May 15th, 2014

2007

Тайны Сноудена: как сотрудник спецслужб США превратился в борца с системой

Тайны Сноудена: как сотрудник спецслужб США превратился в борца с системой
Бизнес-газета РБК Daily:

Мифы Древней Греции, компьютерные игры и вера в свою правоту – вот рецепт превращения обычного человека в борца со всесильными спецслужбами, считает журналист Гленн Гринвальд. В 2013 году на страницах The Guardian он опубликовал откровения Эдварда Сноудена, а во вторник представил книгу No Place to Hide ("Негде укрыться"), в которой раскрыл тайны того, как и почему экс-сотрудник американских спецслужб решил бросить вызов системе.
Collapse )
Сноуден, в частности, выяснил, что АНБ наладило получение и перехват партий телекоммуникационного оборудования, подготовленного к экспорту из США в третьи страны.
Специалисты АНБ внедряли в маршрутизаторы, серверное и иное сетевое компьютерное оборудование специальные средства слежения, затем заново упаковывали технику, используя заводские печати, и отсылали заказчикам. Впоследствии американские спецслужбы получали дистанционный доступ к этому оборудованию и хранящихся на нем данных.
Как пишет Гринвальд, информация об этих операциях есть в полученных им от Сноудена секретных отчетов АНБ от 2010 года. В связи с этим возникают вопросы к таким американским производителям, как Cisco Systems, Juniper Networks и Redback, а также компаниям, которые осуществляли перевозку идущего на экспорт оборудования, отмечает Гринвальд.

Журналист и римский диктатор
Обнародовать свои открытия Сноуден решился не сразу. Как вспоминает Гринвальд, 1 декабря 2012 году он получил странное письмо по электронной почте. Некто, назвавший себя Cincinnatus – по имени диктатора Луция Квинкция Цинцинната, спасшего Рим от захватчиков, пообещал сообщить "очень интересные" и важные сведения, но потребовал от журналиста установить программу для зашифровки сообщений, так как боялся, что их переписку могут взломать.
Collapse )
Сноуден был крайне разочарован ленью и недоверием журналиста. "Я готов рискнуть своей свободой, возможно, даже своей жизнью, чтобы предоставить этому парню тысячи сверхсекретных документов самого секретного национального агентства – утечку, которая породит десятки, а может, даже сотни гигантских журналистских эксклюзивов, а он даже не может побеспокоиться о том, чтобы установить программу для зашифровки", – приводит Гринвальд слова Сноудена.
Collapse )

Можно и иначе сформулировать
Нетерпимость к двойной морали и лживой демагогии
Стремление к лучшему будущему для всего мира, страны и себя
2007

Интервью БГ ББС

Суровая мужская печаль

Би-би-си: Давай поговорим о новых песнях, которые очевидно отражают нынешнее настроение. Я вспоминаю твое настроение годичной, двухгодичной давности. У тебя было ощущение, что Россия поднимается… Ощущение от новых песен скорее грустно-печальное.
Collapse )
Би-би-си: "Лошадь белая", "Архангельск", новые песни – от всего этого складывается ощущение тревожного предчувствия, а теперь уже в общем безнадежного и бессильного ужаса. По степени мрачности и философской глубины новые песни вызывают ассоциации с "Русским альбомом" и некоторыми песнями первой половины 90-х…

Б.Г.: Для меня новые песни тоже имеют много общего с "Русским альбомом". Видимо, потому что и те, и другие написались в момент изменения мира, в котором мы живем. Только я бы не назвал чувство, вдохновляющее их, "ужасом"; для меня это печаль – суровая мужская печаль, ясно выражаемая формулой "мне просто печально, что мы могли бы быть люди".

Но, с другой стороны, большинство всегда склоняется к культу силы и искусству, для понимания которого не требуется отягощать себя лишней культурой.
И рядом с этим большинством всегда есть настоящие, чистые и прекрасные люди, которые и спасают свою страну от гибели, часто - в условиях, приближенных к боевым. Так что мне есть, для кого петь.

"Я не за какую-то сторону – я за людей"

Би-би-си: В отличие от своих коллег ты избегаешь открыто комментировать политическую ситуацию…

Я не считаю, что я такая важная в мире фигура, что власти какой бы то ни было страны должны прислушиваться к моему голосу, поэтому и не высказываюсь.
Борис Гребенщиков
Б.Г.: Мне, честно говоря, зачастую просто неловко читать высказывания деятелей искусств на злободневные темы – они уверены, что раз они популярны, то могут сообщить народу истину в последней инстанции. А еще и песни к этому подмешивать... Людям вообще свойственно подражать тем, кого они считают авторитетами. Поэтому использовать авторитет популярных людей – дело беспроигрышное; вот только чем больше его используют, тем меньше его остается. Поэтому я и не собираюсь выражать никаких точек зрения. Мне важнее песнями настроить слушателя на такую правильную волну, что точка зрения у него вырабатывается естественно, сама по себе, и она соответствует культуре человечества за последние несколько тысяч лет. Мое дело – писать и петь песни. А комментировать ситуацию (и песни) я оставляю другим.

Я не считаю, что я такая важная в мире фигура, что власти какой бы то ни было страны должны прислушиваться к моему голосу, поэтому и не высказываюсь. Не люблю брехать попусту. При этом я сотрудничаю с организацией Amnesty International и время от времени подписываю письма в защиту несправедливо заключенных в тюрьму людей. И дважды мне приходили письма благодарности от людей, которые в результате деятельности Amnesty были освобождены. Читать такие письма – большая радость.
Collapse )
Би-би-си: Ощущение от поездок по России, от глубинки – какое оно?

Б.Г.: Я не езжу в глубинку. Я провожу там большую часть своей жизни. Я иногда заезжаю в Петербург - или в Лондон, или в Нью-Йорк, или в Париж. Но, в основном, последние 25 лет я нахожусь в русской провинции. И мое ощущение от России прекрасное, потому что в ней не переводятся живые люди. А что касается маньяков, которые хотят войны любой ценой с кем бы то ни было, как бы то ни было, которые хотят убивать не таких, как они – их всегда хватает, но они обитают поближе к власти, в больших столицах. Их почему-то значительно меньше в маленьких городах. Сумасшедших везде хватает. Просто ход человеческой истории - доказательство того, что, по счастью, не они определяют ход жизни. И мои путешествия показывают, что большая часть этой прекрасной страны все же совершенно нормальна.

Би-би-си: И все-таки ощущение в последние месяцы складывается невероятно тяжелое. Сердце рвется на части, происходящее просто не укладывается в голове, и в какие-то минуты просто становится страшно. Какое-то предчувствие большой, непоправимой беды...

Б.Г.: Боюсь, что именно этого эффекта и добиваются подлинные устроители всего этого гиньоля (как бы их ни называть). Разжечь все возможные негативные чувства и загнать в безысходный мрак. Поэтому единственно возможная верная реакция – не поддаваться. Знаю по себе: тоже поначалу не мог не поддаться – и понял по результатам, что играю этим на руку тем, с кем не хочу иметь ничего общего. Я не за какую-то сторону – я за людей, их право на жизнь, мир и человеческое достоинство - и против нацизма, ненависти и агрессии между людьми, какими бы возвышенными словами это зло не прикрывалось.
Collapse )