September 3rd, 2014

2007

(no subject)

США планируют на вторую половину сентября военные учения на Украине
время публикации: 06:36
последнее обновление: 06:57

Минобороны США по-прежнему планирует провести совместные учения "Быстрый трезубец-14" на Украине, в них могут принять участие 200 американских военнослужащих
Минобороны США по-прежнему планирует провести совместные учения "Быстрый трезубец-14" на Украине. В них могут принять участие 200 американских военнослужащих. Об этом сообщил представитель Европейского командования вооруженных сил США Грегори Хикс.

"Мы по-прежнему планируем провести эти учения", - сказал он, как передает ИТАР-ТАСС.

Согласно данным информагентства Reuters, также предполагается участие более 1 тысячи 100 военных из Азербайджана, Канады, Грузии, Германии, Молдавии, Польши, Литвы, Латвии, Румынии и Великобритании. Учения запланированы на 16-26 сентября.
Collapse )

"Учения "Верное копье II" призваны продемонстрировать приверженность НАТО своей основной цели: защите свободы и безопасности членов альянса и партнеров", - говорится в коммюнике альянса.

Той же цели будет подчинена целая серия предстоящих учений, в том числе: Loyal lance (также "Верное копье") в Германии, Noble ledger ("Благородная надпись") в Норвегии, Rapid trident ("Быстрый трезубец") на Украине, Anakonda в Польше, Trident lance ("Копье-трезубец") в Германии и другие, о которых будет объявлено позднее.

"Целью учений ("Верное копье II") является подготовка подразделений уровня бригады для проведения операций в любой точке мира в чрезвычайных ситуациях", - отмечают в НАТО.
Collapse )
............................................................................................
Полное ощущение, что деяния Путина привели к смертоубийствам, большим экономическим потерям, снижению уровня жизни, изоляции России в мире и нарастанию мировой напряженности
Вот только отвечать за это он не планирует
2007

(no subject)

2 сентября 2014 г.
Джузеппе Сарчина | Corriere della Sera
Рейды, газ или разделение? Три опции на столе ЕС
Просматриваются три варианта решения украинского кризиса, и один хуже другого, пишет Джузеппе Сарчина в газете Corriere della Sera.

"Исходя из соотношения сил на местах, можно, кажется, говорить о трех возможностях урегулировать кризис на Украине, но все сценарии, к сожалению, плохие", - говорится в статье.
Самым разрушительным может стать военный ответ на контрнаступление сепаратистов и российских спецподразделений.
а данный момент решающей инициативой могло бы стать немедленное принятие Украины в НАТО и применение Статьи 5 о защите страны-члена альянса, подвергшегося нападению.
Результатом может стать разрушительная война в центре Европы, местом ведения которой станут густонаселенные города, против державы, оснащенной мощным обычным, не говоря уже о ядерном оружии.
Опыт последних 6 месяцев показывает, что непрямой поддержки уже недостаточно. Но готово ли НАТО направить дроны, истребители-бомбардировщики, ракеты и, по меньшей мере, 15-20 тыс. солдат для обеспечения неприкосновенности границ Украины?
Это ключевой вопрос, пишет Джузеппе Сарчина.

Второй вариант - экономические санкции. Но очередной раз опыт показывает: если надо создать для России настоящие трудности, необходимо применить радикальные меры в нефтегазовой сфере. Европейские страны в состоянии отказаться от жизненно важной квоты энергии? Остается путь переговоров, делает вывод автор, рекомендуя воспользоваться им как можно быстрее.
"В прошлом апреле пророссийские активисты могли довольствоваться политической и административной децентрализацией.
Но в Киеве решили, что в состоянии сохранить целостность страны. Этого не произошло, и все говорит о том, что не произойдет", - говорится в статье.

"Теперь сепаратисты настаивают на формуле федерализма, которой не существует в природе.
"Новороссия" - так должно называться новое государство - останется в составе Украины, но будет иметь право заключать международные соглашения. Например, вступать в Таможенный союз с Россией, Казахстаном и Белоруссией.
В действительности повстанцы делают ставку на выход из состава Украины.
Быть может, Петр Порошенко еще может ограничить ущерб, признав политическую роль вооруженных повстанцев.
Такое трудно признать демократической стране, но это бесконечно лучше, чем война и экономическое самоубийство", - полагает автор.
Collapse )
2007

«Получить Донбасс и потерять Украину — для Кремля поражение».

Путинская ловушка ("Foreign Affairs", США)
Почему Украине следует уйти с удерживаемого Россией Донбасса.
Александр Мотыль (Alexander J. Motyl)

03/09/2014
Сейчас большинство аналитиков, следящих за конфликтом между Россией и Украиной, предполагают, что российский президент Владимир Путин намерен аннексировать Донбасс, а также, вероятно, и другие регионы украинского юго-востока, который его режим теперь называет «Новороссией». Однако это ставит перед нами два вопроса.
Во-первых, почему Путин не вторгся на Украину сразу же после того, как в начале марта захватил Крым?
Во-вторых, если он намерен удержать Донбасс, почему он позволяет своим марионеткам обстреливать города, убивать мирных жителей и разрушать шахты, заводы, школы и прочую инфраструктуру?
Collapse )
В свете этого победа над пророссийскими повстанцами и регулярными силами России (численность которых в зоне конфликта, по разным оценкам, составляет от 5000 до 15000 человек) может оказаться невозможной, а договоренности с ними — контрпродуктивными.
Даже если Украина освободит регион, как она обещает, она получит опустошенный, нестабильный и постоянно находящийся под угрозой «ржавый пояс», который будет продолжать делать то же самое, что он делал с тех пор, как Украина получила независимость в 1991 году — служить каналом для российского влияния на внутренние дела Украины и оплотом политических сил (от сепаратистов до бывшей при Януковиче правящей Партии регионов), выступающих против реформ и интеграции с Западом.

В таком случае, если Киев хочет вырваться из путинской ловушки, ему, возможно, следует уйти с контролируемой российскими войсками и сепаратистами территории Донбасса.
Целью должно быть превратить их не в автономии в составе слабой Украины — как хотел бы Путин, — но в независимый субъект, чего Москва явно не хочет. Возложив это бремя на плечи Путину, Киев сможет попросить Запад, чтобы тот помог ему повысить оборонный потенциал — в том числе построить укрепления на новой границе с Россией и обрубком Донбасса.
России и ее марионеткам придется самим разбираться с устроенным ими в Донбассе хаосом, а Украина сможет добиваться интеграции с Западом и с миром. Соединенные Штаты и Европа, в свою очередь, смогут вздохнуть свободнее, видя, что кровопролитие подошло к концу.

Разумеется, подобные выводы предполагают, что Лукину известны взгляды Путина и что он был честен в разговоре с Гельманом. Впрочем, есть факты, которые подтверждают оба эти предположения. 31 августа Путин призвал Киев «немедленно приступить к субстантивным, содержательным переговорам... по вопросам политической организации общества и государственности на юго-востоке Украины». Это указывает, что целью российского вторжения на Восточную Украину было заставить Киев согласиться на какую-нибудь форму федерализации для Донбасса.
Однако если слова Лукина не соответствуют действительности, Киеву все равно необходимо реально оценить свои шансы вернуть себе контролируемые Россией части Донбасса — и нормально управлять ими впоследствии.
Если он сочтет, что шансов на успех у него мало и становится все меньше и что навести порядок на этих территориях в дальнейшем не получится, идея официального ухода с Донбасса и восстановления Украины как западной страны может позволить Киеву вырвать победу из пасти поражения.
По той же логике, две дополнительные экономические «черные дыры» — Крым и Донбасс — могут только ускорить упадок путинского режима.

Разумеется, украинцы — и особенно их амбициозные политические лидеры и отважные бойцы добровольческих батальонов — не захотят мириться с таким решением. Они будут говорить, что солдаты и мирное население гибли не ради того, чтобы Путин в итоге удовлетворил свои имперские амбиции.
Они будут приравнивать призывы уйти из контролируемого Россией донбасского анклава к предательству. С моральной точки зрения они будут правы, однако Путин, безусловно, в своих попытках влиять на украинскую политику делает ставку именно на подобную моральную бескомпромиссность.
С учетом альтернатив украинцам, возможно, имело бы смысл не играть по его правилам и сфокусироваться на том, что будет лучше для них самих и для их страны.
Если они решат, что им предстоит выбирать между непрекращающейся войной, положением дел, «как при Януковиче, но без Януковича», и подлинной независимостью на реально контролируемой правительством территорией, они могут придти к выводу о том, что отказ от неуправляемых областей, всегда бывших на Украине чужаками, на деле стал бы несомненным свидетельством верности страны идеям подлинного суверенитета.

И потом, кто знает? Когда Путин, наконец, уйдет с политической арены и Россия устанет от злодеяний путинизма, возможно, Донбасс однажды снова постучится в двери Украины — может быть, даже вместе с Крымом. Если так будет, Украина сможет пустить их обратно на своих условиях, а не на условиях Кремля.
Collapse )
2007

Призрак марксизма?

Реакции в Соединенных Штатах и в других странах с развитой экономикой на недавнюю книгу Томаса Пикетти «Капитал в XXI Веке» (“Capital in the Twenty-First Century”) свидетельствуют о растущем беспокойстве по поводу усиливающегося неравенства. Его книга добавляет еще больше доказательств в уже подавляющую базу свидетельств того, что ошеломляющая доля доходов и богатства находится на самом верху: у высшего класса населения.

Кроме того, книга Пикетти предоставляет иную точку зрения для понимания экономики в течение около 30 лет, последовавших за Великой депрессией и Второй мировой войной, представляя этот период как историческую аномалию, возможно, вызванную необычной социальной сплоченностью, которую могут стимулировать катастрофические события. В эту эпоху быстрого экономического роста процветание было широко распространено: все группы населения продвигались, а самые низкие даже получали значительную прибыль.

Пикетти также проливает новый свет на «реформы», которые продвигали Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер в 1980-е годы в качестве усилителей роста, от которых все должны были получить прибыль.
За их реформами последовали замедление экономического роста и усиление глобальной нестабильности, а тот рост, который все таки произошел, пошел в основном тем, кто наверху.

Аргументы Пикетти поднимают фундаментальные вопросы, касающиеся как и экономической теории, так и будущего капитализма. Он документирует значительное увеличение соотношения между богатством и выводом продукции.
В стандартной теории такое повышение будет связано с падением прибыли на капитал и увеличением заработной платы. Но на сегодняшний день кажется, что доходность капитала не уменьшилась, а вот заработная плата падает (в США, например, средняя заработная плата упала примерно на 7% в течение последних четырех десятилетий).

Наиболее логичное объяснение в том, что увеличение измеряемого богатства не соответствует увеличению производительного капитала – и кажется, что данные подтверждают эту интерпретацию.
Collapse )
То, что мы наблюдаем – стагнация заработной платы и рост неравенства, даже когда богатство увеличивается – это не то, как работает нормальная рыночная экономика, а то, что я называю «суррогатным капитализмом».
Проблема не в том, как рынки должны работать и работают сейчас.
Проблема лежит в фундаменте нашей политической системы, которая не смогла обеспечить конкурентоспособные рынки и создала правила, которые поддерживают использование искаженных рынков, на которых корпорации и богатые могут эксплуатируют всех остальных, и к сожалению так и делают.

Разумеется, рынки не существуют в вакууме: должны быть правила игры, и они устанавливаются с помощью политических процессов. Высокий уровень экономического неравенства в таких странах, как США, и все чаще в тех, которые последовали их экономической модели, привел также и к политическому неравенству.
В такой системе возможности для экономического развития тоже становятся неравными и усиливают низкие уровни социальной мобильности.

Таким образом, прогноз Пикетти о все более высоких уровнях неравенства не отражает неумолимые законы экономики.
Простые изменения – в том числе высокая прибыль от капитала и налоги на наследство, увеличение в расходах для того, чтобы расширить доступ к образованию, неуклонное применение антимонопольных законов, реформы корпоративного управления, которые очерчивают зарплату заведующих и иных лиц высшего менеджмента, и финансовые правила, которые обуздают способность банков эксплуатировать остальное общество – позволят сократить неравенство и заметно увеличить равенство возможностей.

Если мы изучим правила этой игры, то сможем даже восстановить быстрый и общий экономический рост, который характеризовал средний класс обществ в середине XX века.
Главный вопрос, стоящий перед нами сегодня на самом деле, – не о капитале в XXI веке. Речь идет о демократии в XXI веке.
Collapse )