b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

Как рождалась Конституция

Как рождался Указ №1400 1993 года

День рождения «беззакония»

вчера в 19:21,
21 сентября — Рождество Пресвятой Богородицы, день рождения Ю.М.Лужкова и «день рождения» Указа №1400 1993 года.

Как рождался Указ №1400 1993 года
Третий, «день рождения» человеческого беззакония (формально-юридического), несмотря на прошедшие годы, уверяю вас, актуальное по сей день событие.

В этот день в 1993 году (я тогда был начальником госправового управления мэрии Москвы) мы с управляющим делами мэрии Москвы В.С.Шахновским зашли поздравить Лужкова с его личным праздником (первый праздник, Рождество Богородицы, был пока не вполне для него — он еще не был крещен).

Хорошее настроение было испорчено звонком Ю.В.Скокова (секретаря Совета безопасности), сообщившего о содержании Указа №1400. Лужков помрачнел, сказал: «Спасибо, поздравили, теперь война». Указ решительно реформировал (но по сути упразднял) полномочия высшей представительной власти. А такого права по действующей Конституции у президента не было. По ней вся власть принадлежала Советам.

Хронология дальнейших событий подробно описана ее участниками. Каждый дал им свою оценку, и согласно ей каждый был по-своему прав.
В 2018 году был 25‑летний «юбилей» нынешней Конституции, и суть немногочисленных, не для науки, публикаций (В.Д.Зорькин, С.М.Шахрай) сводилась к тому, что недостатки Конституции будут исправлять (в мягком варианте — «корректировать») новыми федеральными законами и «точечными» конституционными.
Грамотные юристы сразу скажут, что конституционный закон низшим по иерархии федеральным исправлять нельзя. «Точечные» конституционные не будут более «высокими» юридическими барьерами — тот же легитимный уровень.

Обе стороны возникшего конфликта: Кремль и Верховный Совет именно «вертели» каждый своим пониманием законности. Конституционный суд пытался «обнулить» создавшееся нагромождение родившихся с 21 сентября нормативных актов, но безуспешно.

Одним из тех, кто не отрицал неконституционность Указа №1400, был его соавтор, помощник Б.Н.Ельцина профессор Ю.М.Батурин, который в открытом эфире сразу же после объявления Указа объяснил, что через закон переступить можно. «Это неизбежная и очень большая плата за то, что приобретаем в результате такого решения, но платить будем, скорее всего, не мы, а наши дети, внуки…» .
Надо вспомнить, что 22 сентября Верховный Совет поправил Уголовный кодекс, и за действия на стороне президента Ельцина предусматривались меры наказания вплоть до смертной казни.

Лично у меня (да и у многих других) не было заблуждений насчет платы за верность действующему президенту, избранному по закону до сентября 1993 года. В вечер штурма здания СЭВ (там размещалась в том числе и часть мэрии Москвы), «Останкино» я по указанию Лужкова задержался на несколько часов в Свято-Даниловском монастыре, где Верховный Совет сорвал переговоры при посредничестве патриарха Алексия II.
После отъезда первых лиц имел «удовольствие» в присутствии иерархов РПЦ и духовенства (все живы и по сей день) пообщаться с представителем Верховного Совета Ю.М.Ворониным. Побалтывая коньячком в бокале и фривольно развалившись, он объявил, что нас, офицеров, они расстреливать не будут, а утопят в Москве-реке. Я, грешный человек, не мог не испортить ему настроение и, подойдя как бы чокнуться на прощание, шепнул ему на ухо: «Замучаетесь» (от имени знакомых мне офицеров и генералов). Слово я употребил, правда, более крепкое.

Могу быть уверенным, что благодаря Указу №1400 или скорее «русскому Богу» мы избежали нового красного террора (физическую жизнь большинству сохранили, а жизнь — дар Божий).

В преамбуле к Указу №1400 обосновывался «высокий мотив» выхода за пределы норм действующей Конституции, а именно «…во имя ценностей более высоких, нежели формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной ветвью власти».

Даже люди, не верующие в Бога, должны знать, что самые высокие ценности — это духовно-нравственные ценности, достижение которых ни в Указе №1400, ни в законах Верховного Совета никак не просматривалось.
Это вообще весьма сомнительная философская концепция, что в гражданских законах «закодирован» низший предел нравственного поведения и законы эти призваны ограничить действие зла и даже способствовать победе добра. Принудительная сила закона может бороться только с внешним проявлением зла — насилием.

Юридические законы призваны усмирять, а не умирять. Умирить Кремль с Верховным Советом стремился патриарх Алексий II, но только представители Кремля (Ю.М.Лужков, О.Н.Сосковец, В.Ф.Шумейко и др.) его хотели услышать, а Верховного Совета (кроме Р.Абдулатипова) — категорически нет.

После малого срока переговоров покойный патриарх понял их бесполезность и решил прибегнуть к традиционному для православия средству — молитве перед чудотворным образом Божьей Матери Владимирской. Для этого ее надо было забрать из Третьяковской галереи. Некое по юридической сути ничтожное основание оформили гарантийным письмом (возьмем и сразу же вернем), подписанным от имени Правительства РФ, мэрии Москвы и РПЦ.

На работников Третьяковки подействовало не письмо и не мои омоновцы, а сказанные мною слова: «Дайте Христа ради икону помолиться на один день, мы ее вернем». Я отродясь такого не говорил, это было от Нее.

И был сугубый молебен, и тысячи людей внутри и вокруг Елоховского собора, и «послевоенный» Указ Б.Н.Ельцина «О воссоздании исторического образа Красной площади», которым РПЦ были возвращены иконы Божьей Матери Владимирская и рублевская «Троица» (правда, только во владение и пользование). На молебне никого из Верховного Совета не было, хотя им никто не мешал.

Описанная малая часть событий — это вовсе не прошлое, а вполне наше настоящее, но пока без трагических обострений приступов насилия. Проблемы те же и у власти, и у граждан.

Власть уповает на принудительную силу закона, а граждане в ответ напоминают о своих конституционных правах.

В конце лета 2019 года местом противоречий в Москве стал проспект Сахарова и проходящие там митинги. Власть определяет для них место и время согласно действующему законодательству, а граждане хотят митинговать, где и когда хотят, имея в виду ст. 31 Конституции, забывая, что есть еще и ст. 55 Конституции, согласно которой их права могут быть Законом же и ограничены. Это продолжение истории, с которой мы в мэрии Москвы сталкивались еще в 90‑е годы ХХ века.

Нарушая в 1993 году закон Указом №1400, Ю.М.Батурин говорил, что право и закон — это не одно и то же. Многие правоведы с этим согласны, но содержание права ищут по сей день. Закон, как мы видим, одной рукой право дает (ст. 31 Конституции), а другой забирает (ст. 55 Конституции).

Право с очевидностью связано с ценностями более высокими, которые внутри человеческого сознания и разума. В число этих ценностей входит нравственное уважение к правам других граждан, а также государства (ст. 55 Конституции).

Право существует для людей, умеющих осознанно поставить других «на одну доску с собой». Для тех, которые не хотят понимать, что существуют хотя и юридизированные, но в первооснове нравственные принципы, — существует формальный принуждающий закон.

Постоянно возникающие ситуации с необходимостью применения определенного насилия к нарушителям Закона касаются и служащих силовых структур.
Конечно, приказ можно и не исполнять, но только если он носит заведомо незаконный характер (ст. 42 УК РФ), а законность или незаконность деяния, как известно, определяет только суд.
Приказом непосредственно не прикроешься от ответственности, поэтому в свое время Комиссия международного права ООН «оформляя принципы Нюрнбергского процесса, решила, что исполнение приказа правительства или начальства не освобождает от ответственности, если фактически был возможен сознательный выбор». Так что и гражданам, и госслужащим (а воинская служба — особый вид госслужбы) придется осознанно выбирать между правом и законом.

При сознательном выборе поведения сотрудниками силовых структур есть еще видимый камень преткновения — присяга.

От Петра I до наших дней известно о девяти официальных текстах присяг. Только в первых трех говорится о правилах чести, совести, «крайнем разумении исполнении приказов». В последних двух (1991, 1998 годы) требуется только «свято соблюдать Конституцию и строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров» и более ничего разумного или осознанного.

Так что надо учитывать упомянутый текст присяги и мнение председателя Конституционного суда РФ В.Д.Зорькина: «Речь должна идти о господстве именно правовых законов и правовой законности».

Но наш современный философ В.В.Бибихин справедливо заметил, что «на беду всякой конституции, не догадавшейся учесть, что обществом правит не обязательно что-то понятное людям, об этом догадываются как раз те, чьи бесчинства конституция призвана вроде бы остановить».. Это как своего рода развитие мысли философа О.Шпенглера «…пускай себе закон дает формулировки — толкует их жизнь».

Но «сознательный выбор» в жизни неминуем, и плохо, когда «нет Бога, нет бытия, нет и мысли» (В.В.Бибихин).

Подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен: самые яркие новости дня.

Сергей Донцов


Заголовок в газете: День рождения «беззакония»
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28081 от 21 сентября 2019


https://www.mk.ru/social/2019/09/20/kak-rozhdalsya-ukaz-1400-1993goda.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments