July 17th, 2015

2007

За лайк ответишь

За лайк ответишь
Все больше «экстремистских» уголовных дел возбуждается за репосты в соцсетях
Любовь Маврина, Маргарита Алехина

Полтора года условно и лишение права пользоваться Интернетом – к такому наказанию приговорил на этой неделе суд барнаульского гражданского активиста Антона Подчасова. Активисту вменили разжигание ненависти и вражды, а также публичные призывы к экстремизму.
Collapse )
По словам экспертов, с тех пор как в 2002 году в российском Уголовном кодексе появились статьи 282 и 280, их правоприменительная область значительно расширилась.
Теперь обвинить в экстремистской деятельности можно при желании за распространение, изготовление и хранение любых «экстремистских материалов», которыми может быть как «клевета на деятельность СССР в годы Великой Отечественной войны», так и брошюры Свидетелей Иеговы. При этом, для того чтобы обвинить человека в экстремизме, размещенная им в соцсети информация совершенно не обязательно должна быть написана им самим.

«Преследование за экстремизм может стать способом запугивания людей, – считает г-н Верховский. – Следователям на местах нужно выполнить план. А преступления, совершенные в Сети, можно расследовать, не покидая кабинет: вот экстремистское видео, фото, текст – вот страница человека, которого можно обвинить. Все очень просто. Это, так сказать, побочный эффект нашего антиэкстремистского законодательства».

Способов уберечь себя и своих близких от преследования за активность в Интернете и социальных сетях не так уж много. Во-первых, нужно отдавать себе отчет, что ряд тем и материалов могут быть признаны запрещенными. Следует помнить, что любое высказывание будет считаться в суде публичным, если его может узнать неопределенное число людей (больше трех).

Главное средство защиты в суде – это независимая экспертиза. «Следователь практически перепоручил эксперту устанавливать наличие экстремизма в материалах, – считает Ирина Бирюкова, адвокат и эксперт фонда «Общественный вердикт».
– Эксперты со стороны обвинения и защиты состязаются в том, у кого больше званий. Затем судья использует цитату из заключения «победившего» эксперта в приговоре.
Таким образом, судья снимает с себя ответственность за счет эксперта».
Collapse )