September 19th, 2015

2007

Жванецкий о войне с продуктами и не только

Кладбище «деликатес»

Андрей Максимов​: Мы соскучились по вам, Михаил Михайлович, - всё-таки первая передача в новом сезоне. Я убеждён, что ваши многочисленные поклонники ждут ответа на вопрос: как ваше настроение?

Михаил Жванецкий: Хорошее! Вспоминаю одно древнее своё выражение: «Как живёшь?» - завыл матерно, напился, набил рожу вопрошавшему. Это я пошутил ещё в 1973 году. Видимо, сегодняшняя обстановка в стране навеяла… В принципе надо уметь отличать настроение от самочувствия.
Самочувствие может быть разное, а настроение у меня всегда хорошее, кроме 12, 14, 15, 17 часов - кроме «По­следних известий». А так нормально. Приспособился.
Смотрю новости трёхдневной давности и думаю: господи, как хреново было три дня назад. Ну ничего, пережил же.

Михаил Жванецкий: окончательная старость — это пиджак, заправленный в брюки
Оказывается, санк­ции до этого мы ещё не почувствовали на себе. Это их сейчас похоронили: сырная траншея, окопы мясные, всякие там помидорные заграждения... Я бы так назвал: кладбище под названием «Деликатес».
Когда всё это происходило на наших глазах, мы, конечно, содрогнулись: взяли и похоронили мечту. Но, с другой стороны, рыночная система настолько уже от нас не зависит, что ухудшить её тяжело… Какие яблоки запретили? Польские? Значит, появились турецкие.
Если бы дело было в Совет­ском Союзе, там никаких бы не было. Я знаю, что такое очереди. Как косички у негритянки, заплетались эти очереди...
Отсюда эти крики: «Вы здесь не стояли!» Где-то в очереди за австрийскими сапогами женщина родила.

Так что по сравнению с тем дефицитом у нас всё очень хорошо. Постепенно настроение само как-то налаживается.
Мы скоро вообще не будем переживать, глядя, как бульдозеры топчут помидоры.
Из тех, кого я знаю, кто плакал, так это плакали наши денежки. Остальные чувствуют себя нормально.

Такое ощущение - этот без денег, этот без денег, и я, популярный человек, тоже начинаю считать и пересчитывать. В этом есть и положительное. Есть ощущение, что деньги что-то стоят.
Collapse )