August 24th, 2017

Отпуск июнь 2015

От Шуберта до паломнического центра

У нас в гостях – журналист Анатолий Баранов. А по Skype с нами на связи правозащитник, политолог Евгений Ихлов.

Давайте посмотрим фрагмент из яркого турне Владимира Путина по Крыму.

Владимир Путин: Очень многие истории, они полезные, особенно для молодых людей. Судьбу Шуберта вы знаете, да? Шуберта. Ну вот, он был молодой человек совсем, умер, когда ему было тридцать с небольшим, по-моему.

– 31.

Владимир Путин: 31 год. И у него не складывались отношения с женщинами. Вот он однажды пошел в профессиональную женскую среду, заболел нехорошей болезнью и умер. Гениальный композитор, понимаете. Вот это ирония судьбы, понимаете, это трагедия. Это одна эпоха, одни люди, одни судьбы.

А взять Великую Отечественную, как создавалась Седьмая симфония Шостаковича. Вот я об этом хорошо знаю, я сам из Ленинграда, из Петербурга, все там знают об этом, ну, вы тоже. Но не все знают об этом в стране, особенно молодые люди. Об этом надо рассказывать, как создавались и другие произведения. Это очень интересно, познавательно и полезно. Я желаю вам успехов!

Андрей Трухан: Владимир Путин на встрече с творческими молодыми людьми в аннексированном Крыму. Анатолий, что это – начало предвыборной кампании? Или Владимир Путин отдыхает?

Анатолий Баранов: Сегодня я пробежал новостные ленты. И более правдоподобной... я не очень люблю украинские СМИ, но в данном случае так выглядит версия украинских СМИ о том, что наши лидеры в Крыму летом малость расслабились. Там и фотографии есть довольно смешные.

Андрей Трухан: Которых в российских СМИ нет?

Анатолий Баранов: Нет. У нас фотографии только протокольные – ну, это традиция добрая. А там – неформальные. Ну, может быть, расслабились, потому что то, что он рассказывал про... Ну, умер Шуберт от дурной болезни. Ну и что?

Андрей Трухан: Это же одна из версий.

Анатолий Баранов: В те годы это не лечили. Почтенный человек, отец Уинстона Черчилля, министр финансов Британской империи умер от сифилиса, к тому же он болел спинномозговой сухоткой – это поражение центральной нервной системы. Человек отличается достаточно экстравагантным поведением. В то время все британские СМИ были заполнены карикатурами на очередное выступление министра финансов Черчилля-старшего.

Андрей Трухан: Они не догадывались? Или было принято больного человека травить?

Анатолий Баранов: Они знали. Но в то время это было дело достаточно распространенное. Ну, смеялись…

Я надеюсь, что у наших руководителей все с женщинами в порядке, они никуда не бегали. Выпили немножко – и все на этом.

Андрей Трухан: Евгений, как вы это восприняли? Действительно ли человек расслабился, воздух Крыма сыграл плохую шутку?

Евгений Ихлов: С ним любой воздух играет плохую роль, потому что все остроты как-то в одной сфере. Я не хочу комментировать диагноз и причину смерти прекрасного, волшебного композитора Шуберта.

Я хочу отметить, что, очевидно, поскольку Владимир Владимирович в простоте слова не скажет, но в работе с молодежью надо что-нибудь допустить фривольное – и тем открыть путь к сердцам. Понятно, что патриотизм, клерикализм и молодежь. Но молодежь такая, и надо им сказать что-нибудь такое. Но чтобы это было не поощрение к разврату, а наоборот, предостережение, так сказать, профилактика безопасного секса. Вот он сказал так. Президент Путин провел среди молодых лекцию о безопасном сексе. Больше я бы на эту тему говорить сегодня не хотел. Мне противно. Есть хорошая песня про того, кто он есть. Пусть все мысленно ее сейчас споют.
Collapse )
А в Херсонесе он рассказал еще один замечательный анекдот – о том, что он хочет все-таки сделать из Херсонеса место паломничества, православную Мекку, потому что Херсонес – это начало русской государственности. Не знаю, кто ему это придумал, но вообще-то древний Херсонес, от начала своего существования в VI веке до нашей эры и до конца существования в XV веке уже нашей эры, ни одного дня в составе никакого русского государства не был. Даже полумифическое тьмутараканское княжество и то было достаточно далеко – на Таманском полуострове (если было вообще). А Путин эту тему тянет не первый год. Он говорит: "Надо создать паломнический центр в Херсонесе".

Андрей Трухан: Ну, может быть, мы чего-то не знаем? Как мы про Шуберта не знали, так мы не знаем и про православную Мекку. А президент что-то знает.

Анатолий Баранов: Ему объясняли ученые люди (а в Херсонесском музее работает достаточно весомый коллектив ученых-историков и археологов), что культурный слой везде, и на территории заповедника строить паломнический центр просто негде. Путин спустя какое-то время снова напомнил достаточно директивно: "Все-таки постройте в Херсонесе мне паломнический центр". Опять вопрос: а где? Там сплошная археология. Негде. И вот сейчас он опять к этому вернулся уже с другого конца – это теперь у нас начало русской государственности. Даже уже не Киев – мать городов русских, а Херсонес. Историки уже хохочут.

Андрей Трухан: Посмотрим, как историки будут хохотать, когда центр построят, ну, если не к выборам губернатора Севастополя, то к выборам президента России.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Не все русские оккупанты

Человек, который заставил Москву извиниться за августовское вторжение
Острые углы истории
23.08.2017143031
Йиржи Юст (Jiří Just)

Collapse )
— Какой Вам запомнилась атмосфера Пражской весны?

— Процессы у вас протекали в тесной связи с нашими. Поэтому мы не могли расценивать их исключительно как чехословацкие дела. Мы считали их прощанием с послевоенным миром и поиском новой почвы под ногами. Это были поиски ориентации в политической и общественной жизни в условиях, когда старый фундамент рушится под ногами.

Сегодня не очень принято об этом говорить, но на Пражскую весну повлияла хрущевская оттепель и письмо Солженицына съезду советских писателей, выступившего против цензуры.

— Ощущали ли Вы напряженность ситуации, в которой тогда жила Чехословакия?

— Да, конечно. Не только в политической сфере, но и в более широком контексте. Это было заметно по поведению людей. В начале советской перестройки режиссер Станислав Говорухин снял фильм «Так жить нельзя». И именно это ощущение — «так жить нельзя» — постоянно усиливалось в Чехословакии во второй половине 60-х годов.

— Интересовало ли тогда людей в Советском Союзе происходящее в Чехословакии?

— Это была главная тема для всей свободомыслящей московской интеллигенции. Она видела в Пражской весне надежду, а после подавления людей постигло глубокое разочарование. Ведь были надежды на то, что чехословацкие процессы скажутся на ситуации в Советском Союзе.

— Как Вы оценивали Александра Дубчека?

— Дубчека? Очень высоко. Я скажу вам откровенно: когда в 1989 году началась бархатная революция, я поддерживал Дубчека. Я был патриотом 1968 года, и Дубчек был воплощением Пражской весны. Это был замечательный человек.

Он был очень осторожен. Дубчек совсем не был революционером, но совершенно точно был убежденным коммунистом. Как политик он отличался очень человечным подходом. Я думаю, что именно это привлекало к нему людей, и именно поэтому они верили ему.

— Каким Вы помните сам день вторжения, то есть 21 августа 1968 года?

— Я тогда жил в районе Дейвице недалеко от отеля «Интернационал». Было 20 августа. Я уже спал, когда в мою дверь позвонил знакомый. Я открыл и услышал от него: «Наши сюда вторглись». Мы пошли к нему, включили радио, и из сообщения западной радиостанции узнали, что советские танки — в Праге.

Мы сели в автомобиль и поехали по ночным улицам. Вскоре мы уже увидели танки, которые ехали нам навстречу. Мой знакомый поехал прямо на них. С башни одного из танков солдат навел на нас автомат. Я убедил знакомого, что пора возвращаться домой.

Утром следующего дня, 21 августа, я ходил по городу. Я видел, как чехи пытаются говорить с солдатами. Но те им отвечали, что приехали их освобождать. Люди были недовольны и, не применяя насилия, давали это понять.

— Изменилось ли как-то отношение Ваших чешских друзей к Вам лично? Вы были гражданином страны, которая буквально за ночь превратилась в незваного оккупанта.

— Я старался донести до моих чешских друзей, что не одобряю вторжения. Они понимали это. И даже предупреждали меня о том, что нужно быть осторожнее. Я также передавал им слова моих московских друзей, которые тоже не поддержали интервенции и встали на сторону чехов.

— Когда Вы уехали обратно в Москву?

— Я уехал в те же дни, когда Дубчек и другие чешские политики возвращались из Москвы. (Высшее руководство Чехословакии, включая президента Людвика Свободу и первого секретаря КПЧ Александра Дубчека, в Москве заставили подписать оккупационный протокол. Поставить свою подпись отказался только председатель ЦК Национального фронта Франтишек Кригель — прим. автора.)

Из Москвы за нами отправили спецсамолет — за всеми, кто не поддержал вторжение. После этого я лишился работы в журнале и в течение десяти лет не мог выехать за границу. По тогдашним меркам это было мягкое наказание.

— Господин Лукин, Вы также участвовали в организации государственного визита президента Бориса Ельцина в Чешскую Республику в конце августа 1993 года. Тогда Ельцин назвал вторжение войск Варшавского договора агрессией против суверенного государства. Хотел ли президент ехать в Прагу?

— А что еще ему оставалось? Несмотря на свое непостоянство, он был великим человеком. Он понимал, что есть вещи, в которых он не разбирается, и умел прислушиваться к тем, кто знал больше него. Я организовывал визит в Чешскую Республику и лично в нем участвовал.

— А кто подсказал Ельцину извиниться за кровавое подавление Пражской весны?

— А как вы думаете? (Смеется.) Мы с ним тогда даже побывали на месте, где Ян Палах совершил самосожжение.

— Как Борис Ельцин общался с Вацлавом Гавелом? По-русски?

— Сейчас я уже не помню. Но переводчик с нами был. Сначала беседа велась в официальном духе, но после второго бокала атмосфера разрядилась.

— Какое впечатление произвел на Вас Вацлав Гавел? Какое у Вас сложилось мнение о нем?

— Не знаю, можно ли об этом говорить, ведь Гавел уже не может мне возразить. Я не скажу, что был согласен со всеми воззрениями Гавела. Понимаете ли, политика и нравственность — вещи сложные.
Безнравственный политик — это жуткое чудовище. Однако моралист, занимающийся политикой, тоже испытывает большие трудности, потому что морализаторство и политика — вещи разные.

По моему мнению, Гавел слишком упрощенно смотрел на некоторые вопросы. Он был сторонником моралистического биполярного мира. Он верил, что абсолютное добро и абсолютное зло имеют географические координаты, и что задача абсолютного добра — подавить абсолютное зло.
При этом Гавел не учитывал местные традиции, которые могут отличаться от традиций, предпочитаемых им.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Византийцы-русофобы против византийцев-бесогонов?

Мединский прокомментировал скандальный уход Михалкова из Фонда кино
Министр культуры России Владимир Мединский не считает вчерашний демонстративный выход председателя Союза кинематографистов Никиты Михалкова из попечительского совета Фонда кино ни «спонтанным», ни «эмоциональным». Об этом Мединский написал в своем Twitter.

Источник: РИА "Новости"
«Демонстративный выход председателя Союза кинематографистов России Михалкова из совета Фонда кино заставляет нас о многом задуматься. О смысле и целях нашей работы, о необходимости укрепления системы господдержки и введении реального госпротекционизма в отношении нашей киноиндустрии. Нам нужно работать еще больше, работать более внимательно и ответственно. И еще. Немного зная характер Никиты Сергеевича, не думаю, что его решение было «спонтанным», «эмоциональным» и «неоправданным», — написал Мединский.

Никита Михалков вышел из попечительского совета Фонда кино
Накануне на коллегии Министерства культуры режиссер Михалков заявил, что покинет попечительский совет Фонда кино. В частности, он обвинил руководство фонда в безответственном поведении: «Новый состав совета — это Византия. [Замруководителя аппарата правительства Наталья] Тимакова, безусловно, разбирается в кинопроизводстве. Но у нее совершенно противоположные взгляды от моих». Журналистам Михалков рассказал, что не согласен с «латентной русофобией» Тимаковой — в частности, с защитой ею «Ельцин-центра».
Тимакова в ответ заметила, что фонд подчиняется правительству России, а Михалков преуспел в византийстве гораздо больше.
Советник президента по вопросам культуры Владимир Толстой заявил, что режиссер пока не подал заявление о выходе из попечительского совета, и назвал решение Михалкова «эмоциональным» и «спонтанным», принятым «сгоряча».
Collapse )
Отпуск июнь 2015

"Если бы ты знала, как тоскуют руки без штурвала..."

Collapse )
По словам высокопоставленного источника в одной из компаний, участвовавших во встрече, некоторые иностранные фирмы находятся под «политическим давлением». От них требуют пересмотреть условия работы совместных предприятий, что позволит компартии принимать окончательные решения в том, что касается бизнеса и инвестиций.

По словам источника Reuters, от его китайского бизнес-партнера потребовали привлечь к управлению компанией представителя КПК. Кроме того, от компании потребовали, чтобы в бюджете учитывались расходы партийной организации, работающей на СП.

В Госсовете КНР на запрос Reuters ответили, что партия не вмешивается в работу СП или предприятий, в которые инвестируют зарубежные компании. В управлении информации Госсовета КНР объяснили, что деятельность партийных ячеек направлена на то, чтобы «помочь компаниям своевременно понимать национальные руководящие принципы, решать внутренние споры, находить и развивать таланты, направлять корпоративную культуру и строить гармоничные трудовые отношения».

Из 13 руководителей иностранных компаний, опрошенных Reuters, восемь заявили об опасениях из-за растущих запросов КПК и активизации партийных ячеек на предприятиях.

Согласно статистике, приводившейся газетой «Чжунго жибао», партийные ячейки существуют примерно на 70% из 1,86 млн частных компаний, работающих в Китае.

В июне официальная газета компартии Китая «Жэньминь жибао» написала, что партия должна противодействовать «ослаблению и размыванию» ведущей роли КПК на государственных предприятиях. Издание процитировало представителя государственной нефтяной компании Sinopec, который рассказал, что компания требует от своих зарубежных партнеров, чтобы в уставе СП были прописаны требования к партийному строительству на производстве.

Увеличение политического давления на бизнес в Китае происходит на фоне снижения ожиданий будущих прибылей от работы в КНР. В частности, летом 2016 года, согласно опросу консалтинговой компании Roland Berger и Торговой палаты ЕС в Китае, около 31% европейских компаний, ведущих там бизнес, были настроены пессимистично по поводу будущих прибылей (этот показатель — антирекордный).
Collapse )