January 16th, 2018

Отпуск июнь 2015

Россияне укрепились в верованиях

Россияне укрепились в верованиях
Каждый десятый прибегает к услугам гадалок
16.01.2018
«Левада-центр» выяснил, что за последнее десятилетие россияне стали больше верить в жизнь после смерти, а также в то, что «умершие родственники обладают способностью влиять на живущих». В остальном же отношение к сверхъестественному в обществе почти не поменялось: каждый седьмой россиянин хоть раз в своей жизни прибегал к услугам альтернативной медицины, а каждый десятый — к услугам гадалки или астролога.

42% россиян согласны с тем, что есть жизнь после смерти, причем 14% из них верят в это «безусловно». Таковы результаты последнего опроса «Левада-центра». Исследование на тему веры в сверхъестественное проводится центром в третий раз — до этого в 1998 и 2008 годах в рамках международной программы социальных исследований (ISSP) по теме «Отношение к религии». В 2008 году число верящих в загробную жизнь составляло 33% и за девять лет выросло на 9%.

Россияне стали больше верить и в то, что «умершие родственники обладают способностью влиять на живущих»: 28% в 2008 году против 38% в 2017-м. 25% опрошенных на этот вопрос ответили «скорее нет», 21% «определенно нет», еще 16% ответить затруднились. Вера в остальные сверхъестественные явления существенным образом не изменилась, отметили в «Левада-центре». 12% россиян «однозначно» признают существование и рая, и ада. При этом среди отвечающих «скорее да» верящих в существование ада на 1% меньше (рай — 27%, ад — 26%).

«Скорее верят» в «религиозные чудеса» 31% респондентов, а еще 13% в их существовании не сомневаются. 45% россиян верят, что «амулеты на счастье» «иногда приносят удачу», 51% опрошенных согласны с тем, что некоторые прорицатели способны предвидеть будущее. В то, что «некоторые духовные целители» действительно имеют «данные им Богом целительные силы», верит половина граждан РФ. Примерно пополам разделились поклонники и противники гороскопов (40% верят и 43% не верят во влияние звезд), 17% опрошенных ответить затруднились.

14% россиян прибегали к альтернативной медицине — гомеопатии, аюрведе, традиционной китайской медицине, 10% консультировались с гадалками или астрологами, 8% посещали целителя. Каждый пятый россиянин читал журналы или книги по эзотерике, среди женщин — каждая четвертая. В целом женщины чаще верят в сверхъестественное, чем мужчины. Доля россиянок, которые верят в рай или ад, в жизнь после смерти или в «религиозные чудеса», в полтора раза превышает долю среди мужчин. Верят в потусторонние силы, как и десятью годами ранее, чаще граждане старше 50 лет. Среди россиян, которые относят себя к атеистам или не верят ни в одну из религий, порядка 10% говорят о реальности рая, ада или «религиозных чудес».

Ведущий научный сотрудник отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталия Зоркая отмечает, что увеличение числа верящих в сверхъестественные явления связано с пропагандой религиозности, развернутой в последние годы. «Дает эффект приобщение граждан к тренду, что религиозность и православность — это хорошо, при этом один и тот же человек может пойти и в церковь, и к гадалке, и к астрологу»,— сказала “Ъ” госпожа Зоркая.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Производство продуктов повышенной вредности в интересах ряда российских бизнесменов

ЗОЖ к горлу
Борьба за здоровые продукты угрожает российским товарам
16.01.2018
Как стало известно “Ъ”, Минздрав подготовил новую версию стратегии формирования здорового образа жизни, сохранив в ней разделение конкретных продуктов питания на вредные и здоровые. Это возмутило производителей, пытавшихся весь 2017 год доказать чиновникам неразумность их предложений. Текущий вариант документа компании называют списком расстрельных мер, дискриминирующих российские продукты.

Минздрав подготовил и направил в Минэкономики и Федеральную антимонопольную службу (ФАС) доработанный проект стратегии формирования здорового образа жизни населения, профилактики и контроля неинфекционных заболеваний на период до 2025 года. При этом в проекте стратегии (есть у “Ъ”) остались положения, которые министерство обещало убрать из документа после консультаций с участниками рынка, рассказали “Ъ” собеседник в крупном производителе продуктов и представитель отраслевого объединения.

Так, сохранилось упоминание отдельных категорий продуктов (подслащенные напитки, переработанные мясопродукты), предложение по установлению акцизов на сладкие напитки и изделия с высоким содержанием соли, а также разделение их на вредные и здоровые, перечисляют собеседники “Ъ”. Кроме того, в документе содержатся предложения по «добровольному стимулированию» изменения рецептуры продуктов с целью «вытеснения с рынка» товаров с избыточным содержанием насыщенных жиров, соли и сахара, запрет рекламы подобных продуктов и введение ориентированной на оздоровление режима питания маркировки, с которыми участники рынка также не согласны. Минздрав рассчитывает, что доработанный проект стратегии будет согласован уже до 22 января.

По мнению одного из собеседников “Ъ”, ссылки на конкретные категории продуктов должны быть исключены из стратегии как дискриминационные и не отвечающие системному подходу к продвижению здорового образа жизни. А рекомендации по добровольному стимулированию изменения рецептуры по факту означают нарушение принципов свободной конкуренции, подчеркивает он. По словам источников “Ъ”, текущая версия проекта стратегии Минздрава по факту перечеркивает всю работу по согласованию документа, которую участники рынка проводили в течение всего 2017 года.

Самый острый вопрос — это разделение всех продуктов на «вредные» и «полезные» по непонятным критериям, что приведет только к недобросовестной конкуренции, говорит президент Союза производителей безалкогольных напитков Максим Новиков. При умеренном потреблении любой продукт может стать частью «сбалансированного питания», указывает собеседник “Ъ” в крупном производителе. Так, по используемой в стратегии терминологии, молочная продукция с небольшим содержанием жирности может относиться к здоровым продуктам, а с большим — может попасть в категорию вредных, добавляет исполнительный директор Национального союза производителей молока Артем Белов.

Кроме того, отмечает господин Новиков, предлагаемое введение акцизов на продукты с высоким содержанием сахара и соли негативно скажется на конкурентоспособности российских производителей и компаний стран-участниц ЕАЭС. «Подобные предложения Минздрава только подрывают престиж и экспортный потенциал российских продуктов. Производителям придется размещать на этикетках информацию о якобы “вредных” ингредиентах, очевидно, что потребители будут делать выбор в пользу товаров из других стран»,— уверен руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.

Особенно серьезные последствия грозят малым и средним предприятиям, которым придется инвестировать значительные средства в перестройку работы по новым правилам, подчеркивает Сергей Юшин. Подобные расходы могут достигать несколько сотен миллионов рублей, подсчитал другой собеседник “Ъ”. В целом, рассуждает Максим Новиков, сам подход Минздрава к формированию здорового образа жизни больше напоминает список расстрельных мер, тогда как необходимо сосредоточиться на популяризации концепции сбалансированного питания и подвижного образа жизни. Десятилетиями считалось, что избыточное потребление молочных жиров, к примеру, сливочного масла, не слишком полезно для здоровья, а последние пять лет продукт реабилитируют, это говорит о том, что концепция сбалансированного питания пересматривается, рассуждает господин Белов.

В Минздраве заявили “Ъ”, что стратегия формирования здорового образа жизни находится в стадии проработки и наиболее оптимальные формулировки отдельных положений документа еще не до конца определены. Формулировка «вредные продукты» действительно не является оптимальным определением для какого-то определенного вида пищевой продукции, но в ряде общих случаев она может выступать как обобщающее понятие и означать набор продуктов, априори содержащих избыточные нормы сахара, соли и жиров, считают в министерстве. На вопрос о причинах сохранения в проекте стратегии положений, на исключение которых рассчитывали участники рынка, там не ответили. Замначальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Максим Дегтярев заявил, что у службы есть ряд замечаний к проекту стратегии Минздрава. В Минэкономики не ответили на запрос “Ъ”.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Почему реабилитация большевистского ЧК стала неизбежной

Почему реабилитация большевистского ЧК стала неизбежной
Антикоммунистическая революция в России захлебнулась

Вчера в 20:13, просмотров: 4805
2127
И такое бывает. Пришел на шоу Владимира Соловьева, которое состоялось перед самыми новогодними праздниками, с верой в то, что все же в 1991 году состоялась желанная для меня антикоммунистическая революция в России, что мы наконец-то отделили национальные ценности от идеалов Октября. А ушел после задиристого спора с телеведущим о сущности Конституции 1993 года с сознанием того, что я был слишком оптимистичен в оценке перемен, произошедших в стране. К 2017 году, к моменту празднования столетнего юбилея создания ВЧК, от августовской революции 1991 года мало что осталось.

Да, и во время перестройки, и в переломный 1991-й было много того, что грело мою душу, или, по определению Пятого управления КГБ — душу «антисоветчика Ципко». И прежде всего — поразительный успех моих статей в журнале «Наука и жизнь», которые расходились в конце 1988-го и в начале 1989 года многомиллионными тиражами. Там я обратил внимание на азбучные истины коммунизма, на то, что сталинский «большой террор» был всего лишь следствием воплощения в жизнь марксистского учения о необходимости «плебейской» расправы с «отжившими классами».

Укрепляло мой белый оптимизм и то, что государственным флагом новой, как тогда всем казалось, навсегда демократической России стало знамя добровольческой армии Антона Деникина. Складывалось ощущение, что мы наконец-то сумели отделить ценности российской государственности от ценностей ленинской гвардии.
И самое главное, что, на мой взгляд, свидетельствовало об освобождении страны от коммунизма, так это возвращение права на историческую память, права на знание правды об Октябре, об ужасах чекистского террора, о безумных жертвах так называемых успехов социалистического строительства. Мне тогда казалось, что после того как русские прочитают запрещенные в СССР «Окаянные дни» Ивана Бунина или «Несвоевременные мысли» Максима Горького, прочитают сборник «Из глубины», дневники Зинаиды Гиппиус, Владимира Короленко, Михаила Пришвина, они никогда уже не будут смотреть на Октябрь советскими глазами.

И, сохраняя в своей душе этот радужный образ антикоммунистических перемен начала 90-х, я, как и многие представители интеллигенции, очень болезненно воспринял, по сути, реабилитацию ЧК, которая прозвучала в недавнем интервью Александра Бортникова.
Все дело в том, что там нынешний руководитель ФСБ смотрит на историю своей организации глазами человека, исповедующего советские ценности и глубоко убежденного, что по-другому, без большевиков и без деятельности созданной ими ЧК, Россия не смогла бы сохраниться в ХХ веке.
Скажу сразу: на самом деле в этом интервью оправдывается не столько ЧК, сколько ленинский «великий Октябрь» и стоящая за ним марксистско-ленинская идеология.
И я до своего спора с Владимиром Соловьевым считал, что Александр Бортников как руководитель Службы безопасности уже якобы новой, некоммунистической России допустил политическую ошибку, настаивая на преемственности своей организации с созданной Лениным 20 декабря 1917 года ЧК.
На мой взгляд, сегодня ему надо было говорить о прямо противоположном, о том, что не может быть ничего общего между ЧК, ленинским «карающим мечом революции», между организацией, которая служила делу борьбы с врагами большевизма и воплощала в жизнь марксистское учение о «революционном терроре», и нынешней Службой безопасности, которая по конституции новой России должна была бы защищать прямо противоположные ценности: несомненное право человека на жизнь, на достоинство, на свободу.

Ведь ЧК Дзержинского была создана совсем в другой стране, где, как считал вождь и архитектор Октября Лев Троцкий, главным завоеванием революции является ее право на жизнь ее граждан, право физического уничтожения врагов революции. ЧК возникла в тот момент, когда друг и соратник Владимира Ленина Григорий Зиновьев говорил, что те «десять миллионов, которым мы, большевики, не имеем, что сказать, должны быть уничтожены». Как же, с моей непросвещенной точки зрения, можно забывать о той идеологии, которая стояла за созданием ЧК, об исходной античеловеческой сути этой организации?

Честно говоря, интервью меня насторожило еще и потому, что нынешний руководитель государства Владимир Путин еще 10 лет назад в своем выступлении у Поклонного креста на Бутовском полигоне прямо осуждал ЧК и НКВД, говорил о том, что оно во имя пустых идеалов уничтожало «цвет нации», уничтожало сотни тысяч, миллионы людей, и прежде всего людей с «собственным мнением».
А сегодня, как свидетельствует интервью Бортникова, мы ищем родство нынешних служб безопасности с ЧК, которая, как я сказал, занималась геноцидом против цвета нации, против образованной, мыслящей, креативной, успешной России. Борьба ЧК с саботажем — это была политика физического уничтожения не только русского чиновничества, учителей, профессоров, всех тех, для кого были чужды идеалы Ленина и Троцкого, но и борьбой с образованной Россией, с ее интеллектуальным и даже, может быть, генетическим ядром.

И Путин в своем выступлении у Поклонного креста на Бутовском полигоне был абсолютно прав, когда говорил, что источником этой национальной трагедии были не сами ЧК или НКВД, которые просто выполняли роль палача Октябрьской революции, а «пустые идеалы», засевшие в головах Ленина, Троцкого, Сталина, ленинской гвардии.
Но как же можно сегодня, спустя 100 лет, когда мы, наконец, осознали, что эти идеалы были пустыми, когда от советской системы ничего не осталось, выводить живое из мертвого? Ведь даже тогда было очевидно, что есть что-то неестественное в идеалах, которые являются чуждыми для 90% населения и которые приходится воплощать в жизнь при помощи потоков крови.

Так вот, вернемся к тому, с чего я начинал эти заметки.
Владимир Соловьев разрушил описанный мной выше оптимистический образ новой коммунистической России, якобы несовместимой с восславлением ЧК, тем, что на самом деле в Конституции 1993 года нет осуждения ни советской власти, ни коммунистической идеологии. Да, статья Конституции о том, что человек «является высшей ценностью», существует, но ведь из этого, как объяснял мне Соловьев, автоматически не следует, что идеалы коммунизма, которые, несомненно, исповедовал руководитель ЧК Феликс Дзержинский, сами по себе преступные.
Владимир Соловьев напомнил мне о том, что я не хотел замечать: в нашей хитрой Конституции, созданной якобы либералами и демократами, существует 13-я статья, которая оправдывает коммунистические идеалы, и где говорится о том, что все идеологии равны у нас перед законом, что «идеологическое многообразие» необходимо, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».
Поэтому, естественно, Александр Бортников просто как гражданин Российской Федерации имел вполне законное право дать нам советское видение истории своей организации.
Правда еще состоит в том, что у нас антикоммунистическая революция произошла, но осуждения на государственном уровне очевидных преступлений советской власти, в том числе и преступлений Сталина, осуждения «большого террора» так и не было.
Хитрость Конституции, созданной командой Ельцина, как раз и состоит в том, что она на самом деле не препятствует возрождению и оправданию советских ценностей и советской истории.

Чем больше разочарование в демократических реформах 1990-х, тем сильнее запрос на реабилитацию советскости.
И сегодня просуществовавшая свободной два десятилетия русскость начала снова соединяться с советскостью. И я думаю, что вызвавшая протест у либеральной интеллигенции реабилитация Бортниковым ЧК, была спровоцирована не только корпоративными интересами его организации, желающей иметь «великих предков», но и настроениями подавляющего большинства населения нынешней России. Наверное, сегодня нельзя достигнуть единства власти и традиционного российского большинства без реабилитации ЧК.

И последнее. Почему в России, в отличие от всех бывших советских республик, и в особенности от бывших стран Варшавского договора, антикоммунистическая революция, захлебнулась, почему в России так и не появилось широкого морального осуждения преступлений советской власти?
Наверное, дело в том, что у нас, как и до революции 1917 года, так и сейчас, не существует единой российской нации. У нас, как и до революции 1917 года, подавляющее большинство и активно мыслящее меньшинство живут в различных системах ценностей.
Мы почему-то забыли, что на самом деле у нас, в отличие от стран Восточной Европы, антикоммунистическая революция была инициативой всего лишь меньшинства — активно мыслящей интеллигенции. А большинство, когда осознало, что демократические реформы ему ничего не дают, спокойно вернулось к тем привычным ценностям, которыми они жили до 1991 года.

И теперь понятно, почему мы не можем жить без самодержавия, почему мы вернулись к традициям сверхвластия. Без них мы не можем соединить наше традиционное большинство с нашим успешным и креативным меньшинством.
В России так и не произошла антикоммунистическая революция, ибо у нас не было и до сих пор нет субъекта для моральной оценки своей национальной истории, для сопереживания мукам и страданиям тех же жертв ЧК — НКВД.

Collapse )
Отпуск июнь 2015

Катрин Денев о «праве приставать» ради спасения «сексуальной свободы»

Катрин Денев: «В статье ничто не указывает на то, что в домогательствах есть что-то хорошее, в противном случае я бы его не подписала»
Дело Вайнштейна и скандалы с сексуальными домогательствами
15.01.2018122157
Катрин Денев (Catherine Deneuve)
Неделю спустя после публикации статьи в поддержку «права приставать» ради спасения «сексуальной свободы» актриса подтверждает свою позицию, пусть и дистанцируется от некоторых из тех, кто поставили под ним свои подписи. Кроме того, она приносит свои извинения тем жертвам агрессии, которых могло это шокировать.

Катрин Денев передала нам этот текст в виде письма после состоявшейся в пятницу телефонной беседы. Мы связались с ней, поскольку хотели услышать от нее, что она полностью согласна с подписанной статьей, и узнать ее реакцию на заявления обеих сторон. Иначе говоря, нам хотелось, чтобы она прояснила собственную позицию.

«Я действительно подписала вышедшую в газете «Монд» петицию под названием «Мы отстаиваем право…». Она вызвала множество реакций, в связи с чем я считаю нужным внести ясность.

Да, я люблю свободу. Мне не по душе характерная черта нашей эпохи, которая заключается в том, что каждый считает себя вправе судить и осуждать. В эту эпоху простое обвинение в социальных сетях может повлечь за собой наказание, увольнение и даже — довольно часто — самосуд в СМИ. Актера могут вычеркнуть из списков участников фильма, а директора крупного нью-йоркского учреждения могут без суда и следствия заставить уволиться за то, что он ухватил кого-то за мягкое место 30 лет тому назад. Я не пытаюсь никого защитить. Но я не выношу решения насчет виновности этих мужчин, потому что у меня нет для этого квалификации. Она мало у кого есть.

Мне не по душе чересчур распространенные сегодня стадные чувства. С этим связано мое сдержанное отношение к появившемуся в октябре хэштегу «Заложи скота».

Я не наивна и прекрасно понимаю, что такое поведение куда чаще свойственно мужчинам, а не женщинам. Но разве подобный хэштег не подталкивает к доносам? Кто может гарантировать, что тут обойдется без манипуляций и подлости? И что невиновных не доведут до самоубийства? Нам нужно жить вместе, без «скотов» и «шлюх». Должна сказать, что текст «Мы отстаиваем право…» показался мне смелым, пусть я и не полностью с ним согласна.

Да, я подписала эту петицию, но сейчас считаю совершенно необходимым подчеркнуть несогласие с тем, как некоторые из подписавших единолично присуждают себе право выступать в СМИ, искажая дух статьи. Заявить по телевидению, что во время изнасилования тоже можно испытать оргазм, даже хуже, чем плюнуть в лицо всем его жертвам.
Эти слова намекают всем тем, кто привык применять силу или использовать сексуальность в разрушительных целях, что все не так уж и страшно, потому что у жертвы иногда бывает оргазм.
Кроме того, если вы ставите подпись под манифестом, который поддержали другие люди, нужно держать себя в руках и не подставить их под удар собственного словесного недержания. Это возмутительно. Разумеется, в самом тексте ничто не указывает на то, что в домогательствах есть нечто хорошее. В противном случае, я бы его не подписала.

Я снимаюсь в кино с 17 лет. Я, конечно же, тоже могла бы сказать, что мне доводилось бывать свидетельницей, мягко говоря, деликатных ситуаций, и что я слышала от других актрис, как режиссеры гнусно злоупотребляют своим положением. Только вот у меня нет права говорить за моих коллег. Травматические и неприемлемые ситуации возникают из-за существования власти, иерархического положения или контроля. Ловушка захлопывается, когда становится невозможным ответить отказом без риска лишиться работы или столкнуться с унижениями и едким сарказмом. Решение, как мне кажется, кроется в воспитании наших мальчиков и девочек. А также в производственных порядках, которые предусматривают незамедлительное преследование в случае домогательства. Я верю в правосудие.

Наконец, я подписала эту статью по следующей, как мне кажется, очень важной причине: речь идет об угрозе чисток в искусстве. У нас станут сжигать де Сада вместе с Плеядой? Называть Леонардо да Винчи педофилом и срывать его полотна? Убирать Гогена из музеев? Портить рисунки Эгона Шиле (Egon Schiele)? Запрещать альбомы Фила Спектора (Phil Spector)? У меня просто нет слов при виде этой атмосферы цензуры, которая вызывает опасения насчет будущего наших обществ.

Меня иногда упрекают в том, что я — не феминистка. Стоит ли напоминать, что я вместе с Маргерит Дюрас и Франсуазой Саган была одной из тех 343 «шлюх», которые подписали манифест «Я сделала аборт» Симоны де Бовуар? В то время аборт был уголовным преступлением, за которое грозил тюремный срок. Поэтому мне хотелось бы сказать консерваторам, расистам и традиционалистам всех мастей, которые посчитали стратегически правильным поддержать меня, что я — вовсе не дурочка. Они не добьются от меня ни благодарности, ни дружбы. Я — свободная женщина и останусь ею. Я как сестра обращаюсь ко всем жертвам ужасных преступлений, к тем, кто мог почувствовать себя оскорбленным вышедшей в «Монд» статьей: я приношу мои извинения только им и им одним.
Искренне ваша,
Катрин Денев
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Какой кефир пить (информация для осмысленного выбора)

Роскачество провело масштабную проверку марок кефира
МОСКВА, 16 янв — РИА Новости. Исследование кефира, проводимое Роскачеством, выявило, что из 36 самых популярных брендов, у 19 есть различные недостатки, а еще 10 производителей наоборот превышают требования ГОСТа.

Источник: РИА Новости
Лабораторные испытания по 35 показателям качества и безопасности прошли 36 федеральных и региональных торговых марок кефира. Произведены они, по большей части, в РФ — в Белгородской, Брянской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Калужской, Ленинградской, Московской, Новгородской, Новосибирской, Рязанской, Саратовской и Томской областях, Кабардино-Балкарии, Башкирии, Краснодарском и Ставропольском крае, а также в Москве. Кроме того, в исследование был включен кефир трех торговых марок из Белоруссии.

Лучше лучшего
По результатам лабораторных испытаний высококачественной продукцией, не только соответствующей обязательным требованиям законодательства, но и превышающей действующие ГОСТы, признаны кефиры десяти торговых марок: «36 копеек», «Авида», «Агрокомплекс», «Домик в деревне», «Нежеголь», «Останкинское 1955», «Простоквашино», «Рузский», «Томмолоко» и Parmalat.


«Данные товары содержат большее количество полезных молочнокислых бактерий по сравнению с другими исследованными товарами, имеют повышенное содержание белка и не имеют следов антибиотиков, поэтому могут претендовать на государственный Знак качества», — говорится в отчете.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Продолжается суд над фигурантом «дела 26 марта» Дмитрием Борисовым

«Никогда ни на кого ни руку, ни ногу не поднимал»
Продолжается суд над фигурантом «дела 26 марта» Дмитрием Борисовым
16.01.2018, 21:09
В Тверском районном суде продолжается процесс по делу 32-летнего предпринимателя Дмитрия Борисова, обвиняемого в нападении на полицейского в ходе несанкционированного митинга 26 марта 2017 года в центре Москвы. По версии следствия, он дважды ударил ногой по голове сотрудника полиции, пока стражи порядка несли задержанного к автозаку. Свидетели, друг и члены семьи господина Борисова, заявили суду, что считают обвинение провокацией со стороны полицейских.

Поддержать господина Борисова в суд приехала его мама Ирина Андриевская, правозащитники, а также несколько участников общественно-политического движения «14 процентов», членом которого является подсудимый. В манифесте движения указано, что его члены выступают за демократию и смену власти мирным путем. Они привезли футболки с фотографией обвиняемого и надписью «Свободу Диме Борисову».

Напомним, Дмитрий Борисов был арестован 9 июня, спустя два с половиной месяца после антикоррупционного митинга. По его словам, в день протестов, 26 марта, он вступился за своего друга, которого «без видимых причин» начали задерживать полицейские: господин Борисов схватил друга за рюкзак и потянул за него, тем самым препятствуя задержанию. В тот день на него был составлен административный протокол, к вечеру предприниматель был отпущен домой.

Как отмечает его адвокат Илья Новиков, на тот момент потерпевший полицейский не имел к нему претензий. По словам адвоката, уголовное дело было решено завести после просмотра следователем оперативной съемки, на которой заметно «мутное движение» рядом с головой полицейского Ильи Ерохина.

Стоит отметить, что на слушании в начале ноября господин Ерохин не смог вспомнить, куда его ударил Дмитрий Борисов. Другие полицейские, принимавшие участие в задержании, ранее также заявляли, что не видели момента удара.
В качестве свидетеля выступал Евгений Антохин — его господин Борисов потянул во время несанкционированного митинга за рюкзак. На просьбу Ильи Новикова описать обвиняемого он отметил, что Дмитрий Борисов очень надежный и неравнодушный человек, «настоящий гражданин России». Также он рассказал в суде, что в тот день наблюдал и снимал на видеорегистратор, как сотрудники полиции «нападали на граждан, избивали их и применяли физическую силу без особых обоснований».
Collapse )