September 12th, 2016

Отпуск июнь 2015

Китай. Китайский путь защиты властями интересов граждан от "политического экстремизма"

Carnegie Moscow Center, Россия
Партизаны креатива. Как выживают критические СМИ в Китае
11.09.20166714

Решение китайских властей запретить крупнейшим онлайн-платформам производить собственный медиаконтент многие расценили как последний удар по остаткам свободы СМИ. Однако слухи о смерти критической журналистики в КНР преувеличены. За годы цензуры китайские журналисты преуспели в искусстве креативной импровизации, адаптируясь к постоянно меняющимся условиям.

В конце июля Госканцелярия по информации в интернете (国家互联网信息办公室, ГКИИ), правительственный орган, регулирующий деятельность в киберпространстве Китая, запретил восьми крупнейшим онлайн-порталам публиковать собственный журналистский контент. Тогда же ГКИИ опубликовала на своем сайте заявление, объясняющее мотивы этого решения. По мнению регулятора, порталы «слепо гнались за выгодой», проявляя при этом «недостаточную идеологическую сознательность».

Под запрет попали медиаподразделения таких гигантов китайского интернета, как Baidu (百度), Sina (新浪), Sohu (搜狐) и NetEase (网易), — самые посещаемые и прибыльные онлайн-сервисы Китая. Отдельно регулятор провел разъяснительную работу с руководством Tencent (腾讯) и Phoenix (凤凰网), потребовав устранить «важные недочеты» в работе их сайтов.

Учитывая значимость этих порталов для КНР, сравнимую с позициями Google или Facebook на глобальном рынке, многие комментаторы и СМИ поспешили похоронить критическую расследовательскую журналистику в Китае. Однако спустя месяц можно констатировать: медиаландшафт в Китае поменялся в сторону несвободы, но о смерти свободы слова речь пока не идет. Причина в том, что за последние годы китайские журналисты стали настоящими мастерами импровизации, постоянно адаптируясь к меняющимся условиям и находя компромиссы с чиновниками. Чтобы понять реальное значение решения ГКИИ, его надо поставить в общий контекст медиаполитики Пекина при Си Цзиньпине.

Почему запретили?
Ужесточение надзора за СМИ и попытки максимально взять под контроль общественную дискуссию стали важной частью внутренней политики Си Цзиньпина. Этот курс стал особенно заметен в последние два года. Объектами более пристального внимания властей становятся не только журналисты, но и преподаватели университетов, ученые, сотрудники иностранных НКО — любые группы людей, способных повлиять на общественное мнение.

Журналисты, конечно, находятся на особом учете. С одной стороны, в Китае нет по-настоящему независимых СМИ и независимых журналистов — любое медиа могут закрыть по решению властей, а для написания заметок, стремящихся к объективности и отличающихся от пропаганды государственных изданий, журналистам постоянно приходится лавировать между различными группами интересов и идти навстречу чиновникам. Тем не менее за последние 30 лет в КНР возник феномен «критической журналистики», когда сотрудники частных (а порой и государственных) СМИ проводят журналистские расследования и начинают критиковать отдельные явления в китайском обществе или отдельных лиц во властной иерархии, руководствуясь не политическим заказом сверху, а стремлением удовлетворить общественный интерес. Этот феномен во многом стал возможен благодаря изменившейся за последние десятилетия конструкции китайского информационного пространства.

Информационное пространство Китая — огромная вселенная, состоящая из порой не пересекающихся между собой миров: от захолустных региональных газет до зашифрованных чатов, которыми пользуются китайские киберсталкеры в анонимной сети Tor. Общий знаменатель этой вселенной — китайский сегмент интернета. Находящийся под плотной опекой киберцензоров и защищенный от внешнего мира «Великим китайским файерволом» (防火长城), китайский интернет слишком велик, чтобы быть полностью подконтрольным центральной власти — количество пользователей в 2015 году перевалило за 700 млн человек.

Именно благодаря интернету и таким сервисам, как микроблог Weibo или мессенджер QQ, информация о любых событиях стала доступной широкому кругу китайских граждан в максимально сжатые сроки. За драматичными событиями вроде прошлогоднего взрыва в Тяньцзине страна могла следить чуть ли не в режиме реального времени. Более того, интернет дает возможность не только пассивно воспринимать информацию, но и обсуждать события. При этом, как показывает опыт последних лет, онлайн-мобилизация имеет потенциал для вывода рассерженных граждан на вполне реальные улицы. Например, так было в 2008 году во время организованных китайскими националистами бойкотов французской сети Carrefour, так происходит во время многих социальных протестов в КНР в последние годы.

Неудивительно, что именно онлайн-платформы, которые поддерживают популярные сервисы вроде Weibo или QQ, становятся объектом все более пристального внимания властей. Владельцы стараются превратить сайты в интегрированные платформы, на которых пользователи могут проводить всю свою онлайн-жизнь, — максимизация времени, проведенного на сайте, увеличивает доходы от рекламы и различных приложений.

Одним из таких средств привлечения внимания и стали новостные сервисы, которые развивали различные платформы. Рубрики вроде «Гик новости» (极客新闻) на платформе Sina или «Веха» (路标) на портале NetEase, по сути, превратились в самостоятельные онлайн-СМИ. По мере роста спроса со стороны читателей новостные подразделения китайских интернет-гигантов расширялись и обзаводились даже собственными командами журналистов-расследователей. Контент этих СМИ был гибридным. Иногда они публиковали оригинальные материалы собственных корреспондентов, иногда — переписанные новости государственных информагентств вроде «Синьхуа» (新华) со своими дополнениями, а зачастую просто перепечатывали сообщения официальных СМИ.

За счет этого у новостных сервисов сложилась особая модель отношений с цензурой. Большая часть материалов не проходила предварительную проверку цензоров: проблемные статьи удалялись с сайтов постфактум, если вызывали недовольство властей. Если судить по глубинным интервью, которые я проводила на протяжении последних нескольких лет, подобные новостные сервисы пользовались в Китае большой популярностью, в том числе среди чиновников.

Решение ГКИИ от 25 июля стало первым прямым указанием для онлайн-платформ закрыть свои новостные сервисы. Ссылки на то, что власти КНР и раньше требовали от сайтов ограничиться перепечаткой новостей из официальных СМИ, лишь предлог.
Все прекрасно знали, что сервисы вроде «Гик новости» или «Веха» нарушают эти рекомендации, но до недавнего времени это никого особо не волновало. Так что речь идет именно о сигнале для владельцев и сотрудников подобных онлайн-СМИ: за ними теперь наблюдают так же пристально, как и за всеми остальными игроками информационного рынка. Освещение новостей на популярных порталах — такая же часть общего информационного пространства, как и нормальные СМИ, и государство намерено впредь диктовать правила игры.
Помимо самих попавших под каток цензуры изданий, решение ГКИИ должно послужить предупреждением и для владельцев менее популярных сервисов с аналогичными функциями, и для создателей стартапов в сфере электронных СМИ, которые сейчас запускаются в Китае.

При этом не стоит забывать, что китайское государство вовсе не монолит, а межведомственная и внутриведомственная борьба — один из важнейших факторов при принятии любых решений.
Collapse )
Что дальше?
Закрытие новостных подразделений крупнейших онлайн-платформ, безусловно, удар по журналистике в Китае. Однако полагать, что это означает ее смерть, по меньшей мере преждевременно. Дело в том, что «критическая журналистика» в Китае — поле игры с постоянно меняющимися правилами и границами дозволенного как для чиновников, так и для самих журналистов.

Прежде всего, государство хорошо понимает значение «критической журналистики» и старается использовать ее как инструмент для формирования общественного мнения. Например, недавно власти инициировали создание в Шанхае нового онлайн-СМИ «Прибой» (ThePaper, 澎湃), которому не только можно, но и предписывается заниматься журналистскими расследованиями. Конечно, чувствительность затрагиваемых тем строго дозируется, а объектами расследований не становятся высшие руководители КНР. И все же статьи в «Прибое» создают иллюзию контроля гражданского общества и СМИ над властью, как бы воплощая призыв Си Цзиньпина «запереть власть в клетку системы».

С другой стороны, китайские власти неплохо научились использовать частные платформы как средства кризисной коммуникации, когда доверие к официальным источникам информации резко падает. Так, в случае чрезвычайных происшествий и техногенных катастроф некоторые чиновники специально общались с журналистами из частных СМИ, поскольку эти платформы пользовались большим доверием граждан и, следовательно, больше влияли на формирование общественного мнения. Например, так власти действовали в ходе трагедии в Тяньцзине.

Но еще большее значение имеет то искусство креативной импровизации, которое китайские журналисты отточили до совершенства в условиях цензуры. Отсутствие четко определенных правил игры дает простор для маневра, которым пользуются и цензоры, и журналисты — они то сотрудничают, то играют в казаки-разбойники.
Чиновники стараются загнать журналистов в рамки и заставить их подавать новости в выгодном для себя свете, а журналисты играют на противоречиях, чтобы максимально раздвинуть нечеткие границы возможного. Именно благодаря этой модели работы стало возможно существование таких СМИ, как Caixin (财新) или Caijing (财经), которые, кстати, решением ГКИИ затронуты не были.
Collapse )
Китайские независимые журналисты давно превратились в помесь партизан информационной войны и стартаперов, придумывающих все более креативные способы обхода цензурных ограничений. Пока ничто не свидетельствует о том, что эти адаптационные механизмы не сработают и на этот раз.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

В ПАРНАС и ЯБЛОКе союз либералов и националистов уже состоялся?!

Русская служба «Голоса Америки», США
Кандидат от Партии народной свободы (ПАРНАС) Вячеслав Мальцев
© AP Photo, Ivan Sekretarev
Вячеслав Мальцев: в России против всех только Путин
Парламентские выборы 2016
Популярный российский видеоблогер и в интервью «Голосу Америки» рассказал о том, зачем он идет в Госдуму и почему союз либералов и националистов уже состоялся.
30.08.2016577873
Анна Плотникова
Вечером 27 августа в Санкт-Петербурге на Стрелке Васильевского острова прошла встреча избирателей с Вячеславом Мальцевым, занимающим вторую строчку в общефедеральном списке Партии народной свободы («ПАРНАС»).

Информация о встрече распространялась через социальные сети, и кроме сторонников «ПАРНАСа» сюда пришли несколько активистов так называемого «Народно-Освободительного движения» (сокращенно «НОД»), созданного депутатом Государственной Думы Евгением Федоровым. Однако, «НОДовцы», явившиеся со своей традиционной символикой в виде полотнищ в черно-оранжевую полоску и с самодельными постерами в виде цитат Владимира Путина о «пятой колонне», оказались в явном меньшинстве, и предпочли не вступать в прямой контакт с теми, кто пришел слушать Мальцева.

Сотрудники полиции, которые по долгу службы следили за соблюдением порядка в людных местах, не вмешивались в происходящее. Тем временем Мальцев, взобравшись на парапет набережной, общался с публикой при помощи мегафона. В частности, он повторил, что первоочередной задачей депутатов, прошедших в Думу от Партии народной свободы, будет отмена большинства законов, принятых предыдущим составом ГД, а также объявление импичмента Владимиру Путину. Участие российской армии в военной операции в Сирии Вячеслав Мальцев считает большой ошибкой и опасается возможного осложнения отношения с проживающими на территории РФ курдами.
Collapse )
После окончания встречи с избирателями Вячеслав Мальцев ответил на вопросы корреспондента «Голоса Америки».

Анна Плотникова: Как вы оцениваете ход нынешней избирательной кампании? Можно ли считать ее более честной, чем была предыдущая — в 2011 году?

Вячеслав Мальцев: Да, конечно, можно. По крайней мере, если бы в 2011 году я поехал в агитационную поездку, то меня, наверно, каждый постовой милиционер останавливал бы. А сейчас только полиция в Казани остановила. В остальных местах к нам подходят, предъявляют претензии, какие-то слова говорят, даже пытаются протокол составлять, но не бесчинствуют, не вытесняют, не задерживают. Совершенно очевидно, что они получили команду вмешиваться, но не сильно.
Collapse )
— А если мы возьмем обычных избирателей, у которых нет доступа к телевизионному эфиру, но есть выбор: идти на избирательный участок, либо не идти. Как вы собираетесь убеждать колеблющихся?

— Дело в том, что есть масса людей, которые, когда была графа «против всех», голосовали за этот пункт, потому что они против высшей власти. Потом убрали графу «против всех», сейчас ее опять вернули, и они собираются голосовать «против всех».

Но я сказал им уже на центральном телевидении, что против всех у нас только Вова (Владимир Путин — прим. авт.), поэтому проголосуйте за нас, а мы как раз против Вовы, который — против всех. И у нас как раз отлично получится.

Поэтому призываем этих избирателей придти на выборы и проголосовать за нас, за «ПАРНАС», за № 8.

— На уходящей неделе большой резонанс вызвал обвинительный приговор бывшему лидеру «Движения против нелегальной иммиграции» Александру Белову (Поткину), которому присудили 7,5 лет колонии по обвинению в экстремизме. Каково ваше мнение, и считаете ли вы возможным тактический союз либералов с националистами?

— Тактический союз уже случился: я — национал-демократ, и в ПАРНАСе на праймериз получил первое место. Если вы помните, Белов-Поткин тоже получил пятое место, а это — значительный успех. Поэтому союз, в общем, состоялся. Если вы посмотрите на действия либералов в Европе, то они везде идут в смычке с националистами, ну, или почти везде — с умеренными националистами, естественно.
И я думаю, что это — абсолютно логично, потому что мы за свободу слова, прежде всего, за частную собственность и так далее. То есть, классические ценности у нас одни и те же, это — общечеловеческие ценности. Поэтому — почему бы нам не объединиться, если у нас есть общий враг и общее зло, от которого надо избавить свою страну?

— А кто ваши сторонники? Я видела, что на встрече с вами было немало людей с весьма выразительной внешностью: молодцеватые, с выбритыми затылками. То есть, по внешности, напоминающие «футбольных хулиганов».

— Да, и эти люди — тоже, конечно. Я — национал-демократ и меня поддерживают националисты разного толка, безусловно. Сейчас вы таких людей не видите, но они могли бы и здесь быть. Это — абсолютно разные люди, которые стоят на тех позициях, о которых мы говорили. Которые хотят свободы слова, хотят народовластия, хотят, чтобы не разграблялась страна, хотят, чтобы народ не вымирал.

А как они выглядят? Я вам честно скажу: у нас есть люди даже с наколками на лбу.
И что же — из-за этого я им не должен руку пожимать, что ли? Это их право — делать наколку, носить «ирокез», как-то по-особому приветствовать друг друга, и так далее. Это — право каждого человека. И у нас есть и православные, и язычники — и на встрече мы могли видеть многих из них — есть и мусульмане. Мы не разделяем людей, зачем мы будем кого-то отпихивать? Мы, наоборот, всем говорим: подходите, давайте все вместе делать общее дело.

Мы знаем, что когда либералы в одиночестве куда-то ездили, то там «НОДовцы на них нападали». А сейчас — вы сами видели — был хоть один шанс у них напасть на нас? Там и полиции ни одного шанса не было — такая была толпа людей, совершенно организованная, все очень опрятно одеты, все умные люди, все — с чувством собственного достоинства, ими нельзя понукать.

И те, про которых вы говорили, что они — с бритыми затылками, у них тоже есть чувство собственного достоинства и есть мозги.
Это — не какие-то отморозки, у которых броня 77 сантиметров.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Российские социологи дружно выступили в поддержку «Левада-центра»

12 сентября 2016, 15:36
Российские социологи выступили в поддержку «Левада-центра»

Объединение исследователей рынка и общественного мнения (ОИРОМ), в которое входят ведущие социологические службы страны, выразило «озабоченность и несогласие с включением» «Левада-центра» в реестр «иноагентов» и призвало госорганы пересмотреть это решение. Об этом говорится в открытом письме, передает РБК.

Под открытым письмом в поддержку «Левада-центра» также подписались руководители Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров и фонда «Общественное мнение» (ФОМ) Александр Ослон.

Поставили свою подпись под письмом также руководители «ТНС Гэллап Медиа», МАСМИ, «ГФК-Русь», «Маграм Маркет Рисеч», «Никколо М», «МаркетСенс» и др.


«Проведение социологических исследований, в том числе изучение общественного мнения, включая публикацию, анализ и обсуждение их результатов, является научной, а не политической деятельностью. Данные социологических исследований лишь отражают объективно существующие общественно-политические взгляды и убеждения граждан страны, но не формируют их. Распространение этих данных служит задачам информирования как научного сообщества, так и российского общества в целом о сформировавшихся к настоящему времени в общественном сознании представлениях и установках», — говорится в письме.
Collapse )
Ситуация, сложившаяся вокруг «Левада-центра», важна как для «репутации всей сферы исследований общественного мнения в России, так и для международного имиджа» страны в целом, уверены авторы письма.

Ограничения деятельности «Левада-центра», которые предполагает закон об НКО-иноагентах, приведут к проблемам, связанным с созданием «полноценной картины общественных процессов в России и осуществления научных коммуникаций».

Уже в силу того, что само понятие «иностранный агент» имеет в сознании населения страны негативные коннотации, решение Минюста приведет к снижению уровня доверия к социологическим исследованиям в целом, продолжают социологи.

Таким образом, включение «Левада-центра» в реестр «иноагентов» создает «существенные проблемы» для всех российских исследовательских компаний, утверждают в ОИРОМ.

Напомним, 5 сентября Минюст РФ включил «Левада-центр» в перечень «иностранных агентов», пояснив, что организация получала зарубежное финансирование, в том числе из Висконсинского университета в Мэдисоне, куратором которого является Пентагон. В пресс-службе ведомства отметили, что решение было принято на основе внеплановой документарной проверки.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Край непуганых покемонов

7 сентября 2016, 20:17
Край непуганых покемонов

Ключевой признак диктатуры — это ненависть к человеческому телу. Весь человек, и внутри, и снаружи, должен принадлежать только государству, но никак не самому себе.
© СС0 Public Domain
Ключевой признак диктатуры — это ненависть к человеческому телу. Весь человек, и внутри, и снаружи, должен принадлежать только государству, но никак не самому себе. Поэтому в СССР и «не было секса», а вся интимная сфера была строжайше табуирована.

Мои поздравления: мы возвращаемся туда же, откуда только недавно пришли. Вот МК сообщает о якобы исполненном на Красной площади тверке. Сообщает, путаясь в показаниях: то ли на Красной площади, то ли у Вечного огня, но с очевидным осуждением: девушки «заявились», мастерство танцовщиц — в кавычках. Пара шажков — и готово оскорбление чувств верующих в женское обрезание.

Дальше газеты пошла наша полиция (нравов): танец (сама танцовщица отрицает, что была у Вечного огня) уже не «мелкое хулиганство», а «вандализм».

Юриспруденция у нас еще со сталинских времен преподается на факультетах ненужных вещей, но статья УК предполагает, вообще-то, «осквернение или порчу» зданий и пр. в физическом, а не ритуальном смыслах. За ритуальным — это в церковь, край непуганых покемонов.

Ничуть не лучше и кемеровская история раздевшихся студентов, которую проверяет Следственный комитет. Что именно проверяют, какую статью и кому хотят приписать? Люди собрались вместе и разделись: у них у всех уже есть паспорта, Красная площадь далеко — что так взволновало следователей? Возбудились не только в переносном смысле?

Закон в России подменяется моралью, а мораль — завистью к молодости, которая чихать хотела на диктатуру. Демократия и цивилизованное государство не имеют ничего общего с мешком, который, как в Иране, напяливают на всех нас.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

ОЕщё раз о телегонии и православном подходе к защите детей и детства

Журналистка из Пензы подтвердила, что брала интервью о телегонии у нового детского омбудсмена
время публикации: 12 сентября 2016 г., 16:35 | последнее обновление: 12 сентября 2016 г., 16:46
Анна Кузнецова

Бывший корреспондент "Медицинского портала Пензы" Татьяна Попадьева подтвердила "Первому пензенскому порталу", что действительно семь лет назад брала у Анны Кузнецовой интервью о "памяти матки", которое вызвало шквал насмешек и саркастических комментариев на прошлой неделе после ее назначения уполномоченным по правам ребенка при президенте РФ.

В интервью "Аборт: эволюционная катастрофа", опубликованном 31 июля 2009 года на "Медицинском портале Пензы", Анна Кузнецова, представленная читателям как "психолог по доабортному консультированию, член совета общественной организации "Благовест", говорила о псевдонаучной теории телегонии, согласно которой все половые контакты влияют на будущее потомство женщины. В недавнем комментарии РБК Кузнецова заявила, что не помнит подобных высказываний и вообще так не изъясняется.

Татьяна Попадьева не видит ничего необычного в такой забывчивости детского омбудсмена - ведь "человеческая память несовершенна". Она отметила, что, напротив, хорошо помнит беседу с Кузнецовой и последовавшую за ней встречу с ее мужем, священником Алексеем Кузнецовым.
Collapse )
Экс-корреспондент предложила новоиспеченному детскому обмудсмену побеседовать с ней еще раз и "обсудить вопросы, волнующие наших людей". Попадьева гарантировала честность и точность передачи такого разговора, если он состоится, "ведь врать - это большой грех".

Мать шестерых детей и жену священника Анну Кузнецову назначили детским омбудсменом вместо Павла Астахова в минувшую пятницу, 9 сентября. В Кремле лучшей рекомендацией назвали наличие у Кузнецовой такого количества детей, а общественность обратила внимание на активную поддержку ею запрета абортов и "закона Димы Яковлева", который не разрешает усыновление иностранцами российских детей.

Обнаруженное в интернете интервью о телегонии, семь лет назад по понятным причинам прошедшее мимо внимания общественности, всколыхнуло соцсети и прессу. Согласно тексту интервью, Кузнецова заявила, что, "основываясь на сравнительно новой науке телегонии, можно говорить о том, что клетки матки обладают информационно-волновой памятью". "Поэтому эти клетки запоминают все, что в них произошло. Допустим, если у женщины было несколько партнеров, то велика вероятность рождения ослабленного ребенка из-за смешения информации. Особое влияние данный факт оказывает на нравственную основу будущего ребенка. Аборт, в свою очередь, также является серьезным потрясением для уже желанного малыша, поскольку клетки запоминают страх плода перед абортом, запоминают смерть", - сказала тогда Кузнецова.

Председатель комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований академик Евгений Александров пояснил журналистам, что телегония - "типичная псевдонаука", "давно разоблаченная современной генетикой". Между тем цитата о "памяти матки" немедленно обросла в Сети шутками. Из-за этого интервью некоторые блогеры предложили вернуть Астахова на пост.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Михаил Касьянов: "Призовем Путина уйти в отставку"

Михаил Касьянов: "Призовем Путина уйти в отставку"
3 часа(-ов) назад
Михаил Соколов
Михаил Касьянов в эфире Радио Свобода
Михаил Касьянов в эфире Радио Свобода
Лидер ПАРНАС о перспективе отставки Путина, выборах и экономике.
Ход избирательной кампании в России, попытку снять ПАРНАС с выборов, предложения Алексея Навального о взаимном снятии кандидатов партий "Яблоко" и ПАРНАС, кампанию Михаила Ходорковского по отбору кандидата в президенты России 2018 году, углубление экономического кризиса и маневры «партии власти» и Экономический манифест "Яблока" , - все это обсуждаем с лидером Партии народной свободы Михаилом Касьяновым в эфире программы «Лицом к событию».

Ведет передачу Михаил Соколов.
Collapse )
А вы поняли, кто вас снимал - «Гражданская платформа» или Администрация президента?

Михаил Касьянов: Здесь я не могу утверждать, я могу предполагать. Думаю, что это было по общему настроению Администрации сделано «Гражданской платформой». Потом, видите, прошло два дня, передумали, рассуждая, где будет больше ущерб, от снятия нас или от того, что мы пройдем в Думу. Потому что хотят продемонстрировать, что выборы легитимные. Вы видите, что в принципе Центральная избирательная комиссия, Элла Памфилова делает все для того, чтобы было на самом деле так. Хотя ролик мой сняли.

Михаил Соколов: Где сняли?

Михаил Касьянов: ЦИК снял. В телевизоре сняли ролик за мои слова, что главный тормоз развития страны — это Путин и его команда.

Михаил Соколов: А это нельзя говорить — это экстремизм?

Михаил Касьянов: Оказалось, что нельзя. Объяснили тем, что мое выражение, что Путин и его команда главный тормоз развития страны, является пропагандой против «Единой России».

Михаил Соколов: Он же не состоит в «Единой России».

Михаил Касьянов: И мы это говорим. Нам говорят: нет, «его команда», люди могут понять, что это «Единая Россия», поэтому нельзя говорить, что Путин и его команда плохие.

Михаил Соколов: А если без "команды" запустить?

Михаил Касьянов: Так с нами уже не рассуждали, просто не разрешили и все.

Михаил Соколов: Может быть новый ролик успеть сделать, вырезать слово «команда»?

Михаил Касьянов: Может быть и так. Завтра воспользуюсь вашей рекомендацией.
Collapse )