March 18th, 2017

Отпуск июнь 2015

«Соблазненное мышление»

Die Welt, Германия
Очарование нового «сильного лидера»
Сталин жив?
18.03.2017
Ханнес Штайн (Hannes Stein)
Не только миллионы простых людей считают Путина, Трампа (Trump) и Эрдогана (Erdogan) хорошими. И интеллектуалы верят в это. Откуда идет это восхищение «лидерской демократией»? Два фактора кажутся решающими.
Collapse )
Логика истории
Но была еще вторая, гораздо более сильная причина быть обращенным в сталинизм. Казалось, что на его стороне находится логика истории. Разве Запад не был упадочническим и слабым?

И разве не были новые общества, возникшие к востоку от Эльбы, со всем варварством, со всеми своими слабостями и дефицитом просто тем, что и без того должно было испытать все человечество?

И разве не было бы лучше заключить мир с победителями истории, вместо того чтобы противостоять им? Прежде всего, потому что после ужасов Второй мировой войны не было ничего четко выраженного, во имя чего можно было бы выступать против них.

Актуальность эссе «Соблазненное мышление» сохранилась на удивление хорошо. И сегодня его чтение действует почти до испуга пророчески. Потому что западные демократии находятся в столь же опасном положении, в котором они не были с тридцатых годов.

Восхищение разрушением
Нет, здесь я не говорю о Дональде Трампе, Владимире Путине или Реджепе Тайипе Эрдогане. Я говорю об их сторонниках, о миллионах людей, которые восхищаются тем чудовищным, что есть в этих лидерских фигурах. Они восхищаются тем, что их идолы объявили войну фактам, что они презирают права человека, что они критикуют вражеские группы (мусульман, курдов, мексиканцев, «нелегальных мигрантов»).

Такие фанаты с бешенством набрасываются на СМИ и одобрительно смеются, когда их идолы надувают щеки на публике. Мужчины радуются президенту, который хвастается тем, что хватает женщин за промежность или принимает закон, позволяющий супругу избивать свою жену. А женщины радуются тому, что наконец-то у власти опять появился настоящий мужчина, который, как и полагается, правит железной рукой.

И теперь — страшное: среди тех, кто восхищается этим новым, антилиберальным, авторитарным движением есть также и интеллектуалы. И многие из них аж до вчерашнего дня произносили и писали совершенно разумные вещи.

Левые идеалы издевательски высмеиваются
Некоторые были левыми недогматического сорта. Некоторые были либералами и выступали за свободную торговлю. Некоторые были консерваторами. И вдруг они прославляют политиков, которые смеются над левыми идеалами. Которые с большим удовольствием запретили бы свободную торговлю. Которые громко освистывают консервативные семейные ценности. Для которых религия является средством достижения цели — потому что в действительности Путин, Трамп и Эрдоган молятся не Богу, а власти.

Что же произошло? Как люди, которые еще вчера были друзьями человека, вдруг стали одобрять открытую грубость и наглую ложь?

Частично смена их политического курса связана со страхом перед радикальным исламом (в случае Эрдогана страх курдского терроризма), это оправданный страх. Но он не полностью объясняет феномен. В конце концов, нет никакой необходимости из страха перед террором переползать в авторитарность, государство Израиль показывает это уже десятилетиями.
Collapse )

Метафизическая идея для возражения

Те, кто тогда думал, что сталинизм станет общественной моделью будущего, были кто угодно, только не идиоты. Ренегат Уиттейкер Чемберс (Whittaker Chambers) верил, когда перебежал на сторону Запада, что присоединился к проигравшим в истории. То, что он, тем не менее, перебежал, связано с его христианской верой. Но что делают те, у кого нет такой веры?

Даже сегодня мы не знаем, как все обернется. Если даже такая старая и мощная республика, как Соединенные Штаты, не защищена от антилиберализма, то все возможно.

Может быть, «лидерская демократия» является тем, к чему с неудержимой силой идет история. И разве Путина не любит его народ? Разве не может Трамп полагаться на поддержку 40% американцев?

Может ли отдельный интеллектуал противостоять такому мощному течению? Во имя чего? У кого нет сильной метафизической идеи о том, что права индивидуума священны, у того нет основы для того, чтобы противостоять новому авторитарному движению.
Collapse )