b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

"Пошлый опыт - ум глупцов" (c) Некрасов

Убийство и пошляки
Расчленение доцентом СПбГУ бывшей коллеги вызвало у публики такую реакцию, что становится невыносимо стыдно.

Русский человек в любой трагедии ищет социальные причины, должные выводить на виновных.

Дмитрий Губин
Блогер, журналист, теле- и радиоведущий, писатель
Кровавая драма, разыгравшаяся на квартире доцента петербургского университета Соколова, стала в России главной новостью выходных, оттеснив тридцатилетие падения Берлинской стены. Можно понять. Обычно историки, кавалеры ордена Почетного легиона, влюбленные в предмет своих исследований до участия в исторических реконструкциях, довольно редко убивают, расчленяют и топят по частям своих бывших аспиранток.

Впрочем… Не так давно, в 2017-м, датский изобретатель Петер Мадсен на борту собственной подводной лодки тоже убил, расчленил и выбросил в море молодую шведскую журналистку.

«Я в шоке», — писали многие и тогда, и сейчас. И это самое точное, что можно написать.

Но дальше — по крайней мере в России — начинается такое, что впору выть.

Соколов, как все уже, наверное, знают, — не просто историк: он член Российского военно-исторического общества, возглавляемого министром Мединским, то есть однозначно провластного. «Между прочим, большой путинский патриот», — чуть не первым откликнулся в Twitter на новость о Соколове Тот-Кого-Даже-Путин-Не-Называет-Вслух (а раз Путин не называет, то и я не буду). Угу. Поняли. Патриоты — кандидаты в убийцы.

Дальше — больше, только уже с другой стороны. Военно-историческое общество удаляет информацию о доценте со своих страниц, а советница председателя заявляет, что никогда о Соколове не слышала. Ага. Патриоты, понятно, не какают. Параллельно начинается сбор подписей за отставку руководства петербургского университета, которому сообщали о странностях Соколова в поведении с женщинами, но оно не реагировало. Потому что руководство университета — пропутинское, своих выгораживало!.. Какой же, господи, стыд все это читать…

Я сейчас не о том, что все это пошлость чудовищная (в духе советской школы с сочинениями типа «Раскольников убил старушку, потому что царский режим его до этого довел», написанными исключительно затем, что ясно: учитель за «царский режим» двойку не влепит). И даже не о том, что русский мир стал окончательно бинарен: ты либо за Путина, либо против него. Я как раз эту бинарность не нахожу неизлечимой болезнью: кончится Путин — многообразие вернется, как после падения берлинских стен и советских союзов в одну секунду из ничего возникло удивительное разнообразие мнений, товаров, укладов.

Я о куда более тяжелой болезни общества — неважно, с какой стороны от Путина лежащего. Русский человек постоянно, по схеме самого вульгарного марксизма, ищет в любой трагедии социальные причины, должные выводить на виновных. Он уверен, что виновные всегда существуют и что их необходимо наказать, а для пресечения бед следует нечто в государственном устройстве подрегулировать. Например, запретить исторические реконструкции или заставить всю профессуру обследоваться у психиатра. Даже если (хотя боже упаси) в России на детсад упадет метеорит — тут же виноват будет либо Путин, который развалил науку и космос в пользу церквей и друзей, либо Чубайс, который развалил вообще всю страну в пользу вашингтонского обкома.

Но трагедия убитой молодой женщины и пожилого убийцы, у которого, похоже, теперь мало шансов выйти на свободу живым, — она вообще о другом. Она о темном, страшном, мутном, живущем в нас. Об убийственной любви, переходящей в убивающую ярость. О безумии. О черном дне мозга, которое порой выходит на поверхность — как по океану пробегает цунами. Это все об ужасе и (нередко) тщете человеческого существования. Какой там, к черту, Путин! Там рядом не стояла вся Россия. Никакими законами там ничего не подкрутишь, не подвинтишь. «И всюду страсти роковые, и от судеб защиты нет». Чтобы рассказать об этом, Пушкин писал поэмы, Шекспир — пьесы, Достоевский — романы.

Господи, да заткнитесь вы все!.. Тут даже Невзоров со своей репликой, что выбрасывать трупы в Мойку является дурным тоном, ибо для таких вещей в Петербурге существует Обводный канал, — в сто раз уместнее: это слова шекспировского шута, пришедшего на место трагедии.

А вот про «довели страну» — невыносимо слушать.

Дмитрий Губин
https://www.rosbalt.ru/blogs/2019/11/11/1812511.html
Subscribe

  • ЗОЖ

    Диетолог: не кормите детей переработанными рисовыми продуктами и фруктовыми соками (Al Jazeera, Катар) Здоровый образ жизни 11.04.202121025 Согласно…

  • Ревность ума не требует - проверено на собаках

    Ученые выявили у собак способность ревновать хозяев Новозеландские ученые из Оклендского университета выявили у собак способность ревновать хозяев.…

  • "Черт тебя побери!": почему ругаться - полезно

    Сильвия Эшбах | Tages-Anzeiger "Черт тебя побери!": почему ругаться - полезно От снятия стресса до тимбилдинга: есть много причин, почему иногда нам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments