November 29th, 2017

Отпуск июнь 2015

"Сечина как бы нет": глава "Роснефти" исчез из дела Улюкаева

"Сечина как бы нет": глава "Роснефти" исчез из дела Улюкаева
Сергей Горяшко
Русская служба Би-би-си
7 часов назад

Игорь Сечин разрешил зачитать его показания, но суд не воспользовался его благосклонностью
Показания главного свидетеля и инициатора дела Улюкаева, Игоря Сечина, в суде так и не прозвучали. Теперь суд не сможет сослаться на них в приговоре, а защита получит весомый повод обжаловать решение судьи в вышестоящих инстанциях, говорят опрошенные Би-би-си юристы.

Судебное следствие закончено, впереди прения сторон, объявила судья Замоскворецкого суда Лариса Семенова на заседании во вторник. Показания главы "Роснефти" Игоря Сечина суд слушать не будет.
Руководитель "Роснефти" - ключевой свидетель как обвинения, так и защиты: именно он сообщил в ФСБ, что Улюкаев якобы вымогал у него взятку в октябре 2016 года, именно он участвовал в следственном эксперименте, в результате которого министра задержали.

Сечин еще на стадии досудебного следствия дал показания, на которых строится версия обвинения, будто бы Улюкаев действительно просил руководителя госкомпании о неком денежном вознаграждении.
Сечина вызывали в суд четырежды, но все четыре раза он не приходил, ссылаясь на плотный график. Трижды его допрашивали до суда, но результаты допроса нигде официально не публиковались (тем не менее с ними ознакомилась Русская служба Би-би-си).

Почему показания Сечина не зачитали?
Адвокат Сечина несколько раз говорил, что глава "Роснефти" не против, если на суде просто зачитают его показания следователям. Поскольку на суд он так и не пришел, прокурор Борис Непорожный во вторник попросил зачитать протоколы допросов.
Неявка Сечина в суд является его фактическим отказом от обвинений, выдвинутых в отношении Улюкаева
Тимофей Гриднев, адвокат Алексея Улюкаева
Зачитать их можно, если на это согласны и обвинение, и защита, обратил внимание Непорожный, сославшись на 281 статью уголовно-процессуального кодекса.
"Прошу огласить показания свидетеля Сечина, данные им в ходе предварительного следствия, которые содержатся в томе четвертом, лист дела 28-30 от 15 ноября 2016 года, лист дела 31-38 от 17 января 2017 года, лист дела 39-42 от 31 мая 2017 года в случае согласия сторон", - заявил прокурор Непорожный.
Ходатайство Непорожного подтвердило то, о чем ранее уже сообщала Би-би-си: Сечина допрашивали трижды. Даты допросов, названные прокурором, совпадают с датами, о которых писала Би-би-си, со ссылкой на имеющиеся у нее в распоряжении копии материалов дела. Документы, которые есть у Би-би-си, пронумерованы так же, как листы дела, о которых сказал прокурор.
Однако адвокаты экс-министра выступили против того, чтобы в суде оглашали протоколы допросов Сечина.
Есть условия, при которых суд может зачитать показания свидетеля и без согласия сторон, сказал адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев. В 281-й статье УПК сказано, что показания могут быть оглашены и без согласия сторон, но в исключительных случаях: смерть свидетеля, его тяжелая болезнь, отказ явиться в суд (если он иностранный гражданин), а также стихийное бедствие.
"Нету ни одного пункта, который позволял бы огласить показания господина Сечина ввиду того, что он занят и не может явиться", - отметил адвокат Гриднев.
Огласить показания в любом случае можно только если стороны реализовали свое право задать вопросы в течение предварительного следствия, добавил он. "Такой возможностью может быть только очная ставка", - говорит адвокат. Однако очной ставки не было.
Collapse )
Можно ли рассматривать дело без главного свидетеля?
Гриднев сказал Би-би-си, что в его практике дело рассматривается в суде без оглашенных показаний главного свидетеля и без его допроса впервые.
"Суду придется решать вопрос без этого доказательства. У меня не было случаев, чтобы свидетель, на базе показаний которого строится обвинение, не являлся в суд", - сказал Русской службе Би-би-си адвокат, заслуженный юрист России Генрих Падва.
Collapse )
Как это может повлиять на процесс?
В случаях, когда в суде нет показаний ключевого свидетеля, "уголовное дело не прекращается", и "немедленного оправдания подсудимого не следует", сказал Би-би-си правозащитник Сергей Бадамшин. Но ссылаться на показания Сечина на прениях теперь нельзя по закону - их так и не огласили, а сам он не появился в суде, значит это доказательство нельзя считать исследованным, объясняет юрист.

Молчание Сечина может стать может стать полезным для защиты экс-министра
По словам Бадамшина, у защиты в ходе прений сторон появятся закономерные вопросы к обвинениям в адрес Улюкаева, и обвинению на них отвечать будет сложно.
Он не исключил, что прокуроры будут ссылаться на показания главы службы безопасности "Роснефти" Олега Феоктистова - он тоже был заявителем, заявление в ФСБ на Улюкаева они написали с Сечиным вместе. Феоктистов выступил в суде, но показания давал за закрытыми дверями.
"При этом если господин Ф. ссылается на показания С. то суд обязан проверить и данные господином С. показания", - объяснил Бадамшин.
Адвокат Генри Резник отметил, что теперь суд не вправе оперировать доказательствами в виде слов Сечина, поскольку протоколы его допроса не оглашались, а сам он в суд не явился. "Сечина как бы нет сейчас в доказательной базе, - отметил он. - Суд вынесет приговор на основе тех доказательств, которые были озвучены".
По словам Чикова, защита сможет продолжать указывать на отсутствие ключевого свидетеля и возможность его допросить, и на этом строить свою линию защиты.
Затем, ссылаясь на эти обстоятельства, у защиты будет повод обжаловать приговор в Верховном суде и в Европейском суде по правам человека, указывает правозащитник.

Collapse )
Отпуск июнь 2015

Путин о свободной любви и моногамии

— По поводу того, что у нас есть запрос на семейное неблагополучие… Это спорный тезис! — воскликнул Владимир Путин. Также можно сказать (он искоса поглядел на Владимира Колокольцева.— А. К.), что у нас есть запрос на преступность или иначе нам нужно ликвидировать Министерство внутренних дел! Потому что это, видимо, их запрос, потому что они таким образом обеспечивают как бы себе фронт работ!

И Владимир Путин вдруг с удовольствием, если не с наслаждением высказался о деятельности государства после 1917 года. Было такое впечатление, что он очень тщательно готовился к ответу на слова Елены Мизулиной, а ведь это вряд ли. Но то, что вырублено топором в голове каждого прилежного советского студента, как лишний раз выясняется, может быть в любой момент произнесено без запинки вслух спустя десятилетия:

— Теперь по поводу того, что изначально после 1917 года вся деятельность государства была направлена на разрушение семьи… Это не совсем так. Вначале действительно так и было. Это в примитивном виде излагалось как обобществление женщин, но у людей с примитивным социалистическим сознанием! А у элиты,— разъяснял Владимир Путин,— совсем по-другому, у элиты это было основано на положениях Маркса, Энгельса, в том числе на работе Энгельса «О семье, частной собственности и государстве». В ней он писал, что если строгая моногамия является верхом добродетели, то, безусловно, пальму первенства нужно отдать ленточной глисте, где в 40 тысячах ее члеников располагаются и мужской, и женский аппараты, и она всю жизнь только тем и занимается, что совокупляется сама с собой!

Члены Координационного совета завороженно слушали Владимира Путина. Слова «глисты» и «членики» до сих пор не раздавались под этими великими сводами.

— То есть свободная любовь пропагандировалась, практиковалась! — продолжал Владимир Путин.— Но позднее, мы знаем, как на парткомах и месткомах рассматривали семейные дела, как боролись за сохранение семьи. Это была уже совсем другая история. И все-таки с вами трудно согласиться, что весь этот период все было направлено на разрушение семьи.

А в это время в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца ни о чем таком не подозревавшие родители из благополучных семей готовились просить Владимира Путина продлить историю материнского капитала еще хотя бы ненадолго. И просили. А он потом рассказывал им, как только что уже произнес все эти слова.

А они говорили, что у них на родине про это никто не узнает все равно, потому что у них никто ни о чем никогда не знает.

А он убеждал их, что раз об этом сказал он сам, то через час все расскажут об этом всем, и что дополнительно пропагандистской работы не требуется.
Collapse )