October 19th, 2015

2007

(no subject)

Россия похожа на Германию столетней давности
Политолог Дмитрий Травин рецензирует впервые вышедшие полностью по-русски «Размышления аполитичного» Томаса Манна

18.10.2015
Дмитрий Травин
В России вышла последняя из не переводившихся целиком на русский язык книг Томаса Манна – «Размышления аполитичного»

Никогда механически-демократическое государство Запада не получит у нас прав гражданства». Это не из лозунгов «русской весны». И не из нравоучений «патриотической» публицистики. Это вообще не из отечественной литературы.
Collapse )
Местами Манн так зажигает, что у читателя, воспитанного на «Докторе Фаустусе», мороз может пробежать по коже: «Демократия в западном смысле и вкусе нам чужда и является у нас чем-то переводным, она существует только в прессе и никогда не сможет стать немецкой жизнью и немецкой правдой».
Для России Германия – это образцовый Запад. И демократия для нас – это англо-франко-американо-германский феномен. Но «Размышления аполитичного» рушат стереотипы. Томас Манн хлестко проходится по тем идеям, которые западный мыслитель, казалось бы, должен защищать: «Созрели для демократии? Созрели для республики? Какой вздор! Те или иные государственные, общественные формы либо подходят народу, либо не подходят». И дальше развертывается обоснование системы, которую Владислав Сурков, наверное, назвал бы суверенной демократией, а Манн именует народным государством.
Аргументы, правда, у него были такие, что ныне лишь самый циничный политик решится их озвучить. «Народ Германии более других остался народом, менее других выродился в класс и массу; и именно по этой эмоциональной причине человек, чей инстинкт возмущают крикливые призывы к демократии, сочувственно прислушивается к словам «народное государство».
Современная Россия по духовной атмосфере удивительно напоминает Германию столетней давности.
Кайзеровскую империю, до боли обиженную на Англию, Францию, Америку и борющуюся за свое место под солнцем.
Collapse )
Макс Вебер считал, что культурная задача Германии состоит в том, чтобы не допустить господства американизма в мире. Эрнст Трёльч называл воодушевление, вызванное Первой мировой, возвращением веры в дух – дух, который торжествует над обожествлением денег и поисками наслаждения. Граф Германн фон Кайзерлинг пояснял, что в Америке человек вынужден развиваться не по образу и подобию Божию, а по образу и подобию промышленного предприятия.
Вслед за профессурой стройными рядами шли трудящиеся, мнение которых озвучивали социал-демократы: «Прежде рабочий видел в государстве своего врага. Теперь он стал чувствовать себя частью государства <...> Это созидающее государство будущего, фундамент которого уже заложен, защищают теперь рабочие кровью своего сердца».
Collapse )
Монархисты противостояли коммунистам, коммунисты – монархистам. Но у всех этих борцов за торжество великих иллюзий имелся общий враг – реальность. Каждый хотел ее улучшить, демонстрируя при этом удивительную для человека XXI в. наивность. «В Англии, Франции, Америке, – отмечал Манн, – существует артистизм жестокости, холодный, нервный, интеллектуальный культ отвратительного, который в Германии нашел своих служителей лишь в последнее время, а в России, пожалуй, вообще еще не нашел».
После Освенцима и ГУЛАГа эта фраза выглядит диковато, но писал ее искренний человек, хотевший как лучше...
Его пожелание: «День, в который фельдмаршал Гинденбург сбросит в море английский десант, навсегда отбив у этого народа охоту ступать на континент, станет важнейшим не просто немецким, а всемирным праздником».
Интересно, вспоминал ли Манн эту свою фразу через 30 лет, когда прятался от нацизма в США, а американцы с англичанами готовили высадку в Нормандии.
Избавь нас Бог от повторения подобного опыта.

Автор – профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге
Collapse )
2007

По Сеньке шапка

Иванов предложил россиянам отдыхать в Африке и Латинской Америке
2 часа назад

Западной Европой, США, Канадой и еще несколькими государствами мир не ограничивается, напоминает глава президентской администрации
Глава администрации российского президента Сергей Иванов заявил, что западные санкции против России нельзя назвать "международной изоляцией", и предложил сотрудничать с Азией, Африкой и Латинской Америкой.
"Западной Европой, США, Канадой и еще несколькими государствами мир не ограничивается. Остальные страны и регионы для нас открыты.
Азия, Африка, Латинская Америка. И на отдых туда можно ездить, и торговать с ними", - сказал Иванов в интервью ТАСС.

Сергей Иванов предположил, что для глобального импортозамещения промышленности России требуется 5-7 лет.
"Если мы привыкли полагаться на импорт и сами сто лет не делали качественных сыров, наивно ожидать, что он вдруг откуда-то возьмется. Так не бывает. Но ведь, кроме сыра, есть мясо птицы, свинина, овощи - ими мы практически насытили рынок. Это шанс для отечественных сельхозпроизводителей", - утверждает Иванов.

Иванов считает, что, например, памперсы покупать за валюту неразумно. Их можно научиться выпускать и в России, уверен бывший министр обороны.
Вместе с тем глава президентской администрации настаивает, что Россия и не стремится полностью отгораживаться от внешнего мира.
"Мы не стремимся к тотальному импортозамещению. И отгораживаться от внешнего мира тоже не собираемся. Это был бы маразм", - подчеркнул Иванов.
Collapse )
Очень любопытно, что за инновационные технологии г-н Иванов планирует вывезти из Африки
И не дороже ли обойдутся оплаченные отпускные поездки в Латинсмку Америку чем в Европу