного хлеба иудеи отмечали восстание против фараона Египта. Пилату предписывалось немедленно подавить любой бунт, и поэтому он как всегда отправился в Иерусалим. В качестве резиденции он использовал дворец бывшего царя Ирода — второе по величине здание города после Храма.

Утром в пятницу последней недели жизни проповедника Иисуса префекту неожиданно доложили о прибытии во дворец первосвященника. В этот момент возникла практическое препятствие, которое подтверждают и историки: первосвященнику и его свите нельзя было переступать порог дворца Ирода. Войдя в помещения оккупационной власти, исповедовавшей многобожие, они осквернили бы себя в религиозном отношении и не смогли бы выполнять свои культовые обязанности во время праздника.

Каиафе пришлось искать выход из этой дилеммы, считает американский историк Смит. Он и британский археолог Шимон Гибсон (Shimon Gibson) думают, что было только одно решение проблемы: процесс должен был состояться в «Тайных воротах».

Следы эти ворот можно найти перед западными городскими укреплениями. Из травы торчат немногочисленные остатки бывшего комплекса. Согласно реконструкции Гибсона, «ворота вели прямо в частные покои дворца Ирода», то есть они не были общим проходом.

Во время раскопок обнаружилось, что речь идет о двойных воротах: между внутренней и внешней стеной и проходами между ними находился двор размером чуть больше теннисного корта.

Смит рассуждает в своей книге, что этот двор и должен быть местом встречи Каиафы и Пилата. Если это так, то Иисус находился внутри под охраной римлян, «в то время как свита первосвященника осталась в предыдущем дворе». По свидетельствам, Пилат ненадолго встал, чтобы поговорить с Каиафой во дворе. В Евангелии от Иоанна действительно говорится, что перфект зачем-то ходил туда-сюда.

Но что же поставили обвиняемому в вину? На дощечке над его крестом, согласно Библии, было написано Iesus Nazarenus Rex Iudaeorum, то есть на латыни «Иисус из Назарета, царь Иудейский».
Действительно ли этот провинциал из Галилеи был настолько легкомысленным и наивным, что сам себя назвал царем во время какой-нибудь речи или при наложении рук у одной из купален? Ведь это бунт и практически самоубийство.

«Ты царь иудейский?» — якобы спросил его Пилат. Как утверждается, Иисус ответил: «Ты говоришь». Это утвердительный ответ или нет? Может быть, этот ответ означает «это сказал ты, а не я»?

Библия не была бы Библией, если бы ее авторы все четко формулировали. Многие фразы и слова полны неопределенности. Простое на первый взгляд слово «царь» могло в то время означать многое: диапазон простирался от светского владыки до духовного лидера. Первое провоцировало римлян, второе — Каиафу.

Распятие
Оплеванный, обруганный и изнуренный пытками Иисус после вынесения обычного для Рима приговора — казнь через распятие — начал путь на Голгофу. Так в Библии назывался холм, где проводились казни. Человека ждала мучительная смерть. Власти не хотели осквернять Иерусалим распятием перед самым праздником, и поэтому все должно было произойти вне города. В этом историки уверены.

Но где находилась Голгофа? Император Константин приказал там, где его люди якобы обнаружили Голгофу и погребальную пещеру под храмом Венеры, построить церковь — Храм Гроба Господня.

Но так как храм вот уже несколько столетий находится внутри сегодняшних городских стен, то и дело возникают сомнения в аутентичности этого места. Вполне объяснимо: в разное время Иерусалим с северной стороны окружали разные стены. Вполне возможно, что во времена Иисуса лобное место находилось за городом.

Немецкий археолог Фивегер руководит в близлежащей церкви Христа Спасителя исследованиями в археологической траншее, прорытой на глубине 14 метров. В ярком свете рабочих ламп видны культурные слои, образовавшиеся за несколько тысячелетий.

Там, где сегодня стоят рядом две церкви, в период до рождения Иисуса находилась большая каменоломня. «Площадью 250 на 150 метров и как минимум 22 метра в высоту», — поясняет Фивегер. Там из известняка вырубали блоки для храма, дворца и многих частных домов.

Когда разработка прекратилась, зимние дожди намыли в каменоломню почву. Возникли сады и поля. Только одна скала из старой каменоломни высилась над поверхностью, объясняет Фивегер: «Она осталась нетронутой, потому что состояла из более мягкой породы, не годившейся для строительства». Это и есть Голгофа.

Таким образом, Иешуа бен Иосиф, отправившийся за несколько дней до этого с берегов Тивериадского озера в Иерусалим, был распят на камнях, что остались от каменоломни. А так как порода скалы была мягкой, она годилась и для погребальных пещер.

Мертвец
В Евангелиях написано, что некто Иосиф Аримафейский, представитель иудейской элиты, взял на себя хлопоты по погребению Иисуса. Согласно Библии, он получил от Понтия Пилата разрешение похоронить тело. Он положил его в свободную пещеру в скале, приготовленную им для себя и собственной семьи.

Скептики долгое время не хотели верить в эту историю. Согласно римскому праву, распятие было самым позорным видом казни. Такая казнь должна была производить сильнейшее устрашающее впечатление. Как часто утверждалось, тела казненных просто оставляли разлагаться на кресте и не хоронили.

Но историк Смит более внимательно изучил древние источники. Он обратил внимание на следующее: истории о разложившихся трупах относятся прежде всего к распятым участникам восстания Спартака. В мирное же время — а в Иерусалиме в 30 году царил мир — «при римском владычестве не было отмечено ни одного случая, когда труп после казни просто оставляли там, где он был».

Кроме того, несколько десятилетий назад была сделана уникальная находка: продырявленная гвоздем пяточная кость распятого мужчины по имени Иохоханан. Археологи обнаружили ее в захоронении к северу от Иерусалима. Эта кость подкрепляет теорию Смита. Означает ли это, что и тело Иисуса действительно было помещено в часовню на Голгофе, как говорит профессор Моропулу после анализа строительного раствора?

Впервые под ее руководством был произведен точный обмер очертаний и вырубленных в скале углубления. Могила была открыта 60 часов, затем реставрационные и аналитические работы завершились. Моропулу смогла провести подробное обследование, и она говорит: «Я убеждена, что император Константин нашел подлинную могилу».

Немец Фивегер сопровождал коллегу — но только до скалы в сводах Храма Гроба Господня, не дальше. Он прекрасно ориентируется в постройке. «Я побывал там, внизу, во всех помещениях под фундаментом вместе с армянами и греками», — рассказывает Фивегер. Он имеет в виду армянских и греческих священников, которым вместе с представителями четырех других конфессий принадлежат основные права на владение и использование святынь Храма. «Перед этим нам пришлось вместе выпить несколько чайников чая», — говорит он.

При строительстве Храма Гроба Господня люди Константина нашли в скале пять иудейских могил эпохи Иисуса. Все они сохранились. Четыре — семейные склепы с несколькими камерами, поэтому античные археологи объявили пятую единичную могилу с валуном пещерой Иисуса.

Фивегер не совсем согласен с этим заключением. «Настоящая могила может находиться и под этими четырьмя семейными захоронениями», — говорит он.

Возможно, это та могила, которую сегодня называют «Могилой Иосифа Аримафейского». Путь в нее лежит через Сирийскую капеллу: своды сумрачны и запущены, алтарь наполовину развалился, темная картина едва различима за треснувшим стеклом.

Раз в неделю, в воскресенье, сирийский православный митрополит проводит здесь богослужение. Большего ему армяне не позволяют. Эти два вероисповедования вот уже нескольких поколений не ладят друг с другом и никак не могут договориться, кому ремонтировать этот мрачный придел.

Низкий проход под картиной ведет в двухтысячелетнюю погребальную пещеру с двумя открытыми камерами. Согласно небиблейским источникам, здесь похоронен человек, который якобы взял на себя заботу о теле Иисуса.

Большинство паломников и в нынешнюю Пасху, скорее всего, не обратят никакого внимания на запущенную капеллу и погребальную пещеру, потому что понятия не имеют об их истории. Все эти люди преодолели большие расстояния, чтобы увидеть самое святое место христианской религии, но, вероятно, пройдут мимо него, будучи всего в паре метров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: Die letzten Tage des Jesus von Nazareth

https://inosmi.ru/history/20190428/245004634.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment