November 19th, 2015

а не их!, Мой

Бомбы могут спровоцировать террористов на ответный удар

Перевод из The Guardian
Российские бомбы могут спровоцировать террористов на ответный удар. Но и наши могут сделать то же самое
Сегодня, когда речь заходит о России, мы понимаем и соглашаемся с концепцией blowback. Но когда дело доходит до наших стран, мы как дети во дворе затыкаем уши. Можно приводить аргументы о том, что военные действия Запада на Ближнем Востоке являются законной реакцией на усиление террористического минигосударства. Но нельзя утверждать, что такие действия не имеют последствий.
19.11.2015103060

Дэвид Кэмерон предупреждает, что путинская интервенция в Сирии усиливает радикализацию. Парижские теракты показали, что военные действия Запада ведут к таким же последствиям.

«Труднее всего объяснить видимое невооруженным глазом, которое все решили не видеть», — писала Эн Рэнд в «Источнике». Наличие связи между военной интервенцией Запада на Ближнем Востоке и терактами против Запада, а также то, что насилие порождает насилие, «видно невооруженным глазом» всем тем, у кого открыты глаза.
Collapse )
Не кажется ли вам странным, что западные страны связывают с террористическим насилием внешнюю политику Владимира Путина — и только ее? 1 октября правительство США и его союзники выступили с совместным заявлением, в котором объявили, что решение российского президента начать интервенцию в Сирии будет лишь подпитывать экстремизм и радикализацию. Да, вы не ослышались — оно будет «подпитывать».

Российские бомбардировки «приведут к дальнейшей радикализации и усилению терроризма», объявил 4 октября Дэвид Кэмерон. Отметьте слово «приведут». Выступая 8 октября на саммите НАТО, американский министр обороны Эштон Картер предупредил о «последствиях для самой России, которая не без оснований боится атак». Все поняли? «Не без оснований боится».

А когда 31 октября в небе над Египтом потерпел крушение российский авиалайнер компании Metrojet, в котором погибли 224 человека, комментаторы начали выстраиваться в очередь, чтобы найти связь между российскими действиями в Сирии и предполагаемым терактом ИГИЛ.
Выступая в программе Би-Би-Си, обозреватель The Telegraph Джанет Дейли (Janet Daley) назвала эту катастрофу «прямым следствием российских действий в Сирии», и добавила: «Пожалуй, Путин сам спровоцировал этот террористический инцидент против гражданских лиц».
Collapse )
Если российский самолет действительно взорвали боевики ИГИЛ, будет безумием притворяться, что это никак не связано с военной кампанией Путина в защиту диктатора Дамаска.
Но такое же безумие делать вид, что террор в Париже не имеет никакого отношения к военным интервенциям Франции на Ближнем Востоке и в западной Африке, которые она проводит в последние годы.

Да, террористы в концертном зале «Батаклан» кричали «Аллах акбар», открыв огонь по толпе. Но многие также слышали, как они говорили: «Что вы делаете в Сирии? Вы за это поплатитесь».
Да, ИГИЛ в своем официальном заявлении взял на себя ответственность за атаки и назвал Париж «столицей проституции и непристойности». Но он также обвинил французское правительство в проведении «крестового похода» и в «нанесении ударов по мусульманам с самолетов».

Для понимания политического насилия требуется понимание политических обид и недовольств. Обвинять терроризм только в религиозной идеологии и в средневековом мировоззрении это близорукость и своекорыстие.
Неудобная правда состоит в том, что в геополитике, как и в физике, правит третий закон Ньютона: «На каждое действие есть равное и противоположное противодействие».
ЦРУ в 1950-х годах даже изобрело для этого специальный термин — «blowback», который означает непреднамеренные негативные последствия американских военных действия за рубежом для граждан США.

Сегодня, когда речь заходит о России, нашем «официальном враге», мы понимаем и соглашаемся с концепцией blowback. Но когда дело доходит до наших стран, до Запада, мы как дети во дворе затыкаем уши и начинаем хором петь: «Ля-ля-ля, ничего не слышу!»

Можно приводить аргументы о том, что французские (американские, британские) военные действия на Ближнем Востоке являются законной и неизбежной реакцией на усиление террористического минигосударства. Но нельзя утверждать, что такие действия не имеют последствий.

Бывший шеф подразделения ЦРУ по борьбе с бен Ладеном Майкл Шейер (Michael Scheuer) сказал мне в 2011 году: «Люди бомбят нас, так как им не нравится, что мы сделали».
Давая в июле интервью al-Jazeera, американский генерал в отставке Майкл Флинн (Michael Flynn), руководивший Разведывательным управлением Министерства обороны с 2013 по 2015 год, признался мне, что «чем больше мы сбрасываем бомб… тем больше мы разжигаем конфликт».

Эту точку зрения разделяет Военно-научный совет Пентагона, который еще в 1997 году отмечал: «Исторические данные указывают на тесную связь и взаимозависимость между американским вмешательством в международные события и ростом террористических актов против США».

Скажу предельно ясно: объяснение — это не оправдание, объяснение — это не обоснование.
Нет на земле такой обиды, такого недовольства, которым можно оправдать бессмысленное убийство ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей, как во Франции, так и в других местах.

Пожалуй, дикость ИГИЛ не имеет себе равных в современную эпоху. Но дело в том, что эта организация не могла появиться из ниоткуда: как признался сам президент США, ИГИЛ «вырос из нашего вторжения» в Ирак.

Тем не менее, мы стыдливо отводим взоры от «видимого невооруженным глазом» и делаем вид, что «они» (русские, иранцы, китайцы) подвергаются нападениям из-за своей политики, а мы (Европа, Запад, либеральные демократии) подвергаемся атакам из-за своих принципов.
Это упрощенческая фантазия, геополитическая сказка, которую мы рассказываем сами себе.
Это успокаивает нас и придает нам силы после жестоких террористических нападений. Но так следующий теракт не остановишь.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Они глупые, легко подпадают под соблазн иностранцев, пьют, употребляют наркотики

18 ноября 2015 г.
Бен Джуда | The Sunday Times

На позапрошлой неделе информагентство Reuters опубликовало статью о Катерине, младшей дочери Путина. "29-летняя Катерина занимает административную должность в МГУ, "стоит" почти 1,5 млрд фунтов (в статье на русскоязычном сайте Reuters дословно сказано: "Как муж и жена Кирилл и Катерина обладают активами в объеме около $2 миллиардов, свидетельствуют расчеты финансовых аналитиков, предоставленные Reuters". - Прим. ред.), она состоит в династическом браке с Кириллом, сыном одного из старейших приспешников Путина - Николая Шамалова", - утверждает автор.
Collapse )
Джуда утверждает, что все эти годы Катерина под псевдонимом участвует в соревнованиях по акробатическому рок-н-роллу. "Но она не независима. Катерина доныне живет в окружении людей своего отца. Среди ее советников на ее посту в МГУ - два бывших коллеги Путина по КГБ в Дрездене, которые знали ее маленьким ребенком", - пишет автор.

Джуда сообщает, что однажды неназванный "помощник олигарха" пригласил его выпить. "По-настоящему я боюсь за Россию из-за детей, - сказал олигарх. - В отличие от их родителей - очень проницательных людей, которые пробились наверх, они глупые, легко подпадают под соблазн иностранцев, пьют, употребляют наркотики, денег у них больше, чем соображения. Но их родители хотят, чтобы они приняли наследство".

Джуда утверждает: "Именно это происходит сейчас. Сыновей "ближнего круга" не только готовят к наследованию политических постов: они также приобретают огромное богатство, поскольку их по стратегическим соображениям включают в советы директоров госкомпаний, банков и хедж-фондов. Династические браки между такими детьми - обычное явление".

"Петербургские приспешники Путина - сердце путинской элиты", - продолжает автор. На его взгляд, то, что Катерина "замужем за сыном одного из этих людей", - знак важности этих альянсов для путинского государства. "Молодая пара уже приобрела авуары стоимостью почти 1,5 млрд фунтов, преимущественно в компаниях, контролируемых этим ближним кругом", - говорится в статье.

"Теперь Кирилл Шамалов - очевидный кандидат на политическую роль. Это значит, что история Катерины - повесть не только о ней, но и о новой петербургской аристократии и о том, что горстка семей владеет Россией", - говорится в статье.
Collapse )