January 20th, 2016

Отпуск июнь 2015

Зубаревич Четыре России

Автор раздела - директор региональной программы Независимого института социальной политики, доктор географических наук, профессор Наталья Зубаревич. Здесь, как и в других частях книги используемая терминология отражает взгляды и подходы авторов.

Экономическая и социальная дифференциация российского пространства велика и устойчива. Помимо региональных различий, еще сильнее различия в уровне и образе жизни, системе ценностей населения крупнейших, средних и малых городов, сельской периферии России.

1. Центро-периферийная модель российского пространства: расходящиеся четыре России
В основе центр-периферийной модели лежит иерархическая система поселений – от наиболее модернизированных крупных городов до патриархальной сельской местности.

«Первая Россия»– это крупнейшие города. В городах-миллионниках и близких к ним по численности суммарно проживает 21% россиян, при добавлении городов с населением свыше полумиллиона человек – 31%. Доля жителей крупнейших городов в населении страны устойчиво растет за счет миграционного притока. Лидеры «первой России» – федеральные города с постиндустриальной структурой экономики, высоким уровнем экономического развития, максимальной долей среднего класса (30-40% населения1) и образованного населения (в Москве и С.-Петербурге 39-43% жителей старше 15 лет имеют высшее образование), более высокой долей занятых в малом предпринимательстве, массовым распространением Интернета. Именно в федеральных городах, особенно в Москве, которая концентрирует финансовые и человеческие ресурсы всей страны благодаря столичному статусу, политические трансформации шли быстрее, усиливались протестные настроения с требованием модернизации власти. Это показывают и электоральные данные: на выборах мэра Москвы в сентябре 2013 г. кандидат от оппозиции набрал 27% голосов, а на выборах президента в 2012 г. за Путина проголосовали менее половины москвичей. Президентские выборы 2012 г. в С.-Петербурге искажены фальсификациями, но в целом протестный потенциал второй столицы ниже.
Collapse )
Около 9% россиян живут в городах с населением от 250 тысяч до полумиллиона, большинство этих городов также региональные столицы. В России столичный статус города делает его социально-экономическое развитие более устойчивым, но человеческих и финансовых ресурсов для модернизации чаще всего не хватает. Это промежуточная зона между «первой» и «второй» Россией с разной ситуацией в конкретных городах.

«Вторая Россия» – менее крупные и средние города с населением от 50 до 250 тыс. человек. В них живет менее 30% российского населения. Не все города сохранили промышленную специализацию в постсоветское время, но советские ценности все еще сильны. В дополнение к значительной индустриальной занятости в этих городах много бюджетников, в основном с невысокой квалификацией. Экономическая ситуация в городах «второй России» разная: самые высокие доходы имеют жители нефтегазодобывающих городов Тюменской области, повышенными доходами отличаются города с крупными металлургическими и угольными предприятиями, т.е. города экспортной экономики. В городах импортозамещающей промышленности (машиностроение, пищевая и др.) заработная плата значительно ниже, чем в региональных центрах. Молодежь уезжает из «второй России» на учебу или работу в региональные центры и чаще всего не возвращается.
Collapse )
«Третья Россия» – традиционалистская и очень пассивная сельская периферия большинства регионов страны, а также жители поселков и малых городов с населением менее 20 тыс. человек (суммарно более трети населения страны). В них самый низкий уровень образования и мобильности, преобладают занятые в бюджетном секторе и сельском хозяйстве, высока доля занятых в неформальной экономике. Периферия вне политики и всегда голосует за власть. Кроме того, «третья Россия» быстро депопулирует. Локальные конфликты в основном обусловлены межэтническими столкновениями с мигрантами из республик Северного Кавказа и концентрируются на юге страны. Конфликты быстро гасятся властями и не имеют политических последствий.
Collapse )
«Четвертая Россия» - это другая периферия, она объединяет слаборазвитые республики Северного Кавказа (5% населения страны) и юга Сибири (менее 1%). Они сильно отличаются от остальной России более ранней стадией модернизационного перехода: урбанизация началась позднее, незавершен демографический переход и все еще повышена рождаемость, сохранилась патриархально-клановая структура общества, остры этнические противоречия, велика роль религии. В «четвертой России» центр-периферийная модель проявляется слабо: сельское население пока молодо, города еще «не переварили» растущую миграцию из села, в них только формируется городской образ жизни, слой модернизированного городского населения тонок и расширяется медленно, т.к. немалая часть образованной и конкурентоспособной молодежи уезжает в крупнейшие города страны. Внутренне «четвертая Россия» также неоднородна: наиболее урбанизированная Северная Осетия или Адыгея с преобладанием русского населения сильно отличаются по степени модернизации социума от Чечни с ее тоталитарным режимом.
Collapse )
Подведем сценарные итоги.

1. В новых политических условиях «первая Россия» проигрывает и не может усилить свое влияние на развитие страны через создание ценностных инноваций и их диффузию по иерархической системе городов. При наиболее вероятных сценариях власть изолирует «первую Россию», сделав опорой консервативную полупериферию и периферию («вторую и третью России»).

2. Взаимодействие «первой» и «второй» России маловероятно при любом сценарии развития, их интересы в кратко- и среднесрочном периодах не совпадают: жители крупнейших городов предъявляют запрос на модернизацию государства, а для «второй» России важнее всего социально-экономическая стабильность, то есть работа и зарплата.

3. Проблемы «четвертой России» повышают риски развития страны во всех сценариях. В самом жестком сценарии они могут быть временно заморожены с помощью государственного насилия, но это еще больше усилит риски развития в будущем.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Эти речи декодировать бесполезно

«Фейковые эксперты громко кричат»
О том том, как и кем пишутся речи вождей, о бормотологах из телевизора и о зубовном скрежете советчиков-либералов рассказал политический эксперт, работающий в этой профессии с 1980-х.
Советы специалистов властям не нужны
© СС0 Public Domain

Пока агитаторы низших рангов занимаются телевизионной бормотологией, а кремлевские спичрайтеры теряются в догадках, как им написать речь, не имея контакта с заказчиком, составители экономических программ снова и снова сочиняют проекты, в которые сами давно уже перестали верить. Таков взгляд собеседника «Росбалта» - политического эксперта, согласившегося на откровенный разговор на условиях анонимности.
Collapse )
Сейчас оно персоналистское. Что левая нога подскажет оратору, то он и добавит в свою речь. Путин это блестяще подтвердил, когда апеллировал к Аллаху в своем послании. Уверен, что ни один спичрайтер не решился бы такое написать.

Эти речи декодировать бесполезно</b>
Спичрайтеры сейчас не играют вообще никакой роли. Это просто технические исполнители райтерских задач. Притом находящиеся в очень тяжелой, с точки зрения спичрайтерской техники, ситуации, когда речеписец не имеет доступа к начальнику или имеет очень ограниченный доступ. Когда смотришь на первоначальные предложения референтуры к будущему президентскому посланию, подготовленные за много месяцев до послания, то очевиден дефицит идей. А затем начинается процесс составления речи, в котором участвует много людей, от десяти до двадцати, из-за чего текст становится раздерганным, нелогичным и противоречащим самому себе.

- А произноситель речи - премьер-министр, президент - чувствует потом ответственность за те тезисы, которые провозгласил?

- Думаю, не чувствует никакой ответственности, потому что цена слова сейчас совсем невесомая. Это даже не медные деньги, а что-то еще более дешевое. Скажут одно - забудут на следующий день абсолютно все, что сказали. В этих речах ничего декодировать невозможно, потому что нет содержания.
Collapse )
- Разве тех же примерно людей не призвали сейчас писать «Стратегию 2030» или как она нынче называется?

- И с зубовным скрежетом опять начинают писать. Сами говорят, что они уже все написали. А им в ответ - что сейчас политическая рамка другая, и не надо предлагать сокращение военных трат, но попробуйте внутри этого еще что-то придумать. Понятно, что это тупик, потому что ничего придумать нельзя. И человеческая добросовестность говорит, что не стоит с этим режимом сотрудничать. А служебная добросовестность, напротив, подсказывает, что раз начальство просит, то надо сделать, - а вдруг что-нибудь полезное проскочит. И по этому кругу все бегают уже не один год.

- Да, экономическая политика буксует, но зато политике внешней в новизне уж точно не откажешь. И решения тут принимаются на высшем уровне. Существуют ли какие-то эксперты по этим темам? Не люди ближнего круга, а именно профессионалы, допускаемые к нашему первому лицу?

- Какие-то, думаю, все же допускаются, но уж в этой сфере степень лояльности и недобросовестности экспертизы существенно выше, чем в сфере социальной и экономической политики. Если мнение эксперта противоречит задаче, то оно не учитывается. Думаю, эксперт, которого туда зовут, заранее пытается максимально подстроить себя под задачу, которую ставит начальство.

Они заразятся прежней бациллой

Что такое пренебрежение качественной экспертизой, видно на таком простом примере, как «поворот на Восток», поворот к Китаю. Сначала делают «поворот», а потом начинают удивляться тому, что получилось, и призывать синологов, чтобы рассказали, что такое Китай. И на выходе этот «поворот» оказывается совершенно искусственной конструкцией. Мы ведь сильно преувеличиваем возможности всех этих государственных машин. На самом деле все гораздо в большей степени подчинено импровизациям, появлению случайных людей, выдающих себя за знатоков, всевозможным импульсивным действиям.

- В 90-е годы эксперт, кажется, мог сказать Ельцину, что тот неверно поступает.

- Это были другие люди, совершенно с другой моральной конституцией. Если сравним Георгия Сатарова с нынешними людьми, находящимися на той же позиции. Или Юрия Батурина…

- Кстати, про них было точно известно, что они, хотя бы иногда, что-то рекомендуют Ельцину. Причем лично. А сейчас вы и сами говорите, что не знаете толком, кто дает экспертные советы Путину.

- Да, среда была информационно проницаема.

- У нас сложилась традиция: высшая власть в трудный час посылает какой-то сигнал экспертному сообществу, после чего эксперты хорошо или плохо ей помогают. Так было при Перестройке, при раннем Ельцине, при раннем Путине. А вот вообразим себе, что у нас верховное руководство осознает, что придется изменить систему. И вызывает к себе своих экспертов. Есть кого сегодня позвать? Таких, кто действительно мог бы помочь?

- Мне кажется, во-первых, что это сегодня нереалистичный сюжет. А во-вторых, если такое и произойдет, то эксперты, как это уже было в восьмидесятые, девяностые и нулевые, опять будут заражены бациллой экономического детерминизма и веры в автократию.
Опять никто не будет настаивать на том, что сначала нужно менять политическую рамку, а уж затем заниматься всем остальным. И снова все, что будет касаться политики, они конвертируют исключительно в политическую технологию. И все это - ввиду пренебрежения гуманитарной, социальной и политической стороной дела - в который раз окажется малоэффективным и пойдет по знакомому порочному кругу.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

НЕ все у Лаврентия Павловича импонирует Владимиру Владимировичу

Путин напомнил авторам анонимных жалоб в интернете о Берии
Collapse )
Глава государства отметил, что «в интернете легко прятаться, хамить, обзываться», и при этом заявлять свою, порой, крайнюю позицию. «И при этом неизвестно еще, кто это делает. Если у человека есть какая-то позиция, есть какие-то претензии, пусть он скажет, назовет себя. Иначе это не претензии и не жалобы — это анонимка. Здесь только один проверяющий хорошо работал — Лаврентий Павлович Берия — с анонимками», — заметил президент.

В среду стало известно, что Конституционный суд отказался обязать раскрывать авторов жалоб, ставших причиной проверок граждан и организаций со стороны государственных органов. Об этом «РИА Новости» рассказал подавший запрос в суд адвокат Рамиль Ахметгалиев.

Заявитель утверждал, что отказ раскрывать информацию об авторе жалобы приведет к злоупотреблению со стороны органов власти, которые могут сами написать жалобу, а потом проводить проверку в отношении гражданина или организации. Кроме того, он отметил, что у каждого есть право знать, кто написал на него донос.

В свою очередь суд постановил, что законодательство позволяет гражданам и организациям вступать в диалог с публичной властью для того, чтобы отстаивать свои или общественные интересы. Но при этом недопустимо нарушать права и свободы других лиц.

В решении суда сказано, что люди, направляющие в госорганы обращения, которые могут послужить основанием для проведения проверки, «во всяком случае вправе рассчитывать на то, что сообщенные ими сведения, относящиеся к частной жизни, а равно их персональные данные не будут автоматически, без необходимости предоставлены лицам, в отношении которых проводятся проверки»

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/569f83329a79472cb3f077bc