October 7th, 2015

2007

Cноуден считает, что для него лучше тюрьма в США чем свобода в Россиии

Сноуден заявил, что хочет вернуться в США и готов сесть в тюрьму

МОСКВА, 7 октября. Эдвард Сноуден, бывший сотрудник АНБ и ЦРУ, который слил в прессу секретную развединформацию, а затем бежал в Россию, заявил, что хочет вернуться в США и готов ради этого сесть в тюрьму. Об этом он рассказал в интервью телеканалу ВВС

В настоящее время он ждет ответа министерства юстиции США на его предложение.

"Я согласен пойти в тюрьму, и сообщал об этом неоднократно. Единственное, чего я не хочу, это стать сдерживающим фактором для людей, которые стремятся вести себя правильно в трудных ситуациях", – приводит слова Сноудена сайт новостной службы.
Collapse )
2007

Засекречивая наворованное

Бандитская тайна
Власть прячет от народа свое богатство. Значит - боится

ФСБ (бывш. КГБ) предложила засекретить сведения о том, кто из граждан России владеет яхтами, особняками, самолётами.

Цель секретности, как уверяет ФСБ, — чтобы не было злоупотреблений. А кто злоупотребители? — те, кто каким-то образом овладел роскошью, или кто узнал и захотел сказать? Ясно, кому нужна секретность.

Значит, этот закон — не препятствие воровству, а препятствие разоблачению воров.


Естественно, правительство России немедленно поддержало этот законопроект. Нет сомнений, что и депутаты проголосуют «за».

Почему? А потому, что и генералы, и депутаты, и губернаторы сами по уши в особняках и яхтах.

От кого прячут? Уж точно не от самих себя. Владельцы о себе всё знают. Спецслужбы о себе и других владельцах тоже всё знают. Значит, секретность от народа. Уточним: только от собственного народа.

Засекретить часы ценой миллион долларов можно в тумбочке. Не носи, любуйся под одеялом; ну так уж и быть — в бане, среди своих, среди тех, кто могут надеть свои часы на обе руки от запястья до плеча, на ноги от щиколотки до паха и ещё много останется.

Засекретить яхту? А на хрена она нужна, если не плавать по морям и океанам? А если плавать, да ещё зайти в шикарный порт, где девочки танцуют голые, а дамы в соболях, лакеи носят золото, а воры носят фрак, — там западные журналисты увидят и яхту, и ресторанный счёт за бутылки ценой в десятки тысяч долларов…

В небе летают спутники-шпионы. Уж если они видят передвижение 10-метрового БУКа-М, то 100-метровую яхту увидят наверняка.

Чиновные богачи России засекречиваются от народа России; больше ни от кого. Секретность любят на самом верху. Они у нас родом оттуда, из органов. В общем-то они и держатся на секретности да на компромате.
Collapse )
Недавно по просьбе президента России засекретили потери солдат в мирное время.
На первый взгляд, это какая-то бессмыслица. Разве матери, отцы, жёны не узнают о гибели? Или их посадят, если они где-то скажут?

Это секретность такая: можете шептаться — за шёпот вас, скорее всего, не накажут.
Но если расскажете прессе, и если расскажет пресса — это теперь уголовное преступление, накажут с гарантией.

Ну а потом, глядишь, и за шёпот начнут наказывать. Можно ведь и без суда и без следствия; способы широко известны: бейсбольная бита по голове, бутылка из-под шампанского в другое место…

Можно засекретить смертность от самоубийств из-за отсутствия обезболивающих средств.
Можно засекретить смерть больных, в том числе детей, из-за отсутствия необходимых лекарств. Засекретить смертность и увечья от насилия в полиции.
Можно засекретить смертность вообще.

Кто-нибудь что-нибудь слышал о смертности в Северной Корее?

Если сведения об особняках, яхтах, самолётах публичны — то и дознание должно быть публично, и суд над пойманным ворюгой будет публичным. В такой ситуации извлечь личную выгоду следователю или судье неловко. Пример: судья, отпустивший Васильеву по внезапному УДО, покрыл себя, как нам кажется, позором в глазах всё ещё думающих граждан.

А секретные сведения — простор для шантажа и грабежа.

* * *

Летом этого года Медведев (премьер-министр России) велел «развивать яхтинг». Ну — вот вам и яхтинг. Отливается в граните, позвякивает наручниками (для тех, кто вздумает болтать). Свобода яхтинга от народа лучше, чем несвобода для чиновников за коррупцию в особо крупном размере.
И решение развивать яхтинг, и решение засекретить яхты — цинизм в особо крупном размере.

Ничтожный человечек (имеем в виду не рост в сантиметрах, которых всё же больше ста, а моральные качества, коих полный ноль) — ничтожный человечек обычно ворует в гигантских масштабах, если его ничто не останавливает. А что может остановить, если нет морали? Только страх: узнают, поймают, посадят. Так пусть не узнают.

10 тысяч имеют шикарные яхты. 100 миллионов хотят знать, откуда деньги.
С точки зрения народовластия, желающих знать в десять тысяч раз больше, чем желающих скрыть. На любых выборах такая разница просто уничтожила бы негодяев.

Но это — воображаемое народовластие и воображаемые выборы. В те 10 тысяч входят министры, губернаторы, депутаты и близкие к ним дельцы, которые конвертируют дружбу с властью в бешеное богатство. Ну и делятся среди своих, конечно. И выборы они устраивают не воображаемые (идеальные), а реальные.

Конституция России начинается прекрасно: «Единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ». Знаем, кто пьёт из этого источника. Знаем, кто присосался.

100 миллионов в этой ситуации могут только тихо материться. А если будут громко материться, их оштрафуют, совершенно законно. А захотят — и посадят.

Шагают бараны в ряд,
Бьют в барабаны, —
Кожу для них дают
Сами бараны.

Это — не про нас. Это немец Брехт сочинил про немцев. В 1943 году.

…На выборах родные миллионы почему-то ставят галочку «куда надо». Ну так им и надо. А мы…

Куда нас гонят? — в тёплый коровник, где корм и ласковая доярка? Или — прямиком на бойню? Скоту же ничего не говорят заранее, чтоб не брыкался. А мы ещё побрыкаемся.
Collapse )
2007

Министр сельского хозяйства Ткачев рассказал о залоге успешности его семейного бизнеса

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев предупредил, что цены на хлеб в России к апрелю 2016 года могут вырасти на 3-5 рублей за килограмм.
"Допускаю, что в апреле и в более долгосрочной перспективе цена хлеба составит 25-30 рублей", - сказал Ткачев на пресс-конференции.
Свой расчет он основал на том, что сейчас цена килограмма хлеба составляет 22-25 рублей. Такой хлеб изготовлен из пшеницы по цене восемь рублей за килограмм, однако сейчас ее стоимость увеличилась до 10 руб. за кг.
Ткачев добавил, что рост цен на хлеб - это вынужденный процесс.
Collapse )
Земля российская, горючка российская, зарплаты российские
Что ВЫНУЖДАЕТ семью повышать закупочные цены
Конфликт интересов?
2007

О тех кому выгодны террор и священные войны

Статья опубликована в № 3932 от 06.10.2015 под заголовком: Россия на войне: Негибридная война
06.10.2015
Денис Соколов
Война в Сирии – не гибридная и не медийная. Почти для полумиллиона воюющих там людей она самая настоящая война

С тех пор как политическая конкуренция в России была успешно вытеснена борьбой с терроризмом, конструирование образа врага вернулось в качестве основы внутренней политики.
Collapse )
Эта война переопределяет конфликтные ситуации внутри России, добавляя к уже сложившемуся разлому ватники – укропы раскол между сторонниками и противниками запрещенного в России ИГИЛ, сторонниками и противниками Асада, трансформирует шиитско-суннитский дискурс внутри страны.

«Домашний» терроризм из формата спецопераций может перерасти в формат такой же, как в Сирии, настоящей войны.
Ограниченное и неограниченное насилие
Когда говорят о причинах вооруженного насилия, которое часто слишком обобщенно маркируется как терроризм, условно либеральные эксперты чаще всего вспоминают о социально-экономических факторах: о коррупции, отсутствии социальных лифтов, подавлении прав человека. Условные государственники любят происки иностранных спецслужб и идеологические факторы: ислам как религия социального протеста, а радикальный политический ислам – как религия экстремизма. Но это скорее ответы на вопрос, как терроризм конструируется – в виртуальном пространстве, создаваемом экспертизой, пропагандой, аналитическими записками и антиэкстремистскими законами, а затем и в реальной жизни в ходе зачисток, арестов, терактов, судебных процессов и спецопераций. Но почему он конструируется именно так, именно здесь и именно сейчас?

В статье «Ислам как политический фактор» («Ведомости» от 19.07.2015) уже говорилось о том, что терроризм – инструмент блокирования политической и экономической конкуренции элитами, превратившими государство в свой бизнес.
Такие режимы имеют две внутренние точки опоры.

Первая – поддержка большинства, для обеспечения которой нужны деньги на социальные программы и хорошая пропаганда. А это медиа и лидеры общественного мнения, в том числе священнослужители.
Вторая – лояльность силовиков, для обеспечения которой тоже нужны деньги и возможность репрессий за инакомыслие. Интересы силовиков смыкаются с интересами религиозной бюрократии.
Первые получают монополию на насилие под знаменами «сил света» и без правовых ограничений, вторые – монополию на истину.
Без ограниченного насилия, без управляемого терроризма «силам света» трудно оправдать свой произвол. Поэтому при наличии какой-нибудь ренты, нефтяных денег например, отношения между такими режимами и терроризмом часто складываются как симбиоз.

Но это когда терроризм домашний. А когда это война? Тогда все меняется – и террор, и раскол, и оппозиция из управляемых симулякров страшного змия могут вырасти в гражданскую войну. Как это может происходить? Примерно как в первой четверти ХХ в., когда вполне контролируемые охранкой террористические организации революционеров в контексте Первой мировой войны и при поддержке Германии погрузили страну в хаос.
Или как на юго-востоке Украины в 2014–2015 гг. Когда запущенная если не для реализации крымского сценария, то для торга с Киевом про федерализацию «русская весна» из спецоперации превратилась в кровопролитную войну, в ходе которой погибло больше 10 000 человек и несколько миллионов человек оказались в зоне гуманитарной катастрофы.

Джихад по понятиям
Для полевых командиров война и диверсии – это и миссия, и бизнес, и образ жизни. А справедливость – не цель, а девиз. И в Сирии, и на Северном Кавказе, и среди добровольческих отрядов Украины, и среди ополченцев Донбасса «люди войны» похожи друг на друга как братья. Но какие разные получаются истории.

Как только полевой командир, руководитель ДТГ или лидер террористической организации создает отряд, группу или террористическую сеть, тут же на первый план выходят проблемы снабжения, оплаты и рекрутинга. Экономически доброволец или джихадист – дешевый наемник, но ему все равно нужно платить деньги. При этом в разных институциональных условиях создаются разные вооруженные формирования.
Ибрагим Гаджидадаев, лидер гимринской диверсионно-террористической группы, убитый в Дагестане в 2013 г., был частью политической системы Дагестана, зависел больше от доступа к рынку насилия республики (плата за безопасность объектов электроэнергетики, рэкет крупных торговых организаций в Махачкале), чем от поддержки населения, поэтому и подчинялся законам этого рынка.
Как и многие исламские вооруженные формирования 2000–2014 гг., группа Ибрагима Гаджидадаева в Дагестане институционально занимала место субъекта организованной преступности.
И авторитет Ибрагима Гимринского мало чем отличался от авторитета крестного отца мафии. Он строился на жестокости, деловой хватке и финансовых ресурсах. Шариат в такой ситуации важен как позитивное право, а не как идеология.
Collapse )
Батальоны как бизнес
Арсений Павлов («Моторола»), командир батальона «Спарта» в самопровозглашенной ДНР, мог бы оказаться на любой стороне конфликта – это дело случая. Но он стал соратником Стрелкова (Гиркина), врагом украинских добровольческих батальонов и первым полевым командиром в Донбассе, прицепившим камеру к шлему. Волонтерская поддержка для ополченцев в Донбассе никогда не была определяющей. Гораздо большее значение для содержания подразделения имели централизованные поставки, за которые может идти даже вооруженная конкуренция, а также контролируемые каналы контрабанды угля, металлолома, топлива, оптовая и розничная торговля, сборы коммунальных платежей, доходы с ломбардов и финансовых операций.
Collapse )
2007

И такое бывает (по поводу вчерашней защиты одной докторской)

Вчера отметился на защите докторской Коваленко Казимира Викторовича
Отзыв сам не писал и идти не хотел
Но меня (чтобы защитить мою и ТФ Соколовой рецензию от нападок) попросили прийти и задать пару вопросов
Решил что прийти правильно

Забавно процесс происходил и как-то (по мере ощущения его неотвратимости) яснее понял про науку в России

Диспозиция

Докторский совет (как лоскутное одеяло) состоит из достойных
представителей разных специальностей (геология, литология, сейсмика, гравика, разработка и пр.)
Полностью по теме диссертации специалистов в совете нет
Диссертант вчера был умеренно позвоночный
Оппоненты почти по профилю, но не взирая на собственные замечания (в
частности Афанасьев и Топорков) все закругляли
Приходит резко отрицательный отзыв ведущего специалиста по теме (ВИ
Петерсилье) с фактологически аргументами (этот отзыв с пятницы до
вторника так и не выложили на сайт!)

Отзывы на автореферат приходят со шпильками (которые перекрывают весь диапазон защищаемых положений и внедрения)
Расстроенные оппоненты (не имея аргументов по существу, но боясь потерять остатки лица), называют этот (отрицательный)
отзыв высокомерным и излишне эмоциональным
Ответов на аргументы по сути совсем нет
И наверняка все это с рук бы не сошло будь автор отзыва на защите лично

Ответы диссертанта временами выглядели смешно
Приведу пример
Так в критике неоригинальности патента оценки эффективной пористости
он сослался на то, что этот патент был принят


По теме в сущности выступало 4-ре человека
(в том числе НН Михайлов, Шехтман, ВС Афанасьев и я)

Один авторитетный член совета (НН Михайлов) аргументированно и негативно оценивает диссертацию
При этом Михайлов аккуратно прорисовал все петрофизические натяжки и
недоразумения диссертации

Выступивший Закиров говорил, что тема диссертации помогает ему в продвижении работы,
которой он занимается более 10 лет, и которая крайне важна для экономики России
Автора отрицательного отзыва (лет на 10-ть моложе его) он в конце называет ретроградом
Рассказал со слайдами (на которых и ретроградом обозвал)

Шехтман покритиковал неаккуратность и некорректность понимания теории обратных задач
Афанасьев ВС подкрасил вывеску себе или своим отпрыскам (посетовав, что не учтены его
разработки и мало Н-Г районов изучено)

Ну и я там немножко побалакал по существу (как мне кажется и не навязывая свои оценки другим)
Просто объяснял, почему это тропинка в сторону (как обратные задачи решаю я и во всем цивилизованном мире)
и почему идеи диссертанта основаны на натяжках и ведут в тупик
Отметил, что попытки свести все прямые задачи методов к эффективной пористости
и некорректны и лишают теорию геофизики будущего
Статистические же соотношения (уравнения-связки давно предложенные ММ
Элланским в точности те же что стал применять далее и я и диссертант)
и могут служить только регуляризатороми и нуждаются в уточнениях по регионам
Забавно, что это удалось показать на вывешенной в аудитории учебной схеме,
предназначенной для обучения студентов
В конце я не дал оценку работе - это дело совета
А в итоге говорю, что "во всем (кроме первого абзаца, про отсутствие проблем в коллекторах типа J2)
поддерживаю оценку ВИ Петерсилье, которого на сегодня считаю петрофизиком номер 1 в России"


Потом от кафедры выступил доктор наук (ГМ Золоева), а она мне всегда
представлялась думающей и в принципе адекватной дамой и
исследователем
Вместо ожидаемой оценки работы она говорит о том какой докторант белый и пушистый
и как он растет и исправляется
Присутствующие в зале Дьяконова и Кашик молчат

Таким образом несколько тем
- оригинальность и новизна (отсутствие плагиата)
- теоретическая значимость
- практическая ценность
оказались практически за чертой обсуждения

Все происходящее тщательно записывается на видеомагнитофон
И тянется все это с 15 до 20 часов
Понятно что голосовать если некомпетентен не обязательно, но тогда может не наберется кворум и придется все рассматривать по новой

Искренне жаль было трех литологов (двух Постниковых и ВГ Кузнецова) и нескольких сейсмиков, которые решили,
что им это понять не дано

И какой результат?
17 за и 3 против

В итоге дождался голосования и ушел (оставив диссертанта и членов совета отмечать завоеванную долгим
совместным трудом степень)
Бог им всем судья
Им ведь теперь жить с коллегой с подобными достижениями и так или
иначе нести на себе бремя принятое ими решения
Их выбор