October 12th, 2017

Отпуск июнь 2015

ЦСР призывает сделать госкапитализм в России свободным, платформенным и цифровым

Роботы революции
ЦСР призывает сделать госкапитализм в России свободным, платформенным и цифровым
12.10.2017 (обновлено в 08:01)
Центр стратегических разработок (ЦСР) опубликовал доклад «Новая технологическая революция: вызовы и возможности для России». В нем представлен взгляд возглавляемого Алексеем Кудриным центра на будущее экономики и общества в России в свете «четвертой технологической революции». Доклад является, видимо, единственным более или менее подробным анализом этого вопроса — и этот анализ умеренно алармистский.
Впрочем, авторы вынуждены быть осторожными в двух ключевых моментах дискуссии — о влиянии «цифровой революции» на политическую сферу и о долгосрочных перспективах развития цифровой экономики внутри госэкономики.
Collapse )
Главный макроэкономический тезис ЦСР во многом даже избыточно сфокусирован и сформулирован безальтернативно: «промышленная революция» есть в основном ответ на исчерпание потенциала роста производительности в крупнейших экономиках с середины 2000-х, масштабирование прорывных технологий и смена архитектуры рынков придется на 2020–2030 годы, разворачивание новых технологий в странах ОЭСР и ключевых экономиках будет очень быстрым (и, на что акцент не сделан, нередко стимулируемым госсектором и властными структурами), основные схемы дизайна рынков будущего уже существуют и вряд ли изменятся — это «платформы».

Какие контуры обретает программа «Цифровая экономика РФ»
Платформенная схема будущих рынков описывается в трех аспектах — это технологическая конструкция, это бизнес-модель (используется популярная метафора «экосистемы») и это открытая инфраструктура.
В неявной форме предполагается, что центром экосистемы будут оставаться крупные корпоративные структуры, обеспечивающие в качестве «платформы» взаимодействие между производителями и потребителями. Кроме этого, констатируется географическая локализация «новой экономики» в регионах вокруг мегаполисов — в Европе, например, это зона Лондон—Кембридж—Оксфорд в Великобритании, Париж и Иль-де-Франс для Франции, Берлин для Германии, Барселона для Испании, кластер Левен—Эйндховен—Ахен для Бельгии, Нидерландов и Германии.

Соответственно, только процесс присоединения к «цифровой революции» в заданных стандартах является способом повышения роста ВВП до уровня 4% и выше.
Отказ от этого, по мнению ЦСР, вызовет провинциализацию экономики России и переход в ситуацию «вечного отставания».

В целом анализ ЦСР выглядит здраво и непротиворечиво. В достаточно подробном для рабочего документа докладе особо показательны два момента. Первый — обсуждение влияния «цифровой революции» на общество де-факто сводится к констатации будущей цифровизации госсервисов, образования, изменений в медицине и соцуслугах.
Вопросы о политическом измерении «цифровой революции», об обусловленных технологиями изменениях в институциональной среде, за вычетом общего обсуждения потребностей в трансформации госрегулирования, почти игнорируются — впрочем, это обычно и для европейских и американских работ на эту тему, поскольку во многом концепция «цифровой революции» может рассматриваться и как попытка избежать общественных трендов, оставляющих госаппарату меньше места в экономике будущего.

Как России не проспать будущее
Второй момент — дискуссия ЦСР вокруг возможности успешной трансформации нынешней структуры экономики РФ с крупным госсектором. В ЦСР полагают, что на практике доминирование госкомпаний, выглядящих естественными «центрами платформ» в новой версии экономики,— неизбежность, и вынуждены, по существу, изобретать (в том числе со ссылкой на опыт Малайзии) гармоничный и непротиворечивый цифровой госкапитализм.

Так, список отраслей, в которых, по мнению ЦСР, нужно уже сейчас переходить на управленческие технологии подготовки к инновационному рывку — Technology Readiness Level и Manufacturing Readiness Level — и строить «платформы», почти полностью совпадает со сферой коммерческих интересов власти: автопром, судостроение и авиастроение, космос, медтехника и фармацевтика, атомная энергетика, нефтегазовый инжиниринг.
Предлагается трансформация модели управления госкомпаниями на основе уменьшения влияния правительства на них и перехода их к бизнес-моделям цифровой экономики: эту идеологему, очевидно, ждет очень сложная судьба в Белом доме.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Их было всего два: нью-йоркскую официантку уволили за «путинбургер»

Их было всего два: нью-йоркскую официантку уволили за «путинбургер»
Ранее фейк Russia Today разоблачил Алексей Ковалев

Две сотрудницы нью-йоркского ресторана Lucy's Cantina Royale были уволены после снятого российскими СМИ сюжета о «путинбургере», якобы включенном в меню заведения к дню рождения президента РФ Владимира Путина.

Их было всего два: нью-йоркскую официантку уволили за «путинбургер»
Напомним, что автор проекта «Лапшеснималочная» журналист Алексей Ковалев проверил наличие в меню подобного предложения и выяснил, что в действительности «путинбургер» в ресторане не подавался. В итоге Russia Today, опубликовавшая информацию о блюде,вынуждена была удалить видео, а сотрудницы ресторана, принимавшие участие его съемках и рассказывавшие о трехлетней традиции «путинбургера», были отстранены от работы.

Теперь же «Дождь» выяснил, что история закончилась для них увольнением.

Уволенная бармен Дарья Пауто заявила, что сюжет придумала непосредственно она, а официантка Тамара Илизарова всего лишь участвовала в съемках. По словам Пауто, идея рекламной акции с «путинбургером» была согласована с руководством ресторана, хотя там это и отрицают, утверждая, что Пауто просила лишь разрешения снять некий коллаж для учебы.

При этом Пауто пояснила, что было сделано только два бургера (состоящих из 5 котлет и весом примерно в 1952 грамма — по году рождения Путина). Были ли они приобретены кем-либо, Пауто не знает.

Наконец, бармен заявила, что сама оповестила о своей идее агентство ТАСС, после чего к ней приехали уже сотрудники Russia Today, которые и сняли сюжет, разошедшийся после этого по всем федеральным СМИ.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Гладко было у Кудрина на бумаге, да забыли про овраги (Путина и силовиков)

Образ будущего
У доклада есть отдельный список прорывных технологий, которые в России могут быть внедрены. О чем речь?

В легкой промышленности, к примеру, по задумке ЦСР, будут использовать 3D-печать при производстве одежды. Будет использоваться "самовосстанавливающийся текстиль".

В сельском хозяйстве внедрят технологии "интернета вещей", будет применяться генная инженерия.

Состоится переход к так называемой "4П"-медицине - предсказательной, превентивной, персонализированной и партисипативной, то есть предполагающей активное управление здоровьем самим пациентом. 3D-принтеры будут использоваться при создании искусственных органов человека.

В сфере финансов в ЦСР полагают, что за время реализации программы население перейдет к мобильным расчетам и электронным финансам, а затем и к расчетам на базе технологии блокчейн - как раз это технология используется в производстве и обращении биткоинов.

Кроме того, в докладе описывают прорывные технологии, которые могут быть использованы в добыче нефти и газа. В докладе также описывают шахты будущего, в которых не будет людей, а оборудование будет работать на основе интернета вещей и виртуальной реальности.

Как этого достичь?
Сейчас для России это выглядит как часть романа-утопии. Но как пишут эксперты, сейчас в мире происходят масштабные изменения, которые называют четвертой промышленной революцией. В ее основе лежит переход от массового производства стандартизированной продукции к высокопроизводительному производству "индивидуализированной" продукции. И России важно развернуть масштабные реформы до 2035 года.

Что будет, если она этого не сделает? Эксперты рисуют мрачные прогнозы: страна все больше будет зависеть от импорта продуктов, лекарств и промышленных товаров, а в самой экономике будут доминировать не самые эффективные госкомпании. Ситуация будет усугубляться демографическими проблемами: старением населения и сокращением числа людей трудоспособного возраста.

У России есть два пути, по которому можно пойти. По эволюционному - через простую модернизацию уже существующих отраслей, и революционному - через создание новых секторов экономики.
Но в случае эволюционного пути есть риск упустить важный момент и отстать от мирового развития. А ставка на развитие исключительно перспективных сегментов экономики будущего повлечет неоправданную деградацию основы сложившейся экономики, пишут эксперты ЦСР.

Как совершить технологическую революцию?
По замыслу ЦСР, государство должно стать локомотивом всех изменений и поддерживать их в том числе и деньгами. Изменения должны строиться вокруг технологических консорциумов - объединений компаний, разработчиков технологий и государства. Такие консорциумы и должны создавать новые отрасли экономики, а курировать их создание, по задумке экспертов, будут научно-технологические агентства.

Нужно менять существующие госкомпании и провести "умную приватизацию". Такая приватизация должна ориентироваться "не на достижение цели пополнения государственной казны, а на повышение конкурентоспособности соответствующих секторов экономики".
Еще в ЦСР предлагают составить единый долгосрочный прогноз развития науки и технологий. Опираясь на него, эксперты предлагают государству заказывать на бюджетные средства исследования и разработку новых технологий.

Реализуемы ли такие планы?
В какую сумму могут вылиться столь грандиозные планы, в докладе не говорится. Княгинин затруднился назвать Русской службе Би-би-си даже примерные оценки.
Пока, как показывает практика, долгосрочные стратегии в России выполняются лишь частично. Так называемая "Стратегия Грефа" - программа реформ, разработанная в 2000 году, выполнена на 40%, подсчитывал ЦСР, стратегия-2010 - на 39%, а положения стратегии социально-экономического развития России до 2020 года - примерно на треть.

Сам Кудрин летом этого года в интервью агентству Bloomberg заявил, что Россия и ее правительство не готовы к реформам в области экономики даже после "потерянного десятилетия".
Меры, предлагаемые фондом Кудрина, абсолютно правильные, но в текущих условиях они вряд ли реализуемы, говорит главный экономист Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. Для того, чтобы новые технологии и инновации создавались и внедрялись, на них нужен спрос, в первую очередь, со стороны бизнеса, объясняет он. А его не стоит ждать без экономического роста.
"Если мы будем плюс-минус 1% в ближайшие пять лет расти, то это все провалится... Если государство будет пытаться создавать инновации, для которых промышленность и экономика в целом еще не созрела, то это будут впустую потраченные государством деньги", - полагает он.

Из проекта бюджета на следующие три года следует, что расходы государства на научные исследования и разработки сокращаются. Если в следующем году на них потратят 360 млрд рублей, то в 2020-м снижение составит почти 4%. Расходы на образование в 2018 году вырастут на 7% в номинальном выражении, но в процентах ВВП расходы на образование снизятся по сравнению с текущим годом.
Уже сейчас они не дотягивают и до 1% ВВП (0,7%), а снизятся до 0,6%.
Collapse )