August 16th, 2015

2007

Дмитрий Глуховской о коррупции, врагах, либералах, патриотах и власти

Глуховский: России удаётся притворяться современным государством


РФ на самом деле повторяет социо-экономическую и политическую модель, которая существует в ряде республик в Латинской Америке, считает писатель

С. КОРОЛЁВ: У микрофона Сергей Королёв, всем доброго вечера. В программе «Позиция» сегодня писатель Дмитрий Глуховский.
Collapse )
Д. ГЛУХОВСКИЙ: Роман «Метро 2035», который опубликован 12 июня, в День России, в какой-то степени и о дне сегодняшнем. Он не столько о нашем будущем, хотя рассказывает о последствиях ядерной войны, которая разворачивается примерно в наши дни, и через 20 лет люди выживают на руинах рухнувшего мира.
Но все тенденции, которые там проявляются, заложены сегодня.
В частности, мне лично очень интересно, почему мы как русский народ настолько нуждаемся во враге? Это будет иметь отношение и к дальнейшим сегодняшним новостям, которые нам предстоит обсудить.

С. КОРОЛЁВ: А другие народы во враге не нуждаются?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Народы в определённом социально-экономическом положении нуждаются во враге. Но есть народы, которые сумели отказаться от врага.

С. КОРОЛЁВ: Например, США.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Возьмём немцев. Они сумели отказаться от врага. У них было несколько внешних врагов, были внутренние, которых они себе придумали и с успехом истребляли, и евреи, и цыгане, и гомосексуалисты, они воевали с азиатским Иваном в нашем лице, с мировым империализмом.
Мы видели, что очень совпадает риторика Геббельса в отношении империалистических держав и англо-саксонского засилья с риторикой некоторых русских писателей, ныне запрещённых к ввозу на территории Украины.
Тем не менее, немцы смогли это пережить, несмотря на то, что в Германии есть турецкое меньшинство, их ни в чём особо не обвиняют, не говоря о том, чтобы в чём-то винить Россию, которая достаточно беспокойный сосед для немцев, или Соединённые Штаты Америки.
Collapse )
Я считаю, что одни части независимого государства к другим независимым государствам не присоединяются, как был присоединён Крым. Для минимальной легитимизации в отсутствии международных юридических процессов необходимо было бы провести референдум не только в Крыму, но и в России, и в Украине, чтобы население всех этих государств согласились, что кусок страны изымается и передаётся в состав другой. Я не из тех авторов, которые любые кремлёвские движения будет, восторженно подмахивая, оправдывать.
Collapse )
С. КОРОЛЁВ: Слушатель пишет: «Дело вовсе не во внешнем враге, его нам успешно навязали. А кто навязал? Внутренние враги, которые под прикрытием внешних угроз желают большой бучи внутри России, а для этого все средства хороши: от экономики до политики и внешних угроз».

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Мне кажется, что это не так. С одной стороны, у ваших радиослушателей есть попытки найти представителей пятой колонны, с другой – для меня является загадкой, что кажется, здесь обвиняют в попытке дестабилизировать ситуацию людей во власти, потому что кто ещё нам предлагает найти внешнего врага? У нас внешнего врага показывают на телеэкранах и рассказывают, кто против России плетёт неутомимо заговоры и интриги.
Если говорить серьёзно, то я не думаю, что это целенаправленные действия кого-либо, либеральной «пятой колонны» или консервативной, или националистической по развалу российской государственности изнутри.
Проблема другого порядка: плохой менеджмент, связанный с низкой квалификацией кадров и с тем, что везде вместо того, чтобы назначать лучших, назначают своих.

С. КОРОЛЁВ: Вы себя причисляете к «пятой колонне»?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: «Пятая колонна» – это шельмование, зловредное, злонамеренное клеймление любых людей, не согласных с властью.

С. КОРОЛЁВ: Вам придётся определиться, у нас два варианта: «пятая колонна» или ватник?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я точно не ватник, я либерал-патриот.

С. КОРОЛЁВ: А кто такой либерал-патриот?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: То, как сейчас принято определять патриотизм – это патриотизм очень ретроградного характера, это люди, которые хотят, чтобы было как раньше, хотят восстановления Советского Союза, которые хотят восстановления бесплатной социальной системы, признания прав России на вершение мировых судеб точно в таком же объёме, в котором это право было у Советского Союза – это патриотизм, направленный в прошлое.
Мой патриотизм направлен в будущее. Я считаю, что со страницами советской истории покончено, мы должны признать все грехи и ошибки прошлого, также как признала и покаялась нацистская Германия, и так же строить своё будущее, исходя из предпосылки, как это делает Германия. Нам нужна модернизация, свободная честная экономика, прозрачность и подотчётность политиков.
И таким образом, я надеюсь, Россия через какое-то время стала бы ведущей европейской державой, и в течение двух-трёх десятилетий вернулась в ранг мировых супер-держав. Это для меня патриотизм либерального характера.
А воевать со всем миром без штанов с дедовой шашкой, пытаться закошмарить ближайших соседей, якобы тем самым возвращая их в сферу своего влияния – это не патриотизм, это подрывная, вредительская деятельность, мешающая нам когда-либо, другими путями, мягкими, вернуть территории и колонии в сферу нашего влияния.
Collapse )
Д. ГЛУХОВСКИЙ: Давайте по порядку. Разумеется, коррупция существует во всех странах, в том числе в США, в меньшей степени в Германии и скандинавских странах. Чем меньше реальных интересов, чем меньше денег нужно делать политикам, тем меньше уровень коррупции. И в таких странах, как Дания, говорить не о чем и делить особо нечего, поэтому коррупции там никакой нет.
В обычных странах, не развивающихся – наша страна в этом плане совершенно неуникальна, она повторяет ту социо-экономическую и политическую модель, которая в ряде банановых республик в Латинской Америке существует. Там очень похоже на нашу историю, только совсем карикатурно выглядит, в отличие от нас. Нам удаётся притворяться современным государством.
Что касается западных стран, то там с этой коррупцией – за исключением, может быть, Италии, – там с коррупцией активно борются, коррупция является заболеванием системы, которая мешает деятельности бюрократических и государственных органов.
У нас на коррупции буквально всё выстроено – это система, которая позволяет обеспечить лояльность чиновничества.
Каждый чиновник в той или иной степени участвует в системах получения и распределения финансов, каждый чувствует себя виновным и каждый будет оставаться безнаказанным столько, сколько он будет лоялен к системе.
Это тот же самый принцип лояльности, на котором католицизм основан. Человек, ощущающий себя виноватым, гораздо более лоялен к системе, скромен и управляем, чем человек, ощущающий себя правым и невиновным.
Именно на чувстве вины и на ощущении безнаказанности построено очень сильная, крайняя лояльность практически всех органов власти в России. Посмотреть, с какой лёгкостью и готовностью наш парламент принимает зачастую абсурдные законы, которые приходится редактировать, которые к жизни не приспособлены, которые выходят из-под пера людей, которые их набрасывают.
Collapse )
С. КОРОЛЁВ: Не получается у нас блиц, а вопросов много. Кирилл спрашивает: «Что думает либерал Глуховский о событиях 2 мая в Одессе – тоже Россия виновата?»

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я не знаю, что случилось в Одессе, я не считаю, что в этом виновата Россия, в этом виноваты провокаторы, вышедшие из-под контроля. Я не знаю, с какой стороны. Не думаю, что Россия сознательно могла спровоцировать такую кошмарную трагедию, и не думаю, что государственные украинские органы пошли бы на это. Думаю, здесь дело рук провокаторов, экстремистов. Я не знаю, с чьей стороны – пусть это установит следствие.

С. КОРОЛЁВ: «В общем, патриотизм по Глуховскому – это отдаться Америке, так?» – пишет Игорь.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Ни в коем случае не так. Я считаю, что Россия, как это уже было в первые путинские годы, могла взаимодействовать успешно с США, не противопоставляя себя Америке и Западу, а просто взаимодействуя с ними, сотрудничая с ними.
Я не являюсь сторонником того, чтобы переходить под внешнее управление, оккупационные власти, продавать российский бизнес, я просто считаю, что мы могли бы использовать их модели развития законодательства и контроля над властью для того, чтобы выстроить у нас в стране более эффективную, более ориентированную на гражданина, а не на касту властителей по защите интересов систему управления страной. При чём здесь «отдаться Америке»?
Collapse )
С. КОРОЛЁВ: Вас возвращают к судьбе Крыма: «Передача Крыма Украине даже без документов и референдума – это было нормально?»

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Так или иначе, Крым в составе Украины был признан Россией и людьми, которые подписывали от лица Российской Федерации новообразовавшиеся Беловежские соглашения, поэтому 20 лет спустя вспоминать, что это было сделано не вполне правомерно – абсурдно. Если мы с Вами смотрим на то, что происходило в 60-х годах при Хрущёве, почему мы не обращаем внимания на то, что происходило 200 лет назад под атаманами. Где та грань исторической перспективы, за которой становится понятно, что справедливо, а что нет? Для большинства населения России возвращение Крыма в Россию – хотя за год до этого им на Крым было наплевать – стало праздником и ощущением национального успеха.

С. КОРОЛЁВ: Игнорировать мнение людей, которые там жили, нельзя.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Если сейчас Калининградская область проголосует за возвращение в состав федеративной республики Германия, мы должны просто отдать это всё? А если войдут немецкие войска на территорию Калининграда и скажут: местные жители-то проголосовали. А если Хабаровский край, который наполовину сдан в аренду китайским предпринимателям, если его китайские жители поступят также через 20 лет?
Collapse )
Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я принципиально против разбазаривания каких-либо территорий Российской Федерации и отдачи их каким-либо нашим соседям. Надо понимать, что ситуация с Крымом никакого отношения ни к вставанию с колен, ни к обретению нами заново национальной гордости, ни к восстановлению исторической справедливости, не имеет.
Идут шашки и шахматы с сопредельными государствами и Западом. Отдали 140 квадратных километров Китаю, пытаясь его замирить, потому что, имея перед собой перспективу конфронтации с Западом, попытались завербовать Китай в качестве долгосрочного стратегического партнёра, что не удаётся Китаю делать.
В отличие от Запада, который настроен с нами на какой-то диалог – был настроен до Крыма, по крайней мере, – сотрудничества и мирного взаимодействия, Китай гораздо более потребительски к нам настроен.
Я не стал бы рассчитывать, что Китай хочет бескорыстно вкладывать деньги, защищать и помогать нам, становиться с нами бок о бок в нашей бессмысленной и бесполезной конфронтации с Западом. Китай к нам примыкает, в отличие от США; ему нужны наши земли, территории, минеральные ископаемые. Китай купил половину Африки уже. Конечно, не военными способами, но тихой сапой в интересах Китая как государства – отхапать у нас столько территории с ископаемыми, сколько можно. Поэтому рассчитывать, что он будет с нами дружить, я бы точно не стал. И если наше противостояние с Западом – во многом паранойя ряда идеологов, приближенных к власти, которая передалась уже некоторым представителям власти, то наше противостояние с Китаем не за горами – это вопрос 20-30 лет.
Collapse )
2007

Ох, неспроста

Медведев распорядился создать в Подмосковье особую экономическую зону
Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление о создании особой экономической зоны (ОЭЗ) промышленно-производственного типа в Московской области. Об этом сообщается на сайте правительства.

На территории ОЭЗ «Ступино Квадрат» предполагается разместить предприятия приборо- и машиностроения, фармацевтического и биотехнологического производства, производства продуктов питания, строительных материалов, чтобы стимулировать социально-экономическое развитие Московской области за счет создания новых рабочих мест и привлечения инвестиций, отмечается в сообщении.
Collapse )