November 8th, 2016

Отпуск июнь 2015

Фрэнсис Фукуяма О России, политике и себе

Фукуяма: Россия - государство сильное только в смысле применения силы
Илона Виноградова
Корреспондент Русской службы Би-би-си
7 ноября 2016

Фрэнсис Фукуяма о России: сильное это или слабое государство?
Ровно четыре года назад незадолго до президентских выборов мы встречались с политологом и философом Фрэнсисом Фукуямой и говорили о выборах в США, об интеллектуальной импотенции левых и правых сил, о Путине, о российско-американских отношениях и о многом другом.
Некоторые его предсказания, например, о том, как быстро "сдуется" движение "Захвати Уолл-стрит", сбылись.
Фрэнсис Фукуяма о выборах в США, олигархах и Путине
С тех пор многое изменилось в мировой и американской политике. Изменились ли взгляды Фукуямы?
Четыре года спустя мы снова встретились в Стэнфордском университете, где он преподаёт, и начали наш разговор с Дональда Трампа.
Илона Виноградова: Профессор Фукуяма, четыре года назад могли ли вы предсказать, что такой человек, как Дональд Трамп станет кандидатом в президенты от Республиканской партии?
Фрэнсис Фукуяма: Не думаю, что кто- то мог себе такое представить даже полгода назад. Я и другие политические наблюдатели в США думали, что есть определенные нормы поведения, которые нельзя преступать, чтобы не обидеть представителей разных меньшинств, женщин или людей с физическими недостатками.
Но Трамп нарушил все эти нормы и тем не менее он получает мощную поддержку от своих сторонников. И это не может не удивлять.
И.В.: Ровно четыре года назад мы с вами встречались и говорили и о многих других вещах, в том числе о том, что у левых сил в США нет новых идей, им нечего предложить, особенно среднему классу. За последние четыре года, с вашей точки зрения, что-нибудь изменилось в этом плане?
Ф.Ф.: В плане идей - Берни Сандерс выгодно отличается от Хиллари Клинтон. Во многом благодаря тому, что среди американцев, как правых, так и левых, распространены очень сильные антиэлитные настроения, которые он сумел отразить.
Благодаря тому, что он воспринимается не как член элиты, а скорее как аутсайдер, многие молодые люди встали под его знамёна.
Но его программа - это тоже старые переработанные идеи. Он классический демократический социалист 1970-х, предлагающий субсидировать высшее образование, здравоохранение и так далее.
Эти идеи кажутся новыми, потому что его молодые сторонники просто не помнят то время, когда все это было в ходу.

И.В.: На сегодняшний день Хиллари Клинтон или Дональд Трамп - что они могут предложить среднему классу в США?
Ф.Ф.: Хиллари Клинтон как традиционный политик левоцентристского толка продолжит реформу здравоохранения, начатую Обамой.
Не думаю, что Трамп будет в состоянии сделать то, что он обещает своим избирателям.
Он обещает вернуть промышленное производство в США, которое было отдано в подряд таким странам как Китай и Мексика.
Но не думаю, что это возможно без провоцирования глобальной рецессии, что в свою очередь ударит по тем американцам, которым он, по его словам, хочет помочь.

О внешней политике США
И.В.: Как вы оцениваете внешнюю политику администрации президента Обамы, особенно в тот период, когда госсекретарём была Хиллари Клинтон?
Ф.Ф.: Она была очень неоднозначной. Думаю, что все согласятся, что Ливия была большой ошибкой. Мы вмешались, но у США не было никакого плана, что делать после вмешательства, как помочь выстроить государство в Ливии. Все это привело к хаосу, который мы сейчас наблюдаем.
Сирия тоже была источником критики политики администрации Обамы. Мы вовремя не вмешались - страна распалась, и это привело к миграционному кризису и гуманитарной катастрофе.
И в то же время, я думаю, что политика Обамы в отношении Сирии чётко отражала настроения большинства американцев, которые не хотели, чтобы их страна вмешивалась в очередной конфликт на Ближнем Востоке.

Поэтому шквал критики, обрушившийся на его администрацию, нельзя назвать совсем справедливым.
Были, с моей точки зрения, допущены некоторые ошибки.
Например, Обама не сдержал своего обещания относительно "красной линии", после того как Сирия применила химическое оружие.
Не надо давать таких обещаний, если ты не можешь их сдержать. Но он пообещал и не выполнил и это, мне кажется, ударило по авторитету США.
Что касается Сирии, не каждый кризис имеет решение. В этой войне столько разных игроков с разными требованиями, что если у кого-то ещё есть иллюзии, что этот конфликт может быть разрешён политически, они сумасшедшие.
Ни у одной отдельной страны нет ключа к решению этого конфликта. Сирийцы в конце концов должны устать от войны и сами прийти к тому, чтобы сесть за стол переговоров. Но не думаю, что сейчас мы близки к такому исходу.
Россия - сильное или слабое государство?
И.В.: Последние 10 лет вы работаете над концепцией сильного и слабого государства. С вашей точки зрения, Россия - сильное или слабое государство?
Ф.Ф.: У меня возникла определённая проблема с переводом [книги] в России. В 2004 году я опубликовал книгу под названием "Государственное строительство" (State Building), а в России ее перевели как "Сильное государство".
В этом переводе сразу возникает коннотация с путинизмом, когда сильное государство понимается, как подавление оппозиции вкупе с агрессивной внешней политикой.
Это совсем не то, что я имел в виду.
В моем понимании сильное - это прежде всего эффективное государство.
Государство, в котором уважается закон, существует независимая и справедливая судебная система, развита инфраструктура и эффективно работают системы социального обслуживания, здравоохранения.
Если посмотреть на сегодняшнюю Россию, то мы видим, что это государство сильное только в смысле применения силы.
В стране много полиции, военных, государство может силой принудить людей к чему-то, запугать оппозиционеров.
Гораздо хуже обстоят дела в системе здравоохранения, где государство не в состоянии предоставить гражданам услуги на том же уровне, что и в других европейских странах с таким же уровнем жизни. В этом смысле Россия не такое сильное государство.
Российское государство в том виде, в котором оно существует с 2000 года, построено вокруг олигархов и политиков, которые используют свою власть в корыстных целях, истощая экономические ресурсы, с выгодой для себя и своих семей. В этом смысле - это очень слабое и коррумпированное государство.

И.В.: Четыре года назад мы с вами обсуждали Россию и Путина, и вы тогда говорили, если Путин останется у власти, ничего в России не изменится. А я вам говорила, что в России существует огромная система и дело, скорее всего, не в одном человеке. Вы по-прежнему считаете, что дело в Путине, а не в системе российского управления?
Ф.Ф.: Если сравнивать Россию с Китаем, то тут есть большая разница. Оба государства, на мой взгляд, авторитарные, но китайская система управления гораздо более систематизирована и следует четким правилам.
Например, в Китае руководство страны покидает свои посты через каждые 10 лет. Каждый чиновник должен уйти на пенсию по достижении 67 лет. Есть систематичность в том, как коммунистическая партия правит страной.
Мне кажется, что проблема в России заключается в том, что Путин не создал никаких институтов.
Кто знает, кто придет ему на смену? Кто знает, как долго он будет оставаться президентом России?

Есть министерства и департаменты, но то, как они функционируют, остается загадкой.
В этом смысле это очень непрозрачная система, завязанная напрямую на президента и его узкий круг друзей.
И это очень опасно, потому что такая система долго не продержится.


Путин и антиамериканизм
И.В.: Как вы оцениваете российско-американские отношения на сегодняшний день?
Ф.Ф.: К сожалению, они очень испортились за последние 5-6 лет. Путин определил для себя цели, и эти цели окрашены в антиамериканские тона.
Он винит в этом США. Но я думаю, что несмотря на то, что американская политика в отношении России в 1990-х могла быть немного иной, если посмотреть на это фундаментально, мне кажется, что он использует русский национализм в качестве инструмента узаконивания своей роли, особенно после того, как резко упали цены на энергоносители.
После этого он больше не мог использовать экономическое процветание в качестве источника легитимности своей роли.
Collapse )
И.В.: Как ваши личные политические взгляды изменились со временем? Вы были консерватором, советником Рейгана, но с тех пор как вы переехали в Калифорнию вы стали демократом. Что на это повлияло?
Ф.Ф.: Я стал менее консервативным в 2000-х годах, в основном по двум причинам. Первая причина - это война в Ираке. Я считаю, что эта война была большой ошибкой США. Вторая причина - финансовый кризис 2008 года.
Оба эти события были последствием политики проведения определенных, выдвинутых консерваторами идей. В случае войны - это идея использования американской силы, в случае кризиса - идея свободного неконтролируемого рынка.
Обе эти идеи привели к огромным ошибкам и нанесли ущерб США. Мне пришлось пересмотреть свои позиции.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Россия повернется к Западу

e15.cz, Чехия
«Россия не предлагает модели, в которой кто-нибудь действительно хотел бы жить», — говорит журналист Брайн Уайтмор
Россия и Запад
Он прожил в России много лет, но теперь из-за своей работы ему нелегко будет посетить страну. По словам комментатора «Радио „Свободная Европа“» и уважаемого в англоязычной среде специалиста по России Брайана Уайтмора, Москва не может победить в своей борьбе с Западом. Ведь она не предлагает модели государства, в котором кто-нибудь действительно хотел бы жить. Российскую экономику необходимо реформировать, но политическая система этого не позволяет, говорит Уайтмор.
08.11.2016
Е15: Вы накопили личный опыт жизни в России с 1991 года. Изменились ли как-то россияне за это время?

Брайан Уайтмор: Они стали значительно менее позитивно относится к Западу. Их первоначальные надежды, связанные с Западом, очень быстро обернулись разочарованием.
Collapse )
— Плохое экономическое положение Путин начинает заменять идеологией. В чем она, собственно говоря, заключается?

— Это еще не идеология, а понимание так называемого русского мира, который объединяет русскоговорящих на всей территории бывшего Советского Союза. Это старая идея старого славянофильства. Ее основа — Православная церковь, традиционные ценности. Но речь идет больше об отмежевании — от Запада, от либерализма, от плюрализма.

Это представление о стране, окруженной врагами, которую может возглавлять только сильный лидер. Сейчас Путин старается ограничить клептократическую Россию, чтобы финансировать проект восстановления утраченных российских имперских размеров. И в этом суть всей современной идеологии. Путин не будет сокращать бюджета армии, как рекомендует Министерство финансов.

— То есть повторяется история Советского Союза.

— Да. Россия все еще не решила свою главную проблему. Ею является экономика, в которой никто не производит ничего, что бы кто-нибудь хотел купить. Экономика полностью зависит от сырья, и из-за этого страдает от колебания цен на него. Но нынешние изменения на энергетическом рынке не цикличные, а структурные. Приходит время сланцевого газа.

России нужны реформы, децентрализация и диверсификация ее экономики. Но этого не будет. Возникли бы новые центры экономической власти, а рано или поздно — новые центры власти политической. Режим такого не потерпит. Во многих отношениях экономика стала заложницей политики.

— Как долго Россия еще может продержаться с подобными расходами на оборону?

— Я не хочу называть конкретные цифры. Но речь идет о годах, а не о десятилетиях. Рано или поздно под давлением это изменится. Во время путинского правления россияне привыкли к определенному уровню жизни, который они не смогут сохранить, поэтому перспективы плачевные.
Collapse )
Для российского режима Европа является экзистенциальной проблемой. Например, россиян очень заботит Эстония. Она доказывает, что бывшая советская республика может быть успешным членом Европейского Союза. Поэтому Россия так одержима Украиной, которую пыталась задержать на ее пути в Европу. У россиян это не получилось, и так и будет продолжаться.

Это борьба между двумя нормативными системами.
Западная — основана на власти закона, прозрачности, правах личности и прочем.
Восточная система основана на коррупции, кумовстве, подчинении личности государству.
Россия в невыгодном положении, потому что западная система более привлекательна, а в восточной — никто не хотел бы жить. Для России это заранее проигранная битва.

— То есть модель либеральной демократии, по-вашему, победит?

— Что касается долгосрочной перспективы, я настроен оптимистично. Либеральные общества одерживали верх над более сильными и умными противниками, чем Владимир Путин.
И теперь Запад пройдет через это, став сильнее. Но мы должны понимать, что то, что мы защищаем, стоит того.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Есть ли предел охренению думаков ?! Пока не вижу

Уполномоченный по правам человека сочла правомерной дискуссию об отмене запрета на единую идеологию в Конституции РФ

время публикации: 20:15
последнее обновление: 20:16
блог печать сохранить почта фото

Уполномоченный по правам человека сочла правомерной дискуссию об отмене запрета на единую идеологию в Конституции РФ
Татьяна Москалькова
Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова считает правомерной развернувшуюся дискуссию по поводу появления в России единой идеологии и необходимого для этого изменения 13-й статьи Конституции.

"Нет ни одного государства, в котором не было бы вообще никакой идеологии. И в нашем государстве такая идеология есть, в том, что связано с защитой прав и свобод человека и гражданина, поэтому давно велась дискуссия об исключении этого словосочетания из Конституции Российской Федерации. И я думаю, что такая дискуссия имеет право на существование", - приводит РИА "Новости" комментарий Москальковой по поводу инициативы.
Collapse )
Политологи, комментируя законопроект, отметили, что статья 13 Конституции РФ устанавливает "идеологическое разнообразие", а конституционный принцип, согласно которому никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, закрепляет равноправие идеологий в обществе. Вместе с тем ни один закон или подзаконный акт не разъясняет понятие идеологии, а значит, статья 13 Конституции может трактоваться произвольно.

При этом еще в 2013 году полпред Совфеда в Конституционном суде Алексей Александров заявлял об "ошибке в Конституции". По его мнению, ст. 13 "запрет государственной идеологии" является запретом "пропаганды права со стороны государства, а также пропаганды гуманистических, общечеловеческих ценностей через структуры органов государственной власти, учебные и воспитательные учреждения. "Следует возродить российскую идею, сформулировать основу сплочения - национальную доктрину", - цитировала газета "Коммерсант", сенатора, подхватившего предложение депутата Госдумы Евгения Федорова.

Вскоре после этого на заседании межфракционной депутатской группы в Госдуме был поднят вопрос о включении в Конституцию особой роли православия для страны. "Присутствующие поддержали предложение депутата Елены Мизулиной о возможности внесения в преамбулу Конституции идеи о том, что православие является основой национальной и культурной самобытности России", - сообщала пресс-служба российского парламента.
Collapse )