October 23rd, 2016

Отпуск июнь 2015

Восприятие, память и манипуляции

BBC, Великобритания
Как другие люди переписывают ваши воспоминания
23.10.20162194
Дэвид Робсон (David Robson)
Наше прошлое нам не принадлежит. Корреспондент BBC Future рассказывает о четырех способах, при помощи которых друзья, коллеги и даже незнакомые люди могут изменить наши воспоминания.
Collapse )
Все эти воспоминания, хорошие и плохие, делают нас теми, кто мы есть. Именно поэтому нас так пугает диагноз «амнезия».

И, разумеется, нам бы не хотелось, чтобы кто-то искажал содержимое нашей памяти — ведь так мы рискуем потерять важную часть себя.

Однако в действительности друзья, родственники и коллеги по работе уже роются в ваших чертогах разума — переставляют книги на полках, вырывают из них страницы и разбрасывают по полу, а то и оставляют собственные записи на полях в самых ценных томах.

«Наши воспоминания постоянно переписываются в ходе социального взаимодействия, — говорит Уильям Херст из Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке. — В процессе общения другие люди могут "вживлять" нам воспоминания, заставлять нас о чем-то забыть, а что-то, наоборот, помнить особенно ярко».

И это происходит вовсе не так редко. Каждый раз, когда мы с кем-то разговариваем, мы даем собеседнику возможность частично переписать нашу биографию.

Эта мысль звучит пугающе и может заставить вас по-другому взглянуть на ваши представления о собственном прошлом.
Collapse )
Когда Херст только приступал к исследованиям в этой области 10 с лишним лет назад, изучением влияния социальных контактов на память занималось очень небольшое число ученых.

Но времена изменились: сейчас становится очевидным, что социальное взаимодействие способно кардинальным образом менять наши воспоминания.

1. Коллективное подавление
Для начала рассмотрим феномен, известный как коллективное подавление воспоминаний. Представьте, что вы с друзьями — назовем их Джон и Джейн — пошли на футбольный матч и стали там свидетелями потасовки между болельщиками.

После игры вы втроем обсуждаете увиденное. Речь каждого из вас будет стимулировать воспоминания других, помогая всем составить общую картину произошедшего.

Однако, несмотря на то, что группа в целом способна запомнить больше, чем любой из отдельных ее представителей, каждый из вас обнаружит, что в результате дискуссии его собственная память о случившемся слегка ухудшилась.

Все дело в том, каким образом строится обсуждение. Если, скажем, Джон — самый разговорчивый из трех друзей, остальные будут в основном слушать его изложение событий.

Это подтолкнет ход их собственных воспоминаний в определенном направлении, но отвлечет от индивидуального течения мыслей.

Возможно, Джейн могла лучше запомнить конкретных игроков одной из команд, или же она заметила необычное оживление в толпе. Но воспоминания Джона заставили ее потерять ход мысли.

«Джон фактически подавляет способность Джейн к припоминанию событий», — говорит Херст. По этой причине гораздо больше подробностей о произошедшем можно собрать, если каждый из свидетелей сначала сядет отдельно и запишет все, что помнит, и только потом сверит записи с другими.

2. Совместное забывание
Важно то, что последствия общения с другими могут остаться в нашей долговременной памяти. В своих исследованиях Херст концентрируется на явлении, известном как совместное забывание, обусловленное воспроизведением.

Тонко расставляя акценты в своем рассказе о каком-либо событии, Джон со временем может заставить Джейн забыть об определенных подробностях произошедшего.
Collapse )
3. Ложные воспоминания
Чтобы понять, каким еще способом друзья могут манипулировать вашей памятью, достаточно вспомнить о рассказах очевидцев убийства шведского премьер-министра Анны Линд, которую в 2003 году закололи ножом в супермаркете.

Многие из свидетелей показали, что нападавший был одет в мешковатую зеленую армейскую куртку, но на записи с камеры наблюдения, продемонстрированной в ходе процесса, четко видно, что на убийце был серый свитер.
Collapse )
4. Семя сомнения
Помимо внедрения в наше сознание ложных воспоминаний, которые воспринимаются нами как подлинные, собеседник может также заронить семя сомнения относительно воспоминаний, в правдивости которых мы были уверены.
Collapse )
Мы можем представлять себе, что ценим правду, но «люди не так критично относятся к собственным воспоминаниям, чтобы думать, что они заслуживают тщательной проверки».

Яркой иллюстрацией этого тезиса служит литературная карьера американского писателя Трумена Капоте: когда тот собирал материал для документального романа «Хладнокровное убийство», то, по его собственным словам, принципиально не пользовался магнитофоном для записи интервью, полагаясь исключительно на свою память.

Даже Нэшу, знакомому с описываемым феноменом по результатам собственных исследований, не удалось до конца избавиться от уверенности в правдивости собственных воспоминаний.

«Я очень четко понимаю, что мои воспоминания не абсолютно надежны и недостоверных воспоминаний у меня не меньше, чем у любого другого человека, но все равно очень трудно преодолеть уверенность в том, что я всегда могу доверять собственной памяти».

«Мы, психологи, не обладаем каким-то особым иммунитетом, когда речь заходит о правдивости воспоминаний», — признается он.

Однако Нэш старается объективно подходить к ситуациям, когда кто-то подвергает его воспоминания сомнению: «Я напоминаю себе, что могу ошибаться — ведь все мы люди».

Коллективное сознание
Наш разум — не изолированный конструкт, и, несмотря на вероятность того, что другие люди могут привносить в него ошибочные воспоминания, у этого процесса есть и положительные эффекты.

Речь идет о концепции «коллективного сознания» — в научной среде все большее распространение получает мысль о том, что окружение играет решающую роль в нашем мышлении.

«Мы привыкли думать, что разум ограничен нашей телесной оболочкой, но в действительности наше поведение в значительной степени зависит от внешних факторов», — говорит Херст.

Взять, например, недавнее исследование Николь Ианноне из университета Пердью в США, которая изучает отношения между друзьями.

Ианноне интересует феномен «трансактивной памяти» — распределенной системы хранения и извлечения информации.

Например, вы частенько просите подругу поделиться тем или иным кулинарным рецептом, а она, в свою очередь, может попросить у вас совета, где лучше провести отпуск.

Или же вы обращаетесь друг к другу с просьбой помочь припомнить события из собственного прошлого.

Чтобы изучить работу этой системы, Ианноне просила участников эксперимента оценить верность высказываний наподобие «мы с приятелем напоминаем друг другу о вещах, которые оба знаем», а также уточнить, насколько близка эта дружба.

Как выяснилось, самые длительные, прочные и доверительные отношения между друзьями строятся на совместных и взаимосвязанных системах памяти.

Ианноне подозревает, что сама структура нашей памяти строится вокруг таких дружеских отношений: если вы знаете, что друг всегда может порекомендовать вам хороший ресторан, то зачем изучать этот вопрос самостоятельно?

«Не исключено, что мы просто не расширяем собственные знания в тех областях, в которых наши лучшие друзья хорошо разбираются», — говорит она.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Мертворожденные проекты советского интернета

Советский интер-НЕТ
Популярная наука
Советские ученые на протяжении десятилетий пытались объединить свою страну в сеть. То, что мешало им тогда, раскалывает глобальный интернет сегодня.
23.10.2016
Бенджамин Питерс (Benjamin Peters)

Утром 1 октября 1970 года кибернетик Виктор Глушков вошел в Кремль, где ему предстояла встреча с членами Политбюро. Это был живой и наблюдательный человек с пронзительным взглядом из-под очков в черной роговой оправе.
У него был такой склад ума, что при решении одной задачи он создавал методику для решения всех похожих задач. А в тот момент у Советского Союза была серьезная проблема. За год до этого Соединенные Штаты запустили первую компьютерную сеть с маршрутизацией пакетов данных ARPANET, которая через какое-то время заложила фундамент для интернета в известном нам виде. Эта распределенная сеть первоначально предназначалась для того, чтобы США могли обогнать Советы.
Она должна была обеспечить связь между компьютерами ученых и руководителей государства даже в случае ядерного нападения. Это был пик гонки технологий, и Советы должны были как-то отреагировать.

Идея Глушкова заключалась в том, чтобы перейти к эпохе электронного социализма.
Он назвал свой невероятно амбициозный проект Общегосударственной автоматизированной системой (ОГАС). Она предназначалась для оптимизации и технологической модернизации всей плановой экономики. Он считал, что такая система должна принимать экономические решения в соответствии с государственными планами, а не по рыночным ценам, однако полагал, что ее работа ускорится благодаря компьютерному моделированию, и она сможет прогнозировать равновесие платежного баланса еще до его достижения. Глушков хотел, чтобы решения принимались оперативнее и с умом, и даже задумывался об электронных деньгах. Ему был нужен лишь кошелек Политбюро.
Collapse )
Когда советский руководитель Никита Хрущев в 1956 году осудил культ личности Сталина, страну охватило ощущение огромных возможностей. На этой сцене появилось множество социалистических проектов, предусматривавших подключение национальной экономики к сетям. Среди прочего, там появилось первое в мире предложение создать общенациональную компьютерную сеть для населения. Эта идея принадлежала военному исследователю Анатолию Ивановичу Китову.

Китов в молодости был хрупкого телосложения и обладал выдающимися математическими способностями. Во время Второй мировой войны он воевал в рядах Красной Армии, где существенно продвинулся по службе. В 1952 году Китов в секретной военной библиотеке познакомился с капитальным трудом Норберта Винера (Norbert Wiener) «Кибернетика» (1948 год). Название книги было неологизмом, образованным из греческих слов. Оно означало послевоенную науку самоуправляемых информационных систем. При поддержке двух ведущих ученых Китов перевел эту книгу на хороший русский язык, чтобы разрабатывать самоуправляемые и коммуникационные системы с помощью компьютеров. Богатый системный вокабуляр «Кибернетики» должен был оснастить советское государство высокотехнологичным набором инструментов для разумного марксистского государственного управления, который мог стать антидотом против насилия и культа личности, характерных для сталинской диктатуры. На самом деле, кибернетика могла даже сделать так, чтобы в стране никогда не появился новый жестокий диктатор. По крайней мере, именно об этом мечтали технократы.

В 1959 году, будучи директором секретного вычислительного центра Министерства обороны, Китов начал заниматься другими вопросами, обратив внимание на «неограниченное количество надежной вычислительной мощности», которая должна была обеспечить оптимальное планирование в советской экономике. В то время проблема информационного взаимодействия и координации существенно осложняла советский социалистический проект. (Например, в 1962 году выяснилось, что из-за ошибки в подсчетах, которые производились вручную, прогнозы по численности населения в ходе переписи увеличили на четыре миллиона человек.)
Китов написал письмо на имя Хрущева, в котором поделился своими мыслями на эту тему (они получили название проект «Красная книга»). Он предложил разрешить гражданским организациям использовать военные компьютерные «комплексы» для экономического планирования в ночное время, когда основная часть военных спала. Он думал, что экономические органы планирования сумеют освоить вычислительные мощности военных для решения проблем в режиме реального времени. Свою военно-гражданскую национальную компьютерную сеть Китов назвал «Единой автоматизированной системой управления народным хозяйством».

Так уж получилось, что военное начальство Китова перехватило его письмо, и к Хрущеву оно не попало. Отцов-командиров разозлило его предложение о совместном использовании ресурсов Красной Армии с гражданскими плановыми органами. Кроме того, Китов осмелился заявить, что эти ресурсы отстают от требований времени.
Был созван секретный военный трибунал, который рассмотрел его прегрешения. Из-за них Китова незамедлительно на год исключили из коммунистической партии, а также уволили из вооруженных сил. Так было покончено с самым первым предложением о создании публичной общенациональной компьютерной сети.
Collapse )
В судьбе советского интернета мы можем увидеть четкое и актуальное предостережение о будущем всемирной паутины. Сегодня «интернет», определяемый как единая глобальная сеть сетей, предназначенная для продвижения свободы информации, демократии и коммерции, находится в серьезном упадке.
Подумайте, насколько часто компании и государства пытаются накапливать опыт онлайна? Широко распространенные приложения типа Prince больше похожи на огороженный сад, обслуживающий гонцов за прибылью, а не на интерфейс общего пользования.
Обращенные вовнутрь центры притяжения (такие как Facebook и китайский «Золотой щит») все чаще подминают под себя сайты, которые дают внешние ссылки (например, Aeon).
То же самое делают главы Франции, Индии, России и прочих стран, стремящиеся к интернационализации Корпорации по управлению доменными именами и IP-адресами и к навязыванию местных правил своим гражданам.
На самом деле, во многих корпорациях и странах уже много лет работают сотни сетей, не входящих в интернет. Нет сомнений, что будущее компьютерных сетей не в одном интернете, а во многих обособленных онлайновых экосистемах.

Иными словами, будущее очень сильно напоминает прошлое. В 20-м веке было немало национальных компьютерных сетей, претендовавших на международный статус.

Драма холодной войны, и тот ее элемент, который мы можем с иронией назвать «советский интер-НЕТ», как это сделал историк Слава Герович (Slava Gerovitch) в названии своей прекрасной книги, помогает провести сопоставительное исследование компьютерных сетей, взяв в качестве основы Интернет 1.0.

Если подбить баланс многочисленных сетей из прошлого и возможных сетей из будущего, представление о том, что существует только одна глобальная сеть сетей, станет исключением из правил.

Лежащий в основе этой статьи парадокс холодной войны состоит в том, что готовые к сотрудничеству капиталисты перехитрили соперничавших между собой социалистов. Он не принес ничего хорошего Советам в былые времена, и вряд ли нам стоит уверенно говорить о том, что интернет завтрашнего дня ждет лучшая участь.

Антрополог и философ Бруно Латур (Bruno Latour) как-то пошутил, что технологии это общество, ставшее жизнестойким. Он имел в виду, что социальные ценности внедряются в технологии.
Например, алгоритм PageRank компании Google считается «демократическим», потому что среди многих других факторов он считает ссылки (и направляет на сайты, дающие ссылки) как голоса. Подобно политикам на выборах, страницы с наибольшим количеством ссылок занимают самое высокое место.
Сегодня интернет похож на двигатель свободы, демократии и коммерции отчасти из-за того, что он укрепился в нашем сознании подобно тому, как западные ценности одержали победу после холодной войны.
История советского интернета также разворачивает афоризм Латура в противоположную сторону: общество — это технологии, ставшие временными.

Иными словами, наши общественные ценности меняются, и одновременно меняются те черты интернета, которые казались очевидными. Советы один раз внедрили в сети ценности (кибернетический коллективизм, государственная иерархия, плановая экономика), которые нам казались чуждыми.
Точно так же, те ценности, которые современный читатель приписывает интернету, будущим обозревателям покажутся странными. Сетевые технологии сохранятся и будут развиваться, хотя наши излишне оптимистичные представления о них уже попадут в мусорную корзину истории.

Случай с Глушковым также остро напоминает инвесторам и прочим проводникам технологических перемен, что изумительной гениальности, поразительного дара предвидения и политической прозорливости недостаточно для того, чтобы изменить мир.
Иногда крайне важно оказывать поддержку институтам. Это наглядно демонстрирует советский опыт и та медийная среда, где постоянно ведутся поиски цифровых данных и новых форм эксплуатации конфиденциальности: те ведомственные сети, которые поддерживают развитие компьютерных сетей и их культуру, исключительно важны и далеко не единичны.

Сетевые компьютерные проекты и их учредители будут и впредь публично возвеличивать светлое сетевое будущее. А ведомственные силы, если их не сдержать, будут с выгодой для себя пользоваться системами слежки и контроля, стремясь проникнуть в самые интимные уголки нашей жизни.
(Пожалуй, в этом и состоит индивидуальная сфера личности: жадно впитывающие информацию и властные силы пытаются подсмотреть нашу частную жизнь, а им противостоит право человека на защиту от такого проникновения).
Советский пример напоминает нам, что программа внутреннего шпионажа Агентства национальной безопасности США и «облако» Microsoft берут свое начало в более старой традиции 20-го века, когда генеральные секретариаты старались приватизировать личную и публичную информацию на благо своих ведомств.

Иными словами, мы не должны успокаивать себя тем, что глобальный интернет появился благодаря капиталистам, которые вели себя как готовые к сотрудничеству социалисты, а не социалистам, которые вели себя подобно конкурирующим капиталистам.
История советского интернета напоминает нам: у интернет-пользователя нет никакой гарантии, что возникающие в интернете частные предприниматели со своими личными интересами будут вести себя лучше тех мощных сил, чье нежелание сотрудничать покончило с советским электронным социализмом, и не положат конец текущей главе нашей сетевой эпохи.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Сила есть - ума не надо?

23 октября 2016, 21:34
Власти увеличат расходы на силовиков до 2 трлн рублей

Правительство не будет сокращать расходы на национальную безопасность, несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране.

Согласно проекту бюджета, к 2019 году ежегодные траты на силовиков вырастут с 1,94 трлн до 2 трлн руб. Как пишет РБК, такие расчеты указаны Минфином в проекте бюджета на 2017—2019 годы. В эти расходы входит закрытая часть бюджета, которая в этом году выросла до 22,3%.

Всего бюджетные ассигнования по разделу о нацбезопасности на 2016 год запланированы в объеме 1,943 трлн руб. В течение последующих трех лет в бюджете заложено увеличение бюджетов в этой сфере.
В 2017 году на силовиков потратят 1,967 трлн руб., в 2018 году — 1,994 трлн руб., а в 2019 году — 2,006 трлн руб. Таким образом, расходы на нацбезопасность за три года увеличатся на 63 млрд руб.

В раздел бюджета «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» входят расходы на органы прокуратуры и следствия (Генпрокуратура и СКР), юстиции, внутренних дел, безопасности, пограничной службы, наркополиции, внутренних войск, системы исполнения наказаний. Кроме того, в этот раздел включены расходы на борьбу с ЧС, миграционную политику, гражданскую оборону, профильные научно-прикладные исследования.
Collapse )