b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Граждане имеют тут власть которой позволили возникнуть и укорениться

Фашизм, коммунизм, нацизм — все эти идеологии были неразрывно связаны с именами вождей и, казалось, были призваны разрушить привычный ход исторического процесса, создавая всякий раз новые «дивные» миры. Именно поэтому их крах вызвал быстрый разворот общественного сознания; Германия вернулась к нормальности через десять лет после конца самой страшной в истории войны, а Советский Союз и Горбачев превратились в модные символы, как только была провозглашена политика открытости и гласности, начался реальный процесс разоружения.

Спецификой сегодняшней России стало и остается то, что Путин, изменивший траекторию развития страны не в меньшей мере, чем многие автократические лидеры прошлых эпох, произвел этот разворот, не опираясь ни на какую идеологию и не создавая новых символов.
Напротив, Кремль на протяжении последних двадцати лет максимально активно подчеркивал, что он «возрождает» Россию, «восстанавливает» ее исторические традиции, «упрочивает» традиционные морально-нравственные ценности, «очищает» великую историю страны от разного рода наветов. Тем самым исподволь, но очень умело утверждалось то тождество личности и страны, которое в большинстве диктатур ХХ века заменялось тождеством личности и идеи, личности и движения, личности и партии.

Собственно, приходится признать, что результат достигнут — и именно поэтому В.Путин отождествляется сегодня с Россией настолько, что его политика и его действия изменяют отношение масс не только к созданному им режиму, но и той стране, которой он руководит, а «русофобия» продуцируется как версия «путинофобии».

Подобная ситуация, на мой взгляд, могла сохраняться еще на протяжении долгого времени, если бы не один недооцененный всем нами демарш.

Если В.Володин своими словами о тождестве В.Путина и России, как это ни странно, реально укрепил власть президента, фактически отождествив его критиков со злопыхателями по адресу страны и таким образом попытавшись сделать всех, кто любит Россию, одновременно и сторонниками В.Путина, то В.Сурков своим эссе о путинизме, по сути, не оставил от этого прочного конструкта и камня на камне.

Введение термина «путинизм» как серьезного понятия; рассуждения о том, насколько влиятельным может оказаться — и уже оказывается — путинизм в глобальном масштабе; в какой мере он эффективен как «метод властвования» — все это по сути означает, что путинизм представляет собой новую идеологию/схему организации власти/средство политического доминирования, дезавуировав логику Володина.

В той же мере, в какой нацизм не аналогичен Германии, фашизм — Италии, а большевизм — России, путинизм не может быть тождественен нашей стране. Более того: как становится сейчас заметно, эта идеология (если она и существует), строится — в отличие от масштабных идеологем ХХ столетия — на обращенности не в будущее, а в прошлое. Главным принципом является не готовность отвергнуть и разрушить настоящее ради новых достижений, жить в ожидании завтра вместо существования в тягучем сегодня, а напротив, превознесение настоящего на основе вычленения в нем самоценных элементов прошлого, обладающих непреходящими значением и смыслом.

Именно поэтому главной целью выступает стабильность, а, проще говоря — консервация; развитие изымается из списка приоритетов; традиционные ценности доминируют над инновационными интересами.

Сегодня, несомненно, подобный тренд можно констатировать не только в России, но именно в нашей стране он стал доминирующим при соблюдении практически всех легитимных норм и ограничений; именно тут закручивание гаек искусно чередовалось с их ослаблением; именно в этом случае авторитарная власть смогла легитимно укорениться в демобилизованном, открытом и информационно богатом обществе.

Сегодня мир боится, а порой и ненавидит именно эту политическую систему, ошибочно отождествляя ее с Россией. Западные демократии стремятся сдерживать не Россию, которой как стране нет и не должно быть дела ни до Венесуэлы, ни до Мозамбика, ни до полусумасшедших европейских ультрас, — они намерены сдерживать путинизм как идеологию реванша против современного либерального порядка, как средство утверждения практики беззакония и клептократии.

Путинизм, если его существование как идеологии признали, наконец, сами его создатели, — не обязательно имманентное России явление, от преодоления которого в будущем российский народ потеряет не больше, чем немецкий — от денацификации, а советский — от падения коммунизма. Хотя бы потому, что в этом будущем никакой русофобии — ни реальной, ни даже воображаемой — в мире практически не останется…


Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

Заголовок в газете: Русофобия и путинизм
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28124 от 13 ноября 2019
https://www.mk.ru/politics/2019/11/12/putinizm-i-rusofobiya-voshli-v-svyazku.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment