b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Соловей: " горожан просто игнорируют." //«Смиритесь, жалкие холопы»

Холопы и быдло
16.05.2019, 07:38
Эксперт рассказал, почему вспыхнули протесты в Екатеринбурге

Сначала они обнимали деревья. Потом сломали забор вокруг будущего «места силы», как любят говорить чиновники, — храма в центре Екатеринбурге. Но этот протест – он не против храма или не за сквер, он явно имеет другие причины. Сегодня, как это случилось в Екатеринбурге, строительство храма, занятие сквера, любимого горожанами, — это всего лишь повод и предлог для проявления накопившегося недовольства.

А недовольство в целом имеет масштабные и эшелонированные причины – начиная со снижения уровня жизни и ограничения возможностей по трудоустройству и заканчивая тем, что общество просто лишено возможности волеизъявления, влияния на определение собственной, пусть маленькой, но такой значимой для каждого судьбы и повестки, важной для собственного города.

Проще говоря — горожан просто игнорируют.
Кстати, Екатеринбург на фоне многих других российских городов выглядит еще очень неплохо. Я там был с месяц назад: он более динамичен, но возможности для людей в последние годы все равно значительно уменьшились. Кроме того, есть одно очень важное обстоятельство: в Екатеринбурге есть давнишняя традиция политического вольномыслия: можно напомнить хотя бы, что сравнительно недавно мэром был Евгений Ройзман, это вольномыслие было во всей его истории с 1990-х годов, куда можно вписать Бориса Ельцина, первого президента демократической России.

Битву за сквер (или за храм – зависит от того, с какой стороны участник баррикад) никак нельзя назвать конфликтом, условно, атеистов и верующих: в Екатеринбурге верующие сейчас вообще не очень заметны. Это конфликт власти в широком смысле, так как церковная организация рассматривается как часть власти, и общества.

И это самый опасный тип конфликта, он неизбежно приведет к политизации — это запрограммировано в его характере. Если власть ничего не делает для решения проблемы, самоустраняется или оказывает жесткое давление, то она будет встречаться с противодействием.


Так что причины более основательны и решить их «компромиссом» (как лестно для себя написала администрация губернатора) в виде строительства «Парка Согласия» вряд ли можно. Я нахожусь в непосредственном общении с людьми, которые наблюдают конфликт с разных сторон – и со стороны общественности, и изнутри власти.

Они признают: выплескивается накопившееся за долгое время общественное недовольство, которое стало выражаться таким образом. Здесь нет лидеров, нет организаторов, нет вообще организации, протест в полном смысле слова носит спонтанный, стихийный характер. Власть ведет себя глупо: она приняла решение — я так понимаю, под давлением Игоря Алтушкина и Андрея Козицына — построить храм именно в этом месте. Несмотря ни на что. Нежелание даже на шажок отступить, хоть как-то объясниться с людьми, только повышает градус противостояния. И власть намерена его еще больше повышать.

Но не будем все списывать на вольнодумство екатеринбуржцев. Этот конфликт типичен. Вот вам маленький Шиес в Архангельской области, вот взрывоопасная Ингушетия, вот площадка под храм в московском парке «Торфянка» – все эти конфликты имеют почти одну и ту же природу: поведение местной власти, которая долго, упорно, целеустремленно игнорирует любые общественные интересы и запросы.

И логика везде одинаковая: сначала люди пытаются использовать легальные каналы, обращаются в суды, пишут петиции, обивают пороги, но шаг за шагом их последовательно игнорируют. В Екатеринбурге давление было настолько сильное, что площадку для строительства храма переносили дважды, но сейчас точка невозврата пройдена: храм непременно хотят воткнуть в центре. Уж не будет ли там жилого центра? Бизнес-центра? Не поэтому ли меценаты и чиновники так настаивают на центральном месторасположении храма? Екатеринбург – не такой уж большой город, поэтому перенести храм чуть-чуть к окраине – это не вынести его совсем уж на выселки.

Именно так – неполитическими проблемами — общество доводят до состояния аффекта и кипения, и выплескиваться начинает все, что накопилось за прошедшие годы. Ситуация в Екатеринбурге и Шиесе типична для России, и ее можно экстраполировать: подобного рода конфликты будут происходить и в других местах.

И здесь очень важен пример: неважно, чем закончится конфликт, люди видят, что это единственное, что им осталось. Выходить на площадь. Протестовать. Сносить заборы.

А ведь есть прекрасное решение проблемы – городской референдум, но он требует подготовительной кампании, разъяснения, а это, естественно, рост общественного градуса. Но самое важное – все те люди, которые принимают решение о строительстве храма, открытии мусорных полигонов, перекройке границ — все они объединены общим морально-психологическим модусом по отношению к народу: мы с быдлом разговаривать не будем.

Я подчеркну – это характерно для них для всех. Они воспринимают общество как быдло. «Мы приняли решение». «Смиритесь, жалкие холопы». Неслучайно в столь острый момент, когда людей надо по голове погладить и заглянуть им в глаза, вновь назначенная замглавы Екатеринбурга по вопросам внутренней и информационной политики заявляет: «… под угрозой перспективы развития города: мы рискуем остаться без второй ветки метро, без крупных международных мероприятий. Мне бы хотелось, чтобы организаторы этих акций осознавали масштаб ущерба, который они наносят городу».

Позиция городских властей – нападение!
Это и вызывает наибольшее негодование, которое переходит в ярость, это и является нервом, здесь нет никакой идеологии, политики. Это характерно в полном смысле для меценатов, для городских, для губернских, для церковных властей. Разруливать ситуацию они не собираются, они будут давить. Но дело в том, что это все равно аукнется – и гораздо быстрее, чем кажется.

Я могу привести слова знакомого мне батюшки, человека весьма лояльного Церкви и Патриарху: «Если мы будем так поступать, не стоит удивляться, когда снова начнут разрушать храмы, а нас — вешать». Я понимаю, что это гипербола и что, слава богу, невозможно повторение богоборчества 1920-1930-х годов.
Но морально-психологическая реакция оскорбленного общества очень острая. И она будет нарастать и переходить в политическую плоскость.

https://www.gazeta.ru/comments/column/s77233/12356941.shtml
Tags: В сторону просветления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments