May 31st, 2016

Отпуск июнь 2015

(no subject)

Le Huffington Post, Франция

© РИА Новости, Алексей Даничев | Перейти в фотобанк
Россия прокладывает путь для плавучих АЭС?
31.05.2016
Вивиан дю Кастель (Viviane du Castel), Жюли Монфор (Julie Montfort)
Collapse )
Для обеспечения электроснабжения городов и добывающих установок в арктической зоне Росэнергоатом занялся с 2006 года проектом строительства ПАТЭС для испытывающих дефицит энергоснабжения регионов. Спущенная на воду в 2010 году ПАТЭС «Академик Ломоносов» должна быть доставлена по месту эксплуатации в октябре 2016 года.

Речь идет о судне длинной 144,4 метра, шириной 30 метров и водоизмещением 21 500 тонн. Два реактора КЛТ-40 позволяет ему выдавать до 70 MW электричества и 300 MW тепла, чего достаточно для снабжения города с населением в 200 000 человек. Кроме того, оно может использоваться как завод по опреснению воды. Срок службы судна должен составить порядка 40 лет. Таким образом, «Академик Ломоносов» представляет собой мобильную ядерную базу.

Россия не исключает экспорта подобных судов. Тем более что интерес к ним проявляют в двух десятках стран (Китай, Индонезия, Малайзия…). Однако Россия официально намеревается продавать не ПАТЭС, а только электричество, чтобы тем самым не нарушать договор о нераспространении.

Таким образом, ПАТЭС должны стать предметом лизинга или аренды. Россия хотела бы придать ПАТЭС экстерриториальный статус, что сейчас несовместимо с действующим международным законодательством и соглашением о нераспространении ядерных технологий. По такому статусу, страны могли бы воспользоваться вырабатываемой судами энергией, однако все радиоактивные вещества остаются собственностью российской компании-партнера и не покидают пределов судна.

Подобная инициатива вызывает целый ряд юридических вопросов в том плане, что экстерриториальность не имеет особого смысла, раз плавучая АЭС должна что-то питать (платформу, прибрежный завод по опреснению воды и т.д.).

Кремль хочет добиться экстерриториальности в международных водах? Как на это отреагирует МАГАТЭ?

В целом, подобный проект потенциально представляется очень опасным. Даже в случае принятия всех мер для предотвращения инцидента, остается множество проблем в плане надежности и безопасности (случайный взрыв, экологическая катастрофа, хищение, терроризм, пиратство…).

Однако есть и другие источники беспокойства… В начале года китайское правительство объявило о намерении построить ПАТЭС в рамках программы удвоения своих атомных мощностей к 2020 году. China General Nuclear и China National Nuclear Corporation в настоящий момент разрабатывают два конкурирующих проекта

Идем ли мы к безудержному распространению атома в морях и океанах?
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Порочный треугольник

Порочный треугольник
Пока наша страна делится на начальство, агрессивно-послушное большинство и непонятно как обзываемое меньшинство, нормальной ей не быть.
Чем глубже раскол в обществе, тем безопаснее чувствует себя власть.
© CC0 Public Domain
Сергей Шелин Обозреватель ИА «Росбалт»

27 мая — день рождения знаменитого словосочетания «агрессивно-послушное большинство». В 1989 году на Первом съезде народных депутатов СССР Юрий Афанасьев назвал так тех, кто шельмовал группу нардепов-оппозиционеров. Эти слова мгновенно зажили самостоятельной жизнью, потеряли свой первоначальный внутрипарламентский смысл и сегодня воспринимаются как ключ ко всей нашей действительности.
«Агрессивно-послушный, то есть проявляющий враждебность по отношению к инакомыслящим и всегда согласный с любыми начинаниями власти». Так написано в словаре. Характерно, что само это «большинство», которое для краткости буду называть АПБ, до сих пор не выдвинуло сравнимого по емкости и крылатости определения противостоящего ему «меньшинства». «Либерасты» — скорее ругательство, чем образ чего-то реального, «пятая колонна» — унылое заимствование из западноевропейского обихода первой половины прошлого века. А «печеньки Госдепа» стали дежурной шуткой именно в «меньшинстве». Людей из него, можно сказать, по ней опознают.
Collapse )
Когда интеллектуалы из АПБ принимаются наставлять публику, будь то пожилой и некогда прославленный мультипликатор, или молодой неграмотный писатель-графоман, они делают одно и то же — с разной степенью толковости пересказывают увиденное в телевизоре.

Но ведь интеллектуалы из «меньшинства» работают на том же поле — разбирают, разоблачают и высмеивают те же самые изделия госпропаганды. Этот спор может быть занятным, но увеличить коллективную мудрость народа он неспособен по определению. Ведь поставщик материала для размышлений всегда один и тот же — начальство.

В этом и беда. Люди «большинства» — не носители твердых принципов, а начальстволюбцы. В их общественной позиции это гораздо важнее всего прочего, вместе взятого.

Они вовсе не консерваторы, какими их хотят представить, поскольку почитают не прошлое вообще, а только то, которое им спускают сверху, и только до тех пор, пока спускают.

Они даже не такие уж державники-имперцы. Вот говорят: «Крымнаш», «Крымнаш». А Курилы — они что, не наши? Когда после переговоров Путина и Абэ поползли слухи (ни на чем, считаю, не основанные, но почему-то весьма настойчивые), будто японцам передадут один или два острова (характерный заголовок: «Судьба Курил предрешена»), разве поднялась волна гневных протестов, державной озабоченности и всего того, что следовало бы ждать, если брать декламации АПБ всерьез? Нет, не поднялась. Декламаторы замерли в ожидании распоряжений начальства, заранее готовые их обосновывать, какими бы диковинными они ни оказались.

Со своей стороны, интеллектуально честные люди «меньшинства», оглянувшись назад, должны бы признать, что у них в запасе недостаточно козырей, свидетельствующих о прошлой мудрости и компетентности. Когда Юрий Афанасьев произносил свои знаменитые слова о «большинстве», почти все политики оппозиции вовсе не были готовы к распаду империи и уж совершенно не представляли реалий перехода к капитализму. Они просто были против властей. Но как только события покатили валом, дефицит твердых взглядов сразу стал очевиден. «Меньшинство» растерялось, и руководить страной не смогло. Руль захватило новое начальство, а «меньшинство» с чувством облегчения сразу же принялось его не любить.

С тех пор и живем в треугольнике, главной вершиной которого является власть, а двумя неглавными — с одной стороны, бездумно покорное ей «большинство», а с другой — «меньшинство», ничуть не менее зацикленное на начальстве, но только не в привязанности к нему, а в неприятии.
Collapse )