August 31st, 2015

2007

Игорь Губерман: «Сегодняшняя Россия – произведение идиотизма и злобы»

Игорь Губерман: «Сегодняшняя Россия – произведение идиотизма и злобы»
28.08.2015
Collapse )
Игорь, ваши знаменитые «гарики», четверостишия, всегда полны юмора и иронии. Но как вам шутится сейчас, в нынешнее время? Как вы относитесь к тому, что происходит в России?
– Ну, вот узнал, что сжигают продукты, попавшие под санкции, и тут у меня реакция не гневная даже, а просто сумасшедшее удивление. Это какое-то варварское безумие. У меня даже слов нет.
Знаете, когда я был в лагере (Игорь Губерман был осужден по сфальсифицированному обвинению в скупке краденой живописи. – Прим. автора), там время от времени бросали через забор авоську с продуктами, выпивкой.
И если надзиратели эти продукты отнимали, они отдавали все в больничку. А тут… Чудовищно.
Ну, а что касается всяких разных постановлений российской Государственной думы, то ведь это как раз смешно.
То есть к этому все-таки можно относиться как к этакому постмодернистскому эксперименту, который ставят над людьми?
– То, что пахнет мерзостью, не относится к постмодернизму. Постмодернизм имеет отношение к произведениям искусства. А это произведение идиотизма и злобы. Сейчас государственный строй России грамотные люди определяют по-разному, я же определяю по-своему: это чистый «паханат». Большая беда. За Россию мне все время попеременно то больно, то стыдно. Других ощущений нет.
Мне вспоминаются ваши же строчки:
«Хозяев жизни близко я не знаю,
однако по лицу и паре фраз
я вмиг тюрьму и лагерь вспоминаю
– такие типы видел я не раз».

В вашей жизни был лагерь, и это позволяет смотреть на вас как знатока. Но все же, что значит «паханат»?
«Паханат» – это когда огромным количеством людей безраздельно правит некая группа во главе с паханом. При нем есть так называемые «шерстяные» – блатные, приблатненные.
Вот этот слой очень легко можно увидеть сегодня в России. Кто-то называет это мафией, кто-то – поздним феодализмом. Суть та же.
Collapse )
2007

Дополняя Стиглица?

Дополняя Стиглица
Алексей Зубец «Expert Online» 31 авг 2015

Да, в России существует довольно высокое расслоение в доходах: индекс Джини по данным Росстата – 40, 10% наиболее состоятельных россиян живут в 14 раз лучше, чем 10% наиболее бедных.
Однако на самом деле все не так плохо: «вещное» неравенство в российском обществе далеко не такое страшное.
В стране на 55 млн. домохозяйств имеется 35 млн. частных автомобилей, обеспеченность бытовой техникой – практически полная, 2,5 сотовых телефона на семью, 90% домохозяйств в общем и целом удовлетворены своим жильем.
Отсюда берется достаточно высокий уровень удовлетворенности собственной жизнью, и, как его обратная сторона – низкие темпы экономического роста.
Collapse )
Одновременно 42% россиян говорят о том, что не располагают необходимым уровнем социально-экономической свободы, т.е. самостоятельно не могут обеспечить себе необходимое качество жизни, из чего вполне логично следует обращение к государству с требованием ликвидировать такой общественный раздражитель, как неравенство.
Когда людей, которые хотят и могут заработать меньше, чем тех, кто призывает убрать богатых с глаз долой, это не очень хороший признак. Вот так.
Collapse )
..............................................................................................
На мой вкус автор слегка лукавит
В России плоская шкала подоходного налога и догнать самолет с людьми из первых 5% нереально
Кроме того и свободы много меньше, а патернализм редуцировался в повышенные расходы на армию и вооружение
Проблема не в удовлетворенности жизнью, а в отсутствии социальных и экономических лифтов
И это сооружение автора идей о властной вертикали и суверенной демократии
2007

«Белые слоны» российской экономики: на что государство тратит деньги

«Белые слоны» российской экономики: на что государство тратит деньги
Валерий Зубов
Профессор Высшей школы бизнеса МГУ, депутат Госдумы

Владислав Иноземцев
Директор Центра исследований постиндустриального общества

Без вливаний государственные и окологосударственные бизнесы быстро потеряют свою искусственную привлекательность. Им на смену придет частный бизнес, куда более эффективный. Самое сложное — это перестать инвестировать
В новом цикле статей на РБК «Белые слоны российской экономики» Валерий Зубов и Владислав Иноземцев рассматривают, в какие объекты инвестировало государство в последние годы, и почему эти вложения оказались крайне неэффективны.

Россия — родина слонов
Экономический спад в России обретает затяжной харак­тер: заклинания чиновников не помогают, инструментов повышения предпринимательской активно­сти власти не предлагают, бюджетные траты всё сложнее урезать, а аппаратная борьба за государственные деньги обостряется. Уже не такой революционной выглядит идея о необходимости смены модели хозяйственного развития. С сегодняшней точки интересно было бы оценить те последствия, которые принесли современной России инве­стиционные решения последних лет.

Оценивая роль государства в экономике, лучше избегать полярных суж­дений: одинаково неверно полагать, что власти вообще не должны вмеши­ваться в хозяйственную жизнь, как и то, что экономика должна быть полностью ого­сударствленной. Но интересно, что российская и советская история создали предпосылки для воспри­ятия экономики не как важнейшего самостоятельного элемента социальной структуры, а как обслуживающего государство инструмента. Эффективно­сть считалась вторичной, когда речь шла об обороноспособности страны, о пропорциональном развитии ее отдельных регионов, о том же самом прес­ловутом импортозамещении. В результате в СССР возникли индустриа­льные гиганты, многие из которых не пережили краха страны, так как ин­корпорирование России в глобальную экономику показало их вопиющую неэффективность. Сегодня, с возрождением «советскости» в нашей полити­ческой жизни, прежние методы начинают возвращаться.

Прямым следствием становится появление у государства особой функции: изъятия значительных средств в виде налогов, акцизов и пошлин у относительно успешных бизнесов и направление их не в создание общественных благ, а на инвестиции в проекты, окупаемость и эффективность которых сомни­тельна. Проблема заключается не только в том, что государство тратит средства на неокупаемые проекты, но и в том, что большинство из них остаются дотационными на протяжении всего их «жизненного цикла», не только не решая текущих экономических задач, но и порождая финансовые проблемы для следующих поколений.

Такого рода проекты называются «белыми слонами». Этот термин пришел из Южной Азии, где в старину короли Сиама дарили вышедшим из фавора придворным этих животных. Слоны считались священными и не могли задействоваться ни в хозяйстве, ни в ар­мии, но ели не меньше своих собратьев и могли разорить даже богатого че­ловека. Россия начала XXI века — если и не родина «белых слонов», то ме­сто, где их «популяция» стала одной из самых заметных в мире.
Collapse )
Второй тип — классические «взрослые слоны»: объекты, на которые уже потрачены триллионы рублей, и которые никогда не окупятся, но продолжают требовать все больше денег на свое поддержание. Это, например, мост на острове Русский во Владивостоке — 30 млрд руб. и практически нулевой трафик. Сюда же можно отнести объекты Олимпийских игр 2014 года в Сочи — около 1 трлн руб. непосредственных вложений в олимпийские объекты, для снижения дотаций на которые теперь приходится придумывать все новые мероприятия.
Объекты, строящиеся к чемпионату мира по футболу 2018 года, а также масса пока еще пребывающих в проектной или предпроектной стадии — от моста между материком и Сахалином до мостового перехода через Лену в районе Якутска, реконструкции портов вдоль вечного пустого Северного морского пути, железной дороги на Чукотку и т.п.

Третий тип «белых слонов» — проекты, формально ассоциируемые с модернизацией, научно-техническим прогрессом и высокими технологиями. Здесь выделя­ется «Сколково» с запланированными затратами в полтриллиона рублей до 2020 года, и пока с практически невидимыми результатами. «Роснано» — к уже выделенным 130 млрд руб. предполагается добавить еще 50.
Collapse )
Российские космические программы, при исполнении которых хищения достигают 70%, а эффект не вполне понятен. Например, новый космодром «Восточ­ный» со сметой на сегодняшний день в полтриллиона рублей, строящийся взамен вполне работающему «Байконуру». Сюда же относятся проекты в области авиации — тот же Superjet, с каждым годом все более далекий от окупаемости, а также многие дру­гие проекты, оправдываемые нашим постоянным стремлением к «светлому высокотехнологичному будущему».

Четвертая совершенно особая категория — «дети белых слонов», сугубо убыточные проекты госкорпораций, ко­торые сами по себе выглядят не бюджетными подразделениями, а коммер­ческими компаниями. Это последняя и самая дорогая часть «стада».
Можно вспомнить газопроводы, заполненные на половину мощности или того менее; разработку Штокмановского и других отложенных (с понесенными убытками) проектов в Арктике, начатых госкомпаниями; проекты Российских железных дорог в части высокоскоростных магистра­лей и «модернизации Восточного полигона железных дорог», деятельность «Ростехнологий», и массу других примеров.
Collapse )
В 2013 году при цене на нефть свыше $110 экономика страны, очевидно, стала падать. Вся модель хозяйствования поставлена под сомнение.

Правда, ситуация не так уж безысходна. Гораздо легче (и главное, дешевле) найти выход, чем придерживаться неправильной политики: необходимо в первую очередь сократить государственные инвестиции. Ведь именно они подпитывают и размножение, и последующее содержание стада «белых слонов», которые успешно вытаптывают поляны для других видов живности.
Если государство не будет регулярно выдавать «бесплатный корм» в виде дотаций, государственные и окологосударственные бизнесы потеряют свою сегодняшнюю искусственную привлекательность.
На смену естественным образом выйдет частный бизнес, который, как показывает опыт, заведомо эффективнее государства на любой стадии конкретного производственного процесса.
Collapse )