b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

ЛЕКАРСТВА И АНТИСАНКЦИИ

ЛЕКАРСТВА И АНТИСАНКЦИИ

Депутаты и сенаторы, похоже, соревнуются в цинизме. Депутат Государственной Думы Петр Толстой советовал россиянам заваривать кору дуба и пить "Боярышник" вместо американских лекарств, которые могут попасть под российские контрсанкции. Теперь сенатор от Совета Федерации Сергей Лисовский предлагает не преувеличивать роль импортных препаратов, так как с расстройствами прекрасно справляются "аскорбинка и марганцовочка".
Антисанкции еще даже не начали действовать, а люди в российских регионах уже столкнулись с проблемами при попытке получить льготные лекарства. В Карелии перебои с инсулином и тест-полосками для диабетиков. В Татарстане и еще в 20 российских регионах без лекарств могут остаться ВИЧ-инфицированные.
В Калининградской области, где 55 тысяч человек, в том числе диабетики и онкобольные, имеют право на бесплатные медикаменты, льготных препаратов нет уже несколько месяцев.

Под запрет могут попасть 140 торговых марок и 130 препаратов с международными непатентованными наименованиями. Это почти 70% лекарств, которые сегодня можно приобрести в российских аптеках: от обезболивающего "нурофена" и препарата от простуды "Терафлю" до ферментного средства "Креон", без которого не могут обходиться больные панкреатитом, и препарата от гепатита "Совальди". Больше остальных могут пострадать больные пневмонией, раком и инсулинозависимые пациенты.

Хотя правительство обещает, что закон не будет распространяться на лекарства, которые нельзя заменить аналогами российского, индийского или китайского производства, врачи бьют тревогу: в большинстве случаев эти аналоги не способны эффективно бороться с болезнями и обладают гораздо более широким спектром побочных эффектов.
Например, индийский антибиотик "Меропенем", применяющийся при пневмонии и перитоните, по эффективности в три раза уступает британскому "Меронему". А российское противорвотное средство "Латран" (заменитель немецкого "Зофрана", снижающего тяжелые последствия химиотерапии) зачастую вызывает как запор, так и диарею.

Всего в Российском государственном регистре лекарственных средств указаны 119 препаратов, которые производятся в США. Многие препараты, права на которые принадлежат американским фармацевтическим компаниям, производятся на территории Франции, Италии и других стран, которые также не одобряют действия российских властей.

Как жить без лекарств, если без них не выжить? Рассказывает президент межрегиональной благотворительной общественной организации "Хантер-синдром" Снежана Митина:

– Я не знаю, как жить без лекарств: пациентам, которых я представляю, лекарства нужны по жизненным показаниям. Диабетики погибают без инсулина, а мои подопечные погибнут без лекарств, которые делают в Америке.

Неуважаемый мною гражданин Чикатило страдал сахарным диабетом, и в день, когда привели в исполнение приговор, в девять утра он получил свой инсулин. А мои подопечные никого не убивали, не расчленяли, не ели и не насиловали, но получается, что их право на жизнь менее ценно, чем у Чикатило.

Марьяна Торочешникова: А чем чиновники объясняют свое нежелание обеспечить людей необходимыми лекарствами?

Снежана Митина: Они говорят, что принимают все возможные меры. Иногда говорят, что нет финансирования: это региональная ответственность, то есть регион должен закупать лекарства.

Марьяна Торочешникова: В начале этой недели многие отчитывались о проблемах с поставками лекарств, ссылаясь на новые правила.

Снежана Митина: Давайте мы все выбросим айфоны, вы не получите зарплату, а ваши дети не поедут учиться в Америку! Но эти лекарства мы оставим, потому что лекарства – это жизнь!

Марьяна Торочешникова: А что же будет, если все-таки введут закон...

Снежана Митина: Все просто погибнут! С одной стороны, Валентина Матвиенко говорит: "Давайте срочно обеспечивать мукополисахаридозы за счет федерального бюджета, потому что это страшная болезнь, это стоит дорого, регионы не справляются". А с другой стороны, мы рассматриваем такие "прекрасные" законы.

Марьяна Торочешникова: И получается, что человек списан со счетов?

Снежана Митина: Да. Ведь если случается перерыв в терапии, то дети прекращают говорить, ходить, самостоятельно глотать, и эти навыки зачастую не возвращаются. В голове не укладывается, как можно допустить такое! Понятно, что в некоторых регионах на это действительно нет денег, но закон одинаков для всех, и страна не заканчивается за МКАДом. Некоторые семьи вынуждены переселяться в Москву: продали все, что могли, купили комнату в "коммуналке" ради того, чтобы ребенок выжил.

Марьяна Торочешникова: Вы каким-то образом будете противостоять инициативе депутатов?

Снежана Митина: Да. Мы написали письма Володину и другим депутатам. На рассмотрение любых писем положен месяц, независимо от того, о чем они: о том, что цветы не растут, или о том, что дети умирают.

Марьяна Торочешникова: То есть они вообще живут на какой-то другой планете?

Снежана Митина: Те, кто находится в Госдуме и голосует за такие законы, как раз могут отвезти своих родственников лечиться за границу.

Марьяна Торочешникова: А что произойдет, если Дума все-таки примет этот закон?

Снежана Митина: Противосудорожные препараты тоже американские. И "Креон" необходим не только тем, у кого панкреатит, но и всем пациентам с муковисцидозом – это самое частое из редких заболеваний. Но наша фармацевтическая отрасль, к сожалению, не может соответствовать этим требованиям...

Марьяна Торочешникова: Как же не может?! Вот же депутаты говорят: "Мы же отберем у вас не все лекарства, а только те, у которых нет аналогов в России". Но если есть международные непатентованные наименования, какая разница, как это будет называться – "Аспирин" или "Ацетилсалициловая кислота"?

Снежана Митина: Врачи, наблюдающие наших пациентов, знают, что разница принципиальная: либо есть побочные эффекты, либо нет, либо есть клинически доказанная эффективность, либо нет. Хорошо, что у очень многих редких болезней есть единственное в мире лекарство, и пока ничего другого не придумано.

Сейчас многие пациенты с муковисцидозом уже не получают "Креон", потому что его не закупили, они пьют какие-то другие наши лекарства, и у всех случаются обострения, все попадают в больницы. Давайте по-честному посчитаем, что дешевле обойдется государству – лекарство, которое работает, или повальная госпитализация в связи с утяжелением состояния.

https://www.svoboda.org/a/29196478.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment