August 28th, 2017

Отпуск июнь 2015

"Штатная ситуация"

"Пилот кричал в громкоговоритель": пассажиры рейса Анталия - Москва рассказали о страшном полете
Самолет молился хором

Вчера в 16:33, просмотров: 116185
231191582
Пассажиры рейса Анталия - Москва от 17 августа авиакомпании Royal Flight рассказали СМИ о страшном полете, информация о котором, по их словам, до сих пор почти не распространена.

"Самолет тяжело набирал высоту. Через полчаса еще не кончился подъем, самолет начало трясти. Сначала он завалился на один бок, все начали хвататься за спинки впереди стоящих кресел и друг за друга. И тут раздался щелчок, и выпали маски", - рассказала одна из пассажирок Boeing.

Другой пассажир сообщил Business FM: "После масок очень громко пилот закричал в громкоговоритель: немедленно надеть кислородные маски! В этот момент мы поняли, что что-то происходит не так, самолет начало качать из стороны в сторону".

По словам пассажира, маски плохо функционировали, не держались на лицах. Также сообщается, что в салоне стало очень жарко, некоторые пассажиры начали терять сознание.

"При этом самолет молился почти хором, никто не понимал, что делать, бортпроводники сидели пристегнутые и тоже комментариев никаких не давали", - рассказал мужчина.

По его словам, только один бортпроводник "бегал за нашатырем, отдавал свой кислородный баллон, и только один старался как-то помочь людям". Имени смелого стюарда пассажир не запомнил.

На одном из форумов пассажиры пресловутого рейса отмечают, что в целом у них нет претензий к экипажу, даже к остальным бортпроводникам и пилотам. Но есть пожелания:

"Бортпроводники не знают, что кислорода в масках на 10 минут, просят дышать через маски, когда кислорода нет, это создает нервозность у пассажиров - им кажется "что все пропало" ... Командир или второй пилот должны все же сознавать что в салоне не железки, а перепуганные люди, которым требуется минимальная информация о том что происходит, что позволяет избежать паники", - пишет один из пользователей.

Другой отмечает: "Спасибо, что у этой компании есть такие летчики, посадили аварийный борт, хотя для них это, может, штатная ситуация".

Через какое-то время самолет вернулся в Анталию. Там, по словам пассажиров, авиакомпания отказалась что-либо объяснять, также людям выдали "пустые" талоны на еду.

"Что вы беситесь, что вы ругаетесь, ситуация абсолютно штатная, ничего толком не произошло, что вы накручиваете и придумываете?" - примерно так, по словам пассажиров, отреагировал на их жалобы представитель перевозчика.

"Мы договаривались с пассажирами распространять информацию по прилету в Москву уже, что будем писать в разные службы, как-то стараться связаться со СМИ, - отметил один из пассажиров. - Но статьи почему-то удалялись, как-то вообще ничего, не было никакой информации".
Collapse )
Отпуск июнь 2015

ДЕМОС, Relcom, РУНЕТ - вид из Франции

Le Monde diplomatique, Франция
Пользователь Рунета
Кевин Лимонье (Kevin Limonier)
На вопрос режиссера Оливера Стоуна об американских технологиях слежения президент России Владимир Путин признал отставание страны от остального мира, но подчеркнул, что у нее есть крепкие основы. После Второй мировой войны Советский Союз действительно начал разработку собственных информационных систем. С тех пор в России сформировалась своеобразная форма цифрового суверенитета.
Collapse )
Как и многие другие авантюры в информатике, советский сегмент сети появился в тени государственной тайны и особого режима. ДЕМОС, первая сеть, позволившая подключить СССР к остальному миру, была сформирована в 1989 году в Институте атомной энергии (ИАЭ) им. И. В. Курчатова. Изначально ДЭМОС разрабатывался как внутренняя сеть института, но затем получил связь с Новосибирском, Дубной и Серпуховом, тремя центрами ядерных и кибернетических исследований. На руку ему сыграли перестройка и закон 1987 года, который создал условия для формирования малых частных предприятий.
Часть команды ДЕМОСа решила уйти из ИАЭ и создать первого (и единственного) в СССР провайдера. «Релком» снискал определенный успех: в сентябре 1990 года он получил право на доменное название СССР (.su), и к концу 1991 года у него насчитывалось порядка 800 клиентов по всей стране.

В сравнении с шестью миллионами пользователей французской сети Minitel на тот момент эта цифра может показаться смешной. Тем не менее с учетом стоявших перед советской информатикой технических ограничений и экономической ситуации в стране это было немало. «Релком» работал по кустарной схеме: абоненты могли получить доступ к расположенному за пределами СССР контенту лишь через один компьютер, который в свою очередь был подключен к единственному модему.
Эта машина под названием Kremvax была подключена к серверу Хельсинского университета по личной телефонной линии основателя ДЕМОСа Алексея Солдатова. Он получил такую привилегию от руководства Курчатовского института: в его распоряжении оказалась автоматическая (обходившаяся без операторов-людей) международная линия для подключения системы, которую некоторые не без иронии окрестили «окном в Европу» (так Петр I называл Санкт-Петербург).

Соединение было невообразимо медленным по нынешним меркам: пользователи «Релкома» подключались к внешнему миру через единственный компьютер с модемом на скорости в 9 600 бит в секунду (9,6 К), что в 56 раз медленнее даже самого рудиментарного современного ADSL соединения (512 К). Как бы то ни было, несмотря на свой кустарный характер (или даже благодаря ему), «Релком» создал условия для формирования первого в стране сообщества интернет-пользователей.

В те времена персональный компьютер мог стоить в 12 раз больше средней зарплаты. Таким образом, изначальное русскоязычное веб-сообщество состояло практически исключительно из молодых инженеров, которые выходили в сеть с работы (исследовательские институты и лаборатории были заинтересованы в установке подключенного к сети терминала).
Как ни парадоксально, именно в этих жестко контролировавшихся службами безопасности организациях горстка специалистов вела свободный диалог на форумах с провокационными названиями: talk.politics.soviet, soc.culture.soviet…
Пользовали «Релкома» вели жаркие споры о развале Советского Союза. Их беседы до сих пор хранятся где-то в сети Usenet, устаревшего протокола, который теперь считается частью так называемой «глубокой паутины» (Deep Web).

Небольшое сообщество «Релкома» не довольствовалось лишь одним обсуждением событий: оно принимало активное участие в них во время неудавшегося путча в августе 1991 года, когда ортодоксальные коммунисты (как гражданские, так и военные) попытались взять в руки власть и покончить с реформами Михаила Горбачева.
Путчисты отправили находившегося тогда в Крыму первого секретаря под домашний арест. Что касается президента РСФСР Бориса Ельцина, он забаррикадировался в Белом доме. При поддержке части КГБ путчисты перекрыли информационные каналы, чтобы задержать реакцию западной общественности и советского народа.
Они обрезали международные телефонные линии и запустили по радио и телевидению оперы, которые прерывались лишь лаконичными выпусками новостей от авторов госпереворота.
Как бы то ни было, в КГБ забыли перекрыть автоматическую линию Солдатова: они, наверняка, даже представить себе не могли, что через ИАЭ может пройти какая-то подрывная информация.

В результате «Релком» стал одним из немногих каналов обсуждения ситуации и передачи новостей в реальном времени. Обеспокоенные событиями в Москве западные ученые и журналисты хлынули на советские форумы. Пользователи рассказывали о том, что они видели из окна и даже передавали за границу и в провинцию сообщения от Ельцина, который был окружен готовыми начать штурм спецподразделениями. За три дня путча эта сеть также стала место первого в истории цифрового бунта.
Collapse )
Несмотря на кризис и обветшалость инфраструктуры, Россия не осталась в стороне от интернет-бума 1990-х годов. Тем не менее он проходил где-то на периферии всемирной паутины, что только усилило ряд национальных особенностей, связанных с сетевыми технологиями и культурой. Так, именно в эту эпоху уходит корнями ужасная репутация россиян в мире онлайн-игр: из-за ограничений с подключением они были вынуждены играть на собственных серверах, где сформировался отличный от игроков из других стран кодекс поведения и самовыражения.

Сыграла определенную роль и научная культура. Существовавшее во время холодной войны влияние ВПК (по числу сотрудников, инженеров и руководителей), а также упор на техническом образовании позволили значительной части населения быстро освоить информатику. В советские времена провинциальные институты проводили пользовавшиеся большой популярностью краткие курсы, и у многих граждан были необходимые знания для использования тогда еще сложных операционных систем.

В конце 1990-х годов российское население, которое было знакомо с информатикой лучше западных обществ, оказалось в очень тяжелом финансовом положении, что сформировало плодородную почву для развития другой национальной особенности: киберпреступности. Для многих специалистов или любителей, которые не захотели перебраться в Европу или США ради достойного заработка, взлом банковских карт стал практически неодолимым соблазном. В этой сфере сформировались целые преступные группы. 60% всех киберпреступлений в мире в начале 2000-х годов приписывают российской группе Russian Business Network. В нее могли входить и некоторые хакеры, которые причастны к кибератакам в США (в том числе взлому серверов Национального комитета Демократической партии в 2016 году) и Европе.

В начале 2000-х годов Рунет вступил в новую фазу развития. Энергетическая рента создала благоприятные условия для инвестиций и открыла долгий период экономического роста. Страна в полной мере вступила во вторую интернет-революцию (Web 2.0), которая характеризуется бурным ростом социальных сетей и алгоритмических поисковиков вроде Google. Проблема некачественной связи России с остальным миром была окончательно решена в 2005 году с помощью оптоволоконного кабеля TEA (Transit Europe-Asia), который идет из Лондона в Гонконг вдоль Транссибирской магистрали. В результате Россия вышла с цифровой периферии, заняв центральное место в обмене данными между Европой и Азией.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Ложь в политике

Представители власти врут не стесняясь. Более того, они этим гордятся
28.08.2017 4744
Раффаэле Симоне (Raffaele Simone)

Пару месяцев назад по беспрецедентной инициативе газета New York Times опубликовала «окончательный список лжи Дональда Трампа», пока набралось несколько сотен случаев вранья. Список можно читать как каталог возможных видов лжи: преувеличения, ложные заявления, фактические ошибки, дикости или хвастовство. Газета отметила, что из более чем 100 дней, которые Трамп провел в Белом доме, лишь один прошел без того, чтобы президент не врал в публичных выступлениях.
Collapse )
Дональд Трамп, безусловно, вышел за все возможные рамки, но New York Times заблуждается, если представляет себе политику без лжи. Дело в том, что в США укоренилась культура искренности. А ложь имманентна политической деятельности, учитывая, что она выполняет три основополагающие цели в этом мире: завоевать поддержку, прикрыть спину и достигнуть труднопреодолимые задачи. Было бы достаточно немного высунуть нос на улицу, чтобы узнать, что публичная ложь повсюду используется без ограничений.
Из недавних случаев выделяются те яркие, наглые примеры, когда Франсуа Фийон (François Fillon) пытался отрицать удивительные услуги, которые на деньги французов он оказал своей жене и детям.

Если сопоставлять большое с малым, то в этой сфере Италия никому не уступает. После несравненного вранья Муссолини чемпионом в этом особом виде искусства является Сильвио Берлускони: от самых настоящих фейков («президент-рабочий») до лживых обещаний («снижение налогов для всех», «миллион рабочих мест»), откровенных глупостей («в прошлом году количество высадок иммигрантов на берег Италии сократилось на 127%»), надуманной мифологии («партия ненависти», «партия любви»). Сильвио мы обязаны также значительным расширением самой концепции вранья. Он доказал, что врать — это не только сказать что-то, что не является правдой, но и давать невыполнимые обещания, искажать факты (как в случае с «внучкой Мубарака» — Берлускони называл так несовершеннолетнюю танцовщицу Руби, участвовавшую в эротических вечеринках на его вилле, в связи с чем в Италии разразился громкий судебный скандал, — прим. перев.), скрывать их и умалчивать о реальной цели фактических действий.

В этой неприятной последовательности, в свою очередь, Маттео Ренци (Matteo Renzi) оказывается на втором месте лишь хронологически: если привести известный пример, что после заявления во всеуслышание, что в случае проигранного референдума он уйдет из политики, то он воздержался от выполнения своего обещания; несколько месяцев назад он представил как победу тяжкое поражение демократической партии на последних муниципальных выборах.

В «легкой» демократии цифровой эпохи ложь так распространилась, что пора называть ее «альтернативными фактами», как подсказал (с бессознательной эпистемологической гениальностью) пресс-секретарь Дональда Трампа, комментируя первую ложь президента. Точно так же ложь практикуется и теоретизируется в окружении Эммануэля Макрона.
Его пресс-секретарь Кристоф Кастанер (Christophe Castaner) неоднократно становился предметом нападок за ложь, а Сибет Ндиайе (Sibet Ndiaye), раскрепощенная глава пресс-службы, допустила несколько дней назад, что «берет на себя ответственность за ложь в защиту нашего президента». Привыкание к интернету в безостановочном крещендо ускоряет и испарение трудной реальности в море альтернативных фактов.

Что такое каталог Дональда Трампа перед этим морем вранья? Если газета New York Times возмущается, то в Италии, где «спрос общественности на искренность» (как говорит Лучано Виоланте, Luciano Violante, в книге «Политика и ложь», публиковавшейся издательством Einaudi в 2013 году) достаточно скромен, граждан не очень волнует, говорят ли правящие ими люди правду, даже данные государственного статистического института Istat можно не моргнув глазом подвергнуть сомнению.

Поскольку наш народ — любитель рассказывать истории, нас это не удивляет. На самом деле, ложь — уникальная особенность человеческого языка, основополагающая для рассказывания историй. Поэтому нормально, если кто-то врет, как Трамп, значит «он пытается (как точно отмечает New York Times) создать атмосферу, в которой реальность совершенно нерелевантна». Это в точности та территория, из которой вырастает повествование, кинематограф, театр и все повествовательные виды искусства.

Проблема, таким образом, состоит в следующем: может ли политика выжить без лжи? Эта тема давно уже волнует философов. Жак Деррида (Jacques Derrida) подчеркивал необходимость создания «псевдологии» или науки о лжи, значительные фрагменты которой уже существуют (от Святого Августина и до современных авторов).
Линия размышления на эту тему не прерывается, в ней есть самые яркие точки. Ханна Арендт (Hannah Arendt) в 1967 году посвятила лжи в политике свое знаменитое эссе «Ложь в политике». В конце 18-го века, например, имел место удивительный заочный спор между Иммануилом Кантом и Бенджамином Константом о возможности использования лжи в политике.
Кант категорически исключал такую возможность, а проницательный Констант отвечал, что не лгать — это обязанность, «но лишь по отношению к тем, кто имеет право на правду».

Быть может, здесь и лежит ключ к проблеме. По мнению Дональда Трампа, как и для его европейских коллег в меньшем формате, ложь народу прежде всего связана с тем, что политики считают его «не имеющим права на правду».
И самой серьезной ложью является не ложь об отдельных конкретных фактах, а сокрытие своих подлинных намерений.

Collapse )
Отпуск июнь 2015

Откровения, скромность и "чего изволите'с" от Лимонова впечатлили ;-)

В 2004-ом нацболы* были на перепутье, и страна была, и президент с правительством. По совету Суркова правительство и президент сыграли из рук вон плохо.

Не так сыграли, пошли на конфронтацию с теми силами, которые только и были живыми и честными в России, с нами, главным образом. Стали нас гнобить и преследовать, вместо того, чтобы привлечь. А России-родине-стране мы были нужны.
Collapse )
А вот когда Донбасс случился, то кто рванул положить свои жизни за други своя?

Питомцы, выкормыши Суркова?

Не-а, нацболы рванули умирать в Донбассе, или как их ещё называют — «лимоновцы».

Обрушив на нас репрессии, власть толкнула нас к союзу с либералами. А что нам оставалось делать?

Но нам блевать хотелось от дышащих предательством либералов.

Collapse )