October 19th, 2017

Отпуск июнь 2015

Китаю объявили новую эру

Китаю объявили новую эру
Си Цзиньпин взял курс на построение совершенной демократии
19.10.2017
В Китае сформировался «социализм с китайской спецификой для новой эры», наиболее совершенная модель демократии в мире, которая станет идеологией КНР на ближайшие пять лет. Об этом генсек Компартии Китая (КПК) Си Цзиньпин сообщил в среду делегатам, собравшимся на ее XIX съезд. В качестве цели в Пекине называют создание к середине века «процветающей, демократической, гармоничной и прекрасной» державы. Однако на этом пути властям предстоит преодолеть ряд испытаний — в частности, ликвидировать растущий разрыв между состоянием экономики и ожиданиями людей.
Collapse )
Новая идеология включает в себя 14 пунктов, главный из которых — «обеспечить лидерство партии во всех делах». Другие пункты велят партийцам «придерживаться человекоцентричного подхода к работе», «поддерживать гармонию между людьми и природой» и «обеспечить контроль над вооруженными силами».

Как последователь идей марксизма, генсек должен был определить главное противоречие своей эпохи, и им стало «противоречие между неравномерным развитием и всевозрастающей нуждой людей в улучшении условий их жизни».
Collapse )
Генсек определил главное противоречие эпохи — «между неравномерным развитием и всевозрастающей нуждой людей в улучшении условий их жизни». Поспорить с этим трудно: обозначающий неравенство коэффициент Джини дорос в Китае к 2016 году до 46,5 пункта (в России в 2015 году — 37,7).
По словам собеседников “Ъ” среди экспертов и простых китайцев, ничто так не отражает неравенство, как рост цен на рынке жилья. За последние пять лет цена квадратного метра в Шэньчжэне (городе, граничащем с Гонконгом) выросла с $3,8 тыс. до $8,1 тыс., что в отсутствие развитой ипотеки закрыло для большинства молодых людей перспективы обзавестись домом в разумные сроки. «Дома нужны для того, чтобы в них жить, а не для того, чтобы ими спекулировать»,— обозначил свою позицию Си Цзиньпин.

При этом, как убежден генсек, «мечта о национальном возрождении останется фантазией без сильного лидерства компартии». Все попытки внедрить демократию западного типа будут жестоко пресекаться — вместо них предлагается развивать демократию внутрипартийную. Залогом стабильного развития общества генсек видит сохранение контроля КПК над СМИ, интернетом и «создание исследовательских центров с китайской спецификой». В чем она состоит, Си Цзиньпин не пояснил.

Продолжится и антикоррупционная кампания, которая к окончанию первой пятилетки нового генсека набрала, по его же собственным словам, «необратимый ход». «Си Цзиньпин сделал восстановление партийной дисциплины одним из своих главных приоритетов,— сообщил “Ъ” заместитель директора Института социального развития стран Европы и Азии Исследовательского центра развития Госсовета КНР Сунь Чандун.— По сравнению с 2012 годом, когда он пришел к власти, ситуация изменилась радикально». Напомним, что за это время около 1,2 млн партийных деятелей были наказаны за участие в коррупционных схемах.
Collapse )
Говоря о внешней политике, Си Цзиньпин заявил, что «ни одна страна не способна решить мировые проблемы в одиночку» и что Китай приглашает всех вместе «строить сообщество общей судьбы». Пекину, по словам генсека, есть что предложить миру: пойдя по китайскому пути развития, развивающиеся страны смогут «сохранить независимость и обеспечить экономический рост». Реализовывать свою внешнюю политику Китаю поможет Народно-освободительная армия, которая завершит модернизацию к 2035 году, а «передовой мировой военной силой» станет к 2050 году. «По сути, это означает, что к первой дате Китай планирует достичь уровня США, а ко второй — превзойти их»,— пояснил “Ъ” старший научный сотрудник ИДВ РАН Василий Кашин.

Впрочем, генсек при этом успокоил зарубежных партнеров словами о том, что «Китай останется привержен миролюбивой политике на любой стадии развития» и «никогда не будет вмешиваться во внутренние дела других государств».

Collapse )
Отпуск июнь 2015

Россия и США — тиранические режимы

Svenska Dagbladet, Швеция
Россия и США — тиранические режимы
Правый экстремизм и «фейковые новости» могут быть эффективными отвлекающими факторами для тиранических правительств, которые хотят посеять раздор и неразбериху.
Американский историк Тимоти Снайдер рассказывает, как Путин и Трамп, не имея никакого целостного политического видения, продвигают свою олигархическую повестку дня.
18.10.2017141656
Юхан Веннстрём (Johan Wennström)
«Новые оптимисты» — так называется круг интеллектуалов, которые пишут книги о том, что сейчас — лучшее время в истории человечества. Я спрашиваю историка Тимоти Снайдера (Timothy Snyder), чья последняя книга «О тирании. Двадцать наставлений, преподнесенных XX веком» рассказывает о том, как механизмы тоталитаризма функционируют в наше время, и считает ли он себя пессимистом.

«Я — не пессимист и не оптимист, я — историк. История — это нечто открытое, она чему только нас не учит. Тот, кто знает историю, видит структуры и границы и понимает, как они могут перемещаться. Таким образом, история по сути подразумевает политическое мышление, и если вы избавляетесь от истории, это становится политическим действием, заставляющим людей думать, что все либо плохо, либо хорошо. Я же не считаю, что это обязательно так, история показывает, где именно мы сейчас находимся, и какая на нас лежит ответственность».

Личная ответственность — тема, проходящая через всю книгу «О тирании», которая опирается на европейский опыт нацизма и коммунизма.
Книга в первую очередь написана для того, чтобы привлечь внимание американцев к проблеме политического правления, которое подрывает истину и хочет разрушить государственный аппарат, но при этом, по мнению Снайдера, не лишена общей актуальности.
Она также обрисовывает идею личного сопротивления. Гражданам всех демократических стран, например, следует охранять общественные институты, внимательно относиться к деноминации языка и защищать объективную истину.

Противостояние тирании в Швеции часто толкуется как противостояние нацизму. Я спрашиваю Снайдера, каков лучший способ давать отпор нацистам, если верить опыту истории.

«Во-первых, называть их настоящим именем. Я обычно не использую слово „неонацисты", потому что это звучит менее серьезно.
Во-вторых, не верить в то, что наши страны, Швеция и США, каким-то магическим образом отличаются от других, и здесь такого возникнуть не может.
В-третьих, осознать, что те, кто открыто выходит на марши, — это лишь малая часть всех тех, кто симпатизирует подобным идеям. Насколько велика подпольная среда, выяснится лишь на выборах.

Если на стене вдруг появляется свастика, она должна тут же исчезнуть, так как эти символы играют свою роль, и активное их удаление подтверждает определенного рода политическую культуру.

Кроме того, важно не становиться пресс-секретарем нацистов и избегать языка, который описывает их в положительном свете. Ведь они к этому и стремятся».

Снайдер предупреждает, что правый экстремизм может функционировать как эффективный отвлекающий маневр или театр («спектакль») для тиранических правительств, пока они развивают свою олигархическую повестку дня. Он упомянул Россию и администрацию Трампа как примеры правительств, которые на самом деле лишены каких-либо целостных политических представлений и в первую очередь хотят посеять раскол и растерянность в народе, в том числе с помощью раздувания правого экстремизма по телевидению и в интернете.
Еще один инструмент — заявления о «фейковых новостях», с помощью которых создается атмосфера, внутри которой никто ни на что не может положиться, и которые позволяют толковать попытки людей защитить истину лишь как выражение субъективных чувств.

«Совершенно ясно, что в этом есть нечто характерное для постмодернизма в целом. Я считаю их (Россию и США), постмодернистскими тираническими режимами».

«Существует определенная причина, почему большая часть наставлений в „О тирании" призывают крепко держаться истины. Трудно противостоять этому театру, если принимать утверждение тиранов о том, что ничего истинного не существует. Тогда вы проиграете. Постмодернизм стал проблемой для левых, потому что он породил тенденцию судить обо всем скорее по „дискурсивным свойствам", чем по истинности. А строить политику на основе постоянной дискурсивной критики вместо стремления к истине — бесплодно».

В книге «Черная земля» Снайдер представил новый анализ предпосылок Холокоста. Согласно Снайдеру, важнейшей предпосылкой Холокоста являлось «разрушение государства», потеря его правовой сущности и бюрократии в оккупированной Восточной Европе.
Collapse )