December 4th, 2017

Отпуск июнь 2015

Зима Московские бомжи

На дне: почему число бомжей в России растет в геометрической прогрессии
Людей толкает на улицы необдуманная социальная политика государства

Вчера в 14:21, просмотров: 45611
2562640165
Недавно у нас помер маленький симпатичный котенок Том. Чем-то отравился, две недели промучился — и никакие лекарства с капельницами не помогли. В ветклинике объяснили, что котенок получил редкую инфекцию, которой болеют только люди. Скорее всего, кто-то из домочадцев наступил на плевок и занес его в дом, а котенок облизнул инфицированную подошву. По словам доктора, в последнее время подобное встречается сплошь и рядом. Ведь плеваться на улицах стало привычным, обыденным явлением. Особенно среди людей, ведущих, мягко говоря, асоциальный образ жизни.

Бродяга, бомж, босяк, бич, чухан, бездомник, чалдон — столько хлестких имен породил народный фольклор для характеристики социальных аутсайдеров! Число их сегодня увеличивается в геометрической прогрессии по мере углубления суверенной демократии и отечественного капитализма!

Как ни печально, но это медицинский факт! Мы все чаще натыкаемся на улицах, в транспорте, в собственных подъездах и даже лестничных пролетах на спящих бомжей, источающих вокруг различные «амбре». Зимой они переселяются в теплотрассы или дренажные системы. Живут одним днем, выпрашивая мелочь на улицах, чтобы потом пропить все без остатка.

Особенно много бездомных на кольцевой линии, где расположены все железнодорожные вокзалы, — главное их пристанище, а также место приложения сил и талантов. Вид грязного и обросшего бомжа, растянувшегося в вагоне метро, вызывает брезгливость и животный страх. Мы инстинктивно отодвигаемся на безопасное расстояние! Кажется, даже воздух вокруг пропитан бациллами ужасных болезней — типа гепатита, туберкулеза и СПИДа. Чаще всего опасения бывают вполне обоснованны.

В возросшем за последнее время количестве инфекционных заболеваний немалая «заслуга» многочисленной армии деклассированных элементов. Они давно выпали из привычного социума, больны всем, чем только можно, и действительно распространяют штаммы различных инфекций.
Collapse )
Бомжи, или бичи, как их тогда называли, существовали всегда, но не в таком количестве, чтобы сильно мозолить глаза или омрачать жизнь обычных граждан. На момент распада в Советском Союзе насчитывалось, по официальной статистике, 142 тысячи человек без определенного места жительства. То есть около 0,05 процента от общей численности населения. Сегодня же в России, по данным некоммерческих организаций, не меньше 4 миллионов босяков! Будто бомжи начали почковаться. Увеличение произошло аж в 80 раз!

Главная причина — не столько в психологии самих бездомных, сколько в неэффективной социальной политике государства, в его неспособности защитить население, считают специалисты. Ведь на улице зачастую оказываются абсолютно нормальные люди, лишившиеся жилья из-за действий черных риелторов, финансовых мошенников, а то и алчных родственников. Как правило, все они трудоспособного возраста и при более благополучном исходе могли бы стать полезными членами общества. Но умирают десятками тысяч — из-за просроченной пищи в мусорных баках, отравления паленой водкой, в результате несчастных случаев или насильственной смерти. Между босяками вспыхивают нешуточные, безжалостные драки — за даму сердца или «за свою задетую честь»! Но больше всего мрут из-за болезней и банального обморожения.

По мнению социологов, для борьбы с бродяжничеством надо использовать трудотерапию, как было раньше. Активно привлекать психологов, неврологов и других врачей: «Необходима комплексная работа представителей нескольких ведомств, которые помогут несчастным адаптироваться и даже вернуться».

Сторонники жестких мер призывают изолировать и принудительно лечить бомжей в закрытых учреждениях, чтобы они не были опасными для общества. Или строить отдельные больницы в каждом городе, реабилитационные центры, социальные приюты, ночлежки, для чего предусмотреть отдельные статьи в региональных бюджетах. Много других нужных, полезных и дорогостоящих инициатив.

Однако, как ни грустно признавать, перечисленные меры — лишь попытка ликвидации последствий того, что уже случилось. Весь предыдущий негативный опыт показывает, что, борясь с последствиями, мы лишь умножаем армию бездомных и бомжей. Не пора ли всерьез и основательно заняться причинами, выталкивающими миллионы наших соотечественников на улицы?
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Людмила Улицкая о культуре, жизни и баттлах

«Работать со своей головой»: Людмила Улицкая о смене эпох, рэп-баттлах, власти, культуре и друзьях в Литве
03.12.2017874479
Константин Амелюшкин
Что Россия может предложить сейчас привлекательного своим соседям? Один из самых известных в мире российских писателей современности Людмила Улицкая затрудняется ответить на этот вопрос и называет его «кошмарным». Хотя, с другой стороны, писатель считает: несмотря на отъезд многих талантливых людей, вырастут новые гении.
Collapse )
Я кстати прослушала рэп-баттл (Оксимирона с Гнойным, — DELFI), подумав: что же это такое, весь мир гудит, а я даже не знаю, что это такое? Я послушала по-честному и была очень разочарована.

— И как Вам градус агрессии в отношении друг друга?

— Это само собой, но есть еще одна интересная вещь, которая просто бросается в глаза. Искусство всего мира всегда стояло на трех китах: жизнь, смерть, любовь. Это три важнейшие темы, вокруг которых так или иначе все искусство вращается. Здесь же речи не было ни о жизни, ни о смерти, ни о любви, а речь шла исключительно о том, кто сильнее ударит.
Это сугубо мужская агрессия, у женщин есть свои не всегда приятные черты, но нет той меры агрессии, которую нам предлагает мужской мир. Здесь все на агрессии, низведенной на словесный уровень, за что спасибо, потому что следующий этап — это мордобитие.

Но самоутверждение одного над другим — это же так, на самом деле, ничтожно. Мне-то неважно, кто из них круче и умнее, хотя Мирон мне больше понравился, хотя и проиграл. Все же есть ощущение, что он поумнее.
Но в общем меня это очень удивило и огорчило, что же это за падение?
Это падение не художественного уровня, это падение интеллектуального уровня, потому что про серьезные вещи — ни слова. Мир меняется, в нем все время появляется что-то новое, а эти ребята рассуждают о том, кто из них круче. Ребята, нельзя так.
Collapse )
— Россия не может не быть заинтересована в том, на каком языке будут читать в близлежащих странах.

— Это культурная проблема, на каком языке литовец будет читать Гомера. Россия переводит американскую литературу очень быстро и хорошо. У нас была очень хорошая переводческая школа. Поэтому все сопредельные страны вокруг России знакомились с мировой культурой через русские переводы, сейчас будут знакомиться через английские. Это выбор.

— Люди переориентировались. А что может сейчас может Россия предложить привлекательного своим соседям?

— Вопрос кошмарный, просто ужасный, я на него вам ответить не могу. Кажется, что ничего, может быть, есть какие-нибудь калашниковы, которые до сих пор привлекательны для наших соседей. Мы торгуем оружием, это круто, это деньги. Сказать, что меня это радует — не могу. Эта маскулинная цивилизация с войной как главным историческим событием мне не нравится.

— Это приводит к таким ситуациям, как была со словами школьника в Бундестаге.

— От этого просто страшно, хотя на самом деле смешно, но страшно тоже. Ничего не могу здесь сказать, я воспринимаю это как катастрофическое падение. Но с другой стороны, все живое. Это потрясающе одаренная страна, вырастут новые гении, уедут ученые, писатели, артисты. Уезжают самые талантливые, но вырастут новые. Патриотами вряд ли будут.

Я как раз на днях перечитывала большую статью Льва Толстого о патриотизме, если бы он написал ее сегодня — его бы посадили в тюрьму. Слезть с этой лошадки (это касается не только России) — это одна из самых серьезных задач, которую надо решать в первую очередь.

Каждый человек — планетарный, мы представители одной биологической расы. И тема «свой-чужой», соседа-врага требует того, чтобы быть изжита. Я только что с Балкан. Это ужасное место, потому что там в сущности один язык, два алфавита и три вероисповедания. Это создает ситуацию, когда все ненавидят всех. Ничего подобного в жизни я не видела, подобного дребезжания ненависти к соседям. В этом смысле Балканы — исключительно важная точка для исследования и внимания, они показывают пример того, что может произойти, если человек не контролирует себя, свое мышление, потому что это ментальная проблема, с ней надо работать. Опыт Балкан был для меня потрясающим и интересным: люди ненавидят друг друга настолько, что забыли даже про евреев.

— Вы упомянули о маскулинной культуре и бросается в глаза, что везде, где Вас представляют как писателя, обязательно подчеркивают, что Вы — первая женщина, получившая Букера. Вряд ли можно где-либо увидеть что-либо подобное про мужчин. Как Вы воспринимаете такие вещи?

— Это и есть то самое, о чем можно говорить. Когда я говорю о том, что у нас не в порядке с сознанием, то говорю, что это первейшая задача каждого человека работать со своей головой, как с чужим предметом, отчуждаться: а что я думаю сегодня и почему? Этот контроль просто необходим, потому что массовые реакции, «как все» чрезвычайно опасны.

Я прекрасно помню момент, который повернул мою жизнь. Мне 10 лет, похороны Сталина, нас, школьников, собрали в зале. Все зареванные, с распухшими лицами. Директор школы просто глаз не найдешь, так она вся распухла. Бюст вождя, цветы. Я стою и чувствую себя жутко несчастной, потому что понимаю: мне плакать не хочется. И я чувствую себя так, что все люди нормальные, а я — урод. Это была точка осознания себя отдельно от толпы. В этот момент я поняла, что я — другая, потому что у меня реакция другая. С тех пор в течение очень многих лет я об этом знаю, потому что это бывает: всем смешно, а мне совершенно не смешно. Все плачут, а мне плакать не хочется. Может быть, это причина, по которой я очень люблю своих друзей, потому что когда я впервые стала встречать людей, которые реагируют как я, то есть, «неправильно» — я их полюбила навеки. Поэтому я и приезжаю в Литву, потому что несколько таких друзей есть среди литовцев.

— В заключение хотел попросить Вас расшифровать свои слова: «каждый должен выстраивать должным образом свое пространство»? Что Вы имеете под этим в виду?

— Мы все живем в одном и том же большом социуме. Я рано поняла, что не хочу работать на государство, хочу дистанцироваться. На службе в своей жизни я была три года, и то это был еврейский театр. Ты создаешь пространство вокруг себя из того, кого ты любишь, кого ты выбрал. Советская власть этому очень способствовала, потому что то, что мы сейчас вспоминаем как московские кухни, интеллигентский треп, на самом деле было выстраиванием личного пространства. Иначе мы не могли выжить, социальных услуг не было никаких, денег не было — все были одинаково бедными, трешник до зарплаты шел по кругу, если кому-то надо к врачу — сидели с ребенком.

Мы были нужны друг другу для выживания. Сегодня мы друг другу для выживания уже не нужны, я имею в виду старую гвардию. Но в каком-то смысле все же остаемся нужны, чтобы проверять, сверять реакцию, себя проверять, потому что во времена нашей молодости никаких психоаналитиков не было. Мы друг для друга эту функцию выполняли. Поэтому личный социум, личное пространство продолжают быть очень важными для людей моего поколения.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Зюганов предложил Путину вернуть Дзержинского на Лубянку

Зюганов предложил Путин вернуть Дзержинского на Лубянку
Сегодня в 19:48, просмотров: 1318

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов в преддверии 100-летия с момента основания ВЧК (20 декабря) обратился к президенту Владимиру Путину с предложением восстановить памятник Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади в Москве.

Он отметил преемственность структур государственной безопасности (ВЧК – ОГПУ - КГБ – ФСБ), роль Дзержинского «в становлении ВЧК и определении облика сотрудников госбезопасности». Зюганов напомнил его высказывание про то, что у чекистов должны быть «чистые руки, горячее сердце, холодная голова».

Лидер КПРФ считает Дзержинского символом честности и бескорыстия, отмечается в заявлении на сайте партии.
Collapse )