?

Log in

No account? Create an account
b_n_e [userpic]

Любить себя, пользоваться взаимностью и соперников не иметь

Декабрь, 21, 2019 (12:04)

The Cut (США): как Америка помешалась на поднятии самооценки и почему ажиотаж был неизбежен
Популярная наука
21.12.201971150
Джесси Сингал (Jesse Singal)
В 1991 году была опубликована детская книга «Милашки в Королевстве самооценки» (The Lovables in the Kingdom of Self-Esteem). Произведение, вышедшее из-под пера Дианы Луманс и проиллюстрированное Кимом Ховардом, несет простой и в то же время мощный посыл: ты, малыш, читающий эту книгу или слушающий, как тебе ее читают взрослые, очень особенный.
Под обложкой нас встречает такое приветствие:
Я МИЛАШКА!
Узнать больше
Повторить
Я МИЛАШКА!
Я МИЛАШКА!

Эти волшебные слова открывают врата в Королевство Самооценки для читателей всех возрастов. Королевство населяют 24 зверька — Милашки — каждый из которых обладает каким-либо особенным качеством. Мартышка Мона очень мила. Совенок Оуэн — способный малыш. Бобр Бадди заботится об окружающем мире. Гусыня Грета верит в себя.

Сегодня такой сюжет может показаться насмешкой, даже по стандартам детских книг, однако «Милашки» были опубликованы на волне модного культурного феномена, стремительно завоевывавшего всю Северную Америку: помешательство на самооценке. Если вы росли сами или растили ребенка в 1980-90-е годы, то наверняка помните и другие подобные книги или даже глупые упражнения, призванные подчеркнуть уникальность каждого ребенка. В то время в обществе царил особый дух: да, основной задачей школы по-прежнему оставалось обучение, однако теперь в ее обязанности входило также формирование у детей чувства собственной неповторимости и потенциала.

И речь идет не только о школьниках. В те времена практически каждому — от генерального директора до безработного — внушалось (психологами или другими авторитетными специалистами), что работа над самооценкой может, пользуясь терминологией «Милашек», открыть врата к еще большему счастью, более высокой продуктивности и всему, что душа пожелает. Этот довод служил одновременно и личностным, и политическим целям: зародившееся в Калифорнии политическое движение утверждало, что повышение самооценки способствует снижению уровня преступности, уменьшению числа случаев подростковой беременности и решению других социальных проблем — даже таких, как загрязнение окружающей среды.

Долгосрочные последствия этих утверждений сложно переоценить. Помешательство на самооценке изменило структуру управления бесчисленного количества организаций, поменяло подход к образованию, применявшийся в воспитании целого поколения — так называемого «поколения Y», или миллениалов — и восприятие этим поколением самих себя (весьма положительное). Как оказалось, основной посыл этого тренда — утверждение, что существует прямая взаимосвязь между самооценкой и рядом позитивных последствий в социальной сфере — оказался ложным.
Однако это уже не имело значения: для миллионов людей такая концепция показалась слишком удобной и подходящей, чтобы заморачиваться с проверкой ее действенности, и отчасти именно поэтому одержимость страны самооценкой так и не закончилась. Многие люди по-прежнему верят, что повышение самооценки — одна из главнейших жизненных целей, достижение которой чрезвычайно важно для гармоничного психического развития.

По существу, охватившая всю страну мания была в основном делом рук необычайно эксцентричного политика: Джона Васконселлоса, скончавшегося в 2014 году. Он на протяжении 38 лет занимал пост члена законодательного собрания штата Калифорния.
В опубликованном Mercury News некрологе он описывался как «силач с легендарной растрепанной шевелюрой» — «яркий, мудрый, выдающийся, интеллектуальный и чрезвычайно красноречивый человек». Впрочем, прежде всего, он был нонконформистом: однажды он на протяжении всего своего трехлетнего срока в законодательном собрании отращивал волосы — и в его нонконформизме явно слышались калифорнийские нотки. Васконселлос был идеалистом, убежденным, что в каждом человеке таится нераскрытое величие, но его идеализм был отчасти вызван его собственными демонами и длившейся всю жизнь борьбой со вспышками гнева. Он не делал секрета из своих разнообразных попыток самосовершенствования — начиная с расплывчатой «терапии» до учений Института Эсалена в Биг-Сюре (поселение-коммуна на Западном побережье Калифорнии — прим. ред).

Где-то в это время Васконселлос наткнулся на, по тем меркам, впечатляющих размеров труды психологов о важности самооценки. Согласно тем исследованиям, реакция людей на различные трудности и проявления враждебности варьировалась в зависимости от их самооценки.
Как объяснял Science of Us социальный психолог Рой Баумайстер, специализировавшийся (в том числе) на самооценке, в ходе исследований была установлена корреляция между показателями самооценки и успешностью самопрезентации испытуемых, а также «тем, какова была их реакция, когда мы говорили, что они провалили первый тест из длинной череды испытаний
.........
Так что удивительно, что до сих пор не нашлось данных, подтверждающих утверждения Дакворт о том, что твердость характера является уникальным и наиболее мощным средством, позволяющим предсказать будущий успех — и еще меньше доказательств того, что внешнее вмешательство может повысить этот показатель. Согласно наиболее успешным исследованиям по предсказанию будущих результатов, твердость характера практически идентична добросовестности из хорошо известной Большой пятерки (психологическая модель, описывающая структуру личности человека посредством пяти общих, относительно независимых черт — прим. ред.), а также значительно уступает таким менее привлекательным показателям, как обучаемость.

Опубликованный в прошлом году исследователями Маркусом Креде, Майклом Тинаном и Питером Хармсом метаанализ выдвигает предположение, что методы формирования твердости характера не оказывают практически никакого влияния на академические результаты и последующий успех, а также что «конструктивная достоверность» твердости характера — или, другими словами, то, насколько эта концепция полезна с точки зрения психологии и насколько она соотносится с реальными результатами — под вопросом. Более того, Креде и его коллеги обнаружили, что Дакворт совершила ряд статистических ошибок на ранних стадиях исследования твердости характера — «элементарных» ошибок, как выразился Креде в своем электронном письме — которые привели к тому, что он и его коллеги называют раздутой оценкой важности твердости характера. Так и не исправленные ошибки по-прежнему остаются в документах исследования, хотя Дакворт обещала проверить все неточности.

Дакворт, к ее чести, раскритиковала людей, которые, по ее мнению, преждевременно раструбили о важности концепции для реальных результатов. В своем e-mail она поделилась ссылкой на документ, где она работает над ответом команде метаанализа Креде и прочим критиками ее работы (она заявила, что планирует опубликовать его, но документ пока не готов). Она также отвергает обвинения в популяризации твердости характера: «Если честно, я не могу понять, где именно в моей книге, в опубликованных мной статьях или даже в моих публичных выступлениях я могла заявить, что твердость характера является единственным или наилучшим способом предопределить успех».

Однако, вне зависимости от того, что кто-нибудь язвительно думает о ее интервью в Times, словах из выступлений с TED Talks или считает найденные Креде статистические ошибки серьезными, по факту многие люди действительно переоценивают значение твердости характера — или, по крайней мере, бегут впереди паровоза, не дожидаясь публикации каких-либо убедительных доказательств.

Несмотря на то, что твердость характера пока не достигла тех же вершин, что самооценка — отчасти потому что она остается относительно новым предметом изучения — можно проследить и другие поразительные области сходства. Твердость характера, как и самооценку, можно свести к простому посылу, который находит отклик в обществе, где зародилась эта концепция. Таким образом, если самоактуализация была чрезвычайно популярной у среднего класса потребителей популярной психологии в 60-е и 70-е — период деятельности Васконселлоса — то на сегодняшний день ситуация стала немного… тверже. Общество стало более индивидуалистическим, более разделенным и более сосредоточенным на достижении своих целей.

Так что, хотя предельно упрощенный посыл «Если мы сможем повысить самооценку, нам удастся решить множество проблем» и «подходил» 1980-м, в 2017 идея наподобие «Если мы сможем научить детей больше работать и демонстрировать больше упорства, они смогут достичь успеха» обладает большим потенциалом.
Впрочем, структура осталась неизменной: как и самооценка, твердость характера стирает огромное количество сложностей и неравенства в распределении преимуществ, определении победителей и проигравших, заменяя всю эту неразбериху ясной и понятной схемой, которую можно свести к двум предложениям. И да, сторонники твердости характера могут настаивать, что, разумеется, существуют и другие факторы, пока ими не определенные, но это нисколько не способствует снижению популярности этой концепции.

Возможно, самая серьезная проблема в обсуждении отживающего свое помешательства на самооценке или расцветающей одержимости твердостью характера заключается в убежденности людей в том, что открытия бихевиоральной науки смогут сами собой разрешать проблемы, связанные с образованием, системой правосудия или другими сферами общественной жизни, где существует неравенство.
Ни одна из проблем, привлекающих внимание ученых, не может быть решена разработками, выходящими из их лабораторий.
Ситуация всегда оказывается сложнее, чем алгоритм «Если бы мы только смогли заставить людей быть более Х, тогда, конечно, мы сразу смогли бы решить проблему У».
Если вкратце, общественные науки должны восприниматься как часть чрезвычайно сложного процесса решения глобальных проблем общества, а не как источник революционных Простых Решений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и получайте переводы самых ярких материалов зарубежных СМИ.
Оригинал публикации: How the Self-Esteem Craze Took Over America and why the hype was irresistible
https://inosmi.ru/longread/20191221/246490492.html

Comments

Posted by: b_n_e (b_n_e)
Posted at: Декабрь, 21, 2019 09:05 (UTC)
Там же

Во многом по тем же причинам, по которым так тяжело вычислить точную стоимость движения за повышение самооценки в долларовом эквиваленте, нам так тяжело найти свидетельства ее упадка.
Похоже, дело к тому и идет, учитывая, что многие виды внешкольной активности были упразднены, а корпоративные менеджеры отказались от помешательства на самооценке и переключились на другие методы — властные позы! — в целях повышения потенциальных прибылей.
В целом же это движение добилось таких успехов, что ему удалось войти в национальную культуру как правде — и теперь оно уже никогда не канет в Лету: разумеется, для детей очень важно иметь адекватную самооценку.
Разумеется, нельзя полюбить кого-то, если ты не любишь себя.

Или: разумеется, упрощенные наблюдения за человеческой натурой обладают магической притягательностью.


Сегодня отношение к общественным наукам претерпело изменения — люди относятся к ним немного более критично, нежели во времена Расцвета Самооценки. Не считая TED Talks, люди лучше понимают, почему тот или иной научный метод может оказаться обманчивым, создать ложные представления о человеческой натуре и поведении.
Так что было бы приятно думать, что теперь что-то наподобие всеобщего помешательства на самооценке не произошло бы, и мы не купились бы на это.

Но если вы посмотрите на шумиху, возникшую вокруг настойчивости, вам покажется, что вы все это уже где-то слышали.

За последние несколько лет группа исследователей под руководством Анджелы Дакворт из Университета Пенсильвании выдвинула теорию, что эта личностная характеристика, определяемая как «упорство и нацеленность на выполнение долгосрочных задач», закладывает фундамент школьного — и, получается, карьерного и жизненного — успеха более, чем что-либо еще. «Моя команда обнаружила, что этот показатель затыкает за пояс IQ, результаты экзаменов, физическую форму и миллиарды прочих показателей.

Он помогает нам заранее определить, кто из испытуемых будет наиболее успешен в той или иной ситуации», — рассказала Дакворт в прошлогоднем интервью нью-йоркскому Times. А в ходе своего набравшего 10 миллионов просмотров выступления в рамках TED Talks, посвященного учителям, работающих в проблематичных учебных заведениях, она заявила, что «была установлена характеристика, ставшая значимым предвестником успеха.

И я говорю не о социальном интеллекте. Не о внешнем виде, физической форме или IQ. Я имею в виду настойчивость».

Было бы сложно переоценить переполох, поднявшийся после этих заявлений — адепты настойчивости говорили о ней как о том самом секрете успеха. Это утверждение было разрекламировано и в книге Дакворт «Твердость характера: сила страсти и настойчивости». Она также получила грант МакАртура «для гениев» на продолжение исследований этой темы.

Министерство образования рекомендовало введение методик формирования «твердости» в систему национального образования, а сеть «Знание — сила», насчитывающая 200 школ с собственным уставом по всей стране, включили твердость характера в список из 7 фундаментальных черт характера, которые они стремятся развивать у своих студентов.

И, поскольку твердость характера, как указывает Times, соответствует «недавней реформе федерального закона об образовании, согласно которому штаты должны ввести по меньшей мере один неакадемический компонент в процесс оценки школьной успеваемости».
Многие другие школы повсеместно изучают возможности введения оценки и инициатив по формированию твердости характера в свою учебную программу.

Edited at 2019-12-21 09:07 (UTC)

1 Читать комментарии