August 14th, 2007

а не их!, Мой

Из биографии Сербского

Его именем в 1921 году назвали институт, получивший мировую известность благодаря практике "карательной психиатрии"
Честно говоря и об этом  человеке (фамилия которого была прихватизирована мародерствующим государством уже после его смерти и отдана институту судебной медицины)  я думал столь же  нехорошо как о изуверах и приспособленцах, работавших в этом институте при совке (Снежневском и других).  
Как пишет Новодворская: "Сейчас они строят из себя белых и пушистых, но проверьте по залам и кабинетам, не висят ли там у них портреты Даниила Лунца, Андрея Снежневского, Георгия Морозова – преступников, которых Нюрнбергский трибунал просто отправил бы на виселицу."   Невольно мне стыдно за эту мысленную лень. Но тем гнуснее поступки тех, кто испачкал имя честного исследователя и врача.  Ниже фрагмент о Сербском.
"В 1911 году Владимиру Петровичу пришлось принять участие еще в одном конфликте. 
Обострилась борьба за университетскую автономию, в ответ на которую последовали репрессии царского министра просвещения Л.А.Кассо. В знак протеста группа профессоров во главе с Сербским демонстративно оставила университет. На этот раз из - за восстановленного уважения к личности профессора Сербского вместе с ним клинику покинули почти все клинические врачи - без различия в своих политических взглядах. Эти врачи пожертвовали ради общей идеи личными планами, оставив клинику.

В том же году на первом съезде Русского союза психиатров и невропатологов отступивший, но не сдавшийся Сербский выступил с речью против правительственной политики подавления прав и свобод. В своей речи он скаламбурил по поводу Кассо, сказав, что все эти cas sots (глупые случаи - франц.) когда-нибудь пройдут и забудутся. Владимир Петрович обратился с речью к коллегам, в которой сказал (с аллюзией на строки Бальмонта "Хочу быть дерзким, хочу быть смелым..." - которые в те годы были знакомы всем): "Если поэты только хотят быть гордыми и смелыми, то мы, представители науки, должны быть ими. И, пользуясь ее светом, мы должны сказать громко и открыто, что нельзя вести людей к одичанию, толкать их на самоубийства и психические заболевания". Полиция использовала эту речь как предлог для того, чтобы закрыть съезд.

Так талантливые врачи оказались без своей клиники и, что было особенно тяжело, без клинической библиотеки.

Но вскоре им - бывшим врачам клиники и некоторым другим заинтересованным лицам - удалось основать самостоятельное психиатрическое общество, называвшееся "Малые пятницы".

Это название появилось следующим образом: ещё раньше было образовано "Университетское общество невропатологии и психиатрии", которое всегда по пятницам (дважды в месяц) проводило свои заседания. А в другие пятницы врачи клиники просто сами регулярно собирались, чтобы под председательством директора обменяться мнениями о ещё не совсем завершённых работах, а также послушать доклады о современной литературе по психиатрии.

Эти собрания стихийно получили название маленьких пятниц. В 1912 году общество "Малых пятниц" получило самостоятельность, но оно продолжало поддерживать хорошие отношения с большими пятницами.

В обоих обществах председателем был профессор Сербский. "Малые пятницы" отличались от других медицинских обществах тем, что они в число своих членов принимали не только врачей, но и других специалистов, работавших в смежных с психиатрией областях (криминологии, педагогике, психологии и т.д.). Заседания "малых пятниц" получили популярность, их посещали многие известные люди". 
Взято по ссылке:
http://www.massmedia.msu.ru/newspaper/newspaper/4033/all/yubilei.htm