January 21st, 2018

Отпуск июнь 2015

Демократия стоит того, чтобы за нее бороться.

Будущее свободы больше не принадлежит США
Демократия стоит того, чтобы за нее бороться. Однако роль лидера в этой борьбе может взять на себя только Европа

21.01.2018132555
Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky)
Множество критиков Freedom House наконец могут порадоваться: в своем докладе 2018 года о состоянии свободы в мире эта неправительственная исследовательская организация выступила с критикой в адрес США:
"В прошлом году наблюдалось дальнейшее, более стремительное разрушение собственных демократических стандартов Америки, чем когда-либо прежде, что нанесло удар по ее международному авторитету защитницы принципов добросовестного управления и прав человека".

«Ключевые институты» Америки, продолжили авторы этого доклада, «подверглись атаке со стороны администрации, которая отвергает установленные нормы этического поведения во многих сферах деятельности». Эти институты, по мнению экспертов Freedom House, «сохранили свою жизнеспособность в 2017 году», однако они могут утратить свою силу в том случае, если наступление продолжится.

Индексы Freedom House, основанные на тщательном анализе параметров, характеризующих институты той или иной страны, широко используются в академической литературе, когда требуется привести надежный количественный индикатор уровня свободы и демократии. Однако многие ученые долгое время подвергали сомнению то, что эта организация действует независимо от американского правительства, которое финансирует большую часть ее работы.
Collapse )
Однако понижение рейтинга США на несколько пунктов повлекло за собой ряд проблем. В настоящее время общий балл США (отражающий степень свободы и демократии) равен 86 — это всего на 1 балл выше, чем у Польши, которой сейчас правит вовсе не либеральная партия «Право и справедливость», использующая государственные СМИ в качестве инструмента пропаганды и занимающаяся реформой судебной системы, в результате которой суды окажутся под контролем правительства.
Трамп еще не успел зайти настолько далеко. Сегодня США оказались менее свободными и демократичными, чем Латвия, не так давно считавшаяся одной из самых коррумпированных европейских стран, где, как сообщает Freedom House, учителей могут увольнять с работы за «неверность» правительству, а многочисленное русскоязычное меньшинство не имеет гражданских прав. Если так будет продолжаться, то Монголия сумеет обогнать США в рейтинге Freedom House уже в следующем году.

В 2016 году 24,8 миллиона из почти 30-миллионного бюджета Freedom House поступило в форме грантов от федерального правительства США. Тот факт, что Freedom House позволяет себе резко критиковать президента, который, как известно, не терпит никакой критики, является свидетельством истинного уровня свободы в этой стране (по сравнению с Польшей свободы там гораздо больше). Но это также является свидетельством кризиса американской идентичности.

Freedom House сожалеет о том, что она считает отказом администрации Трампа от участия в глобальной борьбе за демократию. Но могут ли США достойно возглавить эту борьбу, если они постепенно спускались вниз по шкале свободы, согласно собственным оценкам Freedom House, начиная с 2010 года, то есть уже с первого срока Барака Обамы?

Разумеется, при Трампе рейтинг одобрения действий американского руководства достиг самой низкой точки с 2007 года, когда центр Gallup начал проводить свои исследования. В настоящий момент, согласно рейтингу Gallup, США сильно отстают от Германии и почти уже сравнялись с Китаем и Россией. Неудивительно, что вариации китайской и российской моделей управления набирают популярность в самых разных странах, от Египта до Филиппин: их гораздо проще внедрить и поддерживать, чем немецкую модель.

Но даже когда Трамп уйдет в отставку, вряд ли мы поймем, почему США с их рейтингом в 80 с небольшим баллов по шкале Freedom House, должны играть роль покровителя мировой демократии, если у Финляндии этот рейтинг равен 100.

Разумеется, у США гораздо больше средств и больше возможностей проецировать мягкую силу, чем у всех тех стран, которые стоят выше них в рейтинге свободы. Но, если опираться на индикаторы, предлагаемые Freedom House, именно Евросоюз, где 23 из 28 членов имеют более высокий рейтинг, чем у США, должен взять на себя роль покровителя мировой демократии.

У Евросоюза тоже есть множество возможностей проецировать мягкую силу, как показывает глобальный рейтинг одобрения немецкого руководства. Европа вполне способна экспортировать культуру. В Евросоюзе есть две ядерные державы, хотя они вряд ли станут применять свое ядерное оружие для продвижения демократии, как это делали США. Это, вероятно, хорошо. Почему США продолжают позиционировать себя в качестве авторитета в вопросах свободы и демократии, несмотря на то, что даже уважаемая аналитическая организация, которую американское правительство финансирует и которая несколько предвзято оценивает его внешнюю политику, признает лидерство Европы в этом вопросе?

Когда-то США сумели захватить воображение всего мира. Пример Европы, возможно, не настолько убедителен. Но, если верить в то, что демократия лучше авторитаризма, нам нельзя допускать распространения китайской и российской моделей управления.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Глобальные риски - 2018: 10 причин не спать по ночам

Глобальные риски - 2018: 10 причин не спать по ночам
Михаил Смотряев
Русская служба Би-би-си
19 января 2018
Природные катаклизмы - на первом месте в списке потенциальных угроз
Накануне стартующего в понедельник Всемирного экономического форума в Давосе его эксперты обнародовали традиционный доклад о глобальных рисках, подстерегающих человечество в 2018 году.
Список катаклизмов, способных испортить нам жизнь в новом году, весьма разнообразен: от неуправляемой инфляции до экстремальных погодных условий, от инфекционных заболеваний до кибератак, от терроризма до падения правительств.
Глобальные тренды, грозящие проблемами, тоже многочисленны. Самые значительные из них - это изменения климата, растущая киберзависимость человечества, увеличивающееся расслоение по уровню доходов и возрастающая поляризация общества.
Чуть менее значимые тенденции - рост урбанизации, стареющее население, деградация окружающей среды, рост националистических настроений и изменение баланса в системах государственного управления и межгосударственного регулирования, - тоже не стоит сбрасывать со счетов.
Наиболее опасное проявление вышеперечисленных трендов - это глубокая социальная нестабильность. Интересно отметить, что общая картина рисков, трендов и их последствий с прошлого года изменилась незначительно. Однако их интерпретация в этом году выходит за привычные рамки "спасем планету, построим капитализм с человеческим лицом".

Будущие потрясения
1. Голод
Деградация окружающей среды и усложняющаяся структура пищевой индустрии - это плодородная почва для внезапных перебоев в поставках продовольствия. Внезапный неурожай или болезнь посевов, политическая нестабильность, природный катаклизм в сельскохозяйственных регионах может вылиться в кризис глобального масштаба с сопутствующим ему скачком цен на продовольствие.
Нехватка продовольствия в одной стране может быстро дестабилизировать обстановку в соседних
Голод в одной стране немедленно скажется на остальных - географическая мобильность населения планеты все время растет, и авторы доклада включают ее в список потенциальных рисков.
В отдельных регионах соперничество за воду и плодородные почвы уже приводит к приграничным конфликтам, которые в любой момент могут перерасти в полномасштабную войну. Добавьте к этому толпы голодных беженцев - и рецепт кризиса регионального масштаба готов.

2. Искусственный интеллект
В отличие от мрачных прогнозов о порабощении человечества искусственным мозгом в стиле "Матрицы", авторы доклада обеспокоены тем, что они называют "ИИ-сорняками" - кусками машинного кода, не способными обратить людей в батарейки, но вполне могущими медленно, но верно задушить интернет.
Всевозможные боты и самообучающиеся алгоритмы в сети становятся все более "умными", и можно допустить взрывной рост их количества и уровня сложности в недалеком будущем. Разрыв между нашей способностью производить программные продукты и контролировать их будет расти.
Задыхающийся под весом этих "сорняков" интернет - это тормоз для бизнеса и хорошая возможность для отдельных стран или блоков "отгородить" свой кусок Всемирной сети с тем, чтобы регулировать его самостоятельно. Вдобавок "сорные" куски машинного кода могут быть использованы для мошеннических или военных целей - последствия в обоих случаях будут тяжелыми.

3. Смерть торговли
Сегодня уже можно говорить о том, что последствия финансового кризиса 2008-2010 годов в целом преодолены, и мир вновь входит в фазу роста. Однако одним из побочных эффектов кризиса стало растущее недоверие к некоторым главным принципам, формирующим западную экономическую систему.
Глобализация более не считается универсальным благом, политическая приверженность ей в развитых странах ослабевает, а на смену приходят откровенно протекционистские настроения.
В этих условиях торговые конфликты имеют значительный потенциал перерасти в торговые войны с сопутствующими сбоями в работе глобальных цепей производства и поставок. А международные арбитражные механизмы уже сегодня не обладают достаточным весом для разрешения торговых споров. В результате - трения между бывшими партнерами и возврат к "дипломатии канонерок" в торговых отношениях.
Снижение мирового ВВП и экономической активности в этих условиях не будет равномерным. Соответственно, создаются условия для дальнейшего расслоения и усугубления имущественного неравенства и, как следствие, все большего социального напряжения.

4. Обломки демократии
Демократическая система уже демонстрирует признаки неустойчивости под давлением экономических, культурных и технологических изменений. Однако возможен и более мрачный сценарий.
Например, если в стране, где общественное мнение по какому-либо важному вопросу разделено примерно пополам, противоположные точки зрения превращаются в политические программы по принципу "все или ничего", то на смену политическому диалогу может прийти территориальный раскол или даже вооруженная конфронтация.
В странах с хорошо вооруженным населением это грозит гражданской войной, но и в остальных случаях хорошего в этом мало: государству придется применять силу для поддержания порядка, а это означает эрозию гражданских свобод и более глубокое недоверие к демократическим институтам.

5. На безрыбье
Треть потребляемой человечеством рыбы выловлена незаконно. Компьютерные технологии и дроны в рыбопромысловой индустрии становятся общепринятыми, да и браконьеры тоже идут в ногу со временем. Последствия, особенно в международных водах, где контроль ослаблен, могут быть катастрофическими.
Полагающимся на рыболовство сообществам угрожает финансовый коллапс и вынужденная миграция. Растущий спрос на нелегальную рыбу угрожает сложившемуся балансу на рынке.
Пока человечеству хватает рыбы. Надолго ли?
О том, как неконтролируемый лов с применением высоких технологий отразится на популяции рыбы, которую мы едим, можно и не говорить.

6. Экономический крах
С одной стороны, авторы отмечают, что одно из главных отличий нынешнего доклада от нескольких предыдущих - это заметное уменьшение экономических рисков. Прогноз Международного валютного фонда предполагает рост мирового ВВП в прошлом году на 3,6%, по сравнению с 3,2% в 2016 году. Рецессия закончилась, вместе с ней отступили и угрозы мировой экономике.
"Быки" заправляют на биржах уже восьмой год, главные мировые фондовые индексы выросли в 2017 году на двузначные величины. Американские акции за всю свою историю (с учетом поправок на инфляцию) лишь дважды превышали нынешние показатели - накануне биржевых крахов 1929 и 2000 годов. Еще один характерный пример - биткоин, выросший в цене за прошлый год на 1200%.
Любая значительная коррекция на рынке ударит не только по странам, наиболее зависимым от секторов экономики, где надуваются пузыри (например, в добывающей промышленности), но и по странам, где доля владельцев финансовых инструментов наиболее велика, - особенно США и Великобритании.
Высокий уровень задолженности специалисты считают одним из основных триггеров последнего финансового кризиса. Между тем, мировое соотношение задолженности к ВВП в 2008 году было лучше, чем сегодня. В странах "двадцатки" суммарная задолженность вне рамок финансового сектора составляла 80 триллионов долларов. В 2016 году - 135 триллионов.
В 2007-2008 году системного кризиса финансовой системы удалось избежать вливанием в нее государственных денег. В случае нового кризиса попытка спасти рушащийся финансовый сектор таким же образом может разозлить общество, а не умиротворить его.
Финансовые катаклизмы могут спровоцировать и кибератаки - и общество будет парализовано страхом их повторения и возможностью лишиться своих накоплений.

7. Неравенство в таблетках
Препараты, улучшающие качество жизни, пока находятся на ранних стадиях разработки и стоят дорого. Но те, у кого есть деньги, готовы пренебречь возможными рисками своему здоровью ради более высокого статуса и возможности жить хорошо.
Победить старение: какие препятствия стоят на этом пути
Если цена "волшебных пилюль" достаточно высока, а эффект от них значительный, социальное неравенство и расслоение, и без того являющееся неиссякаемым источником проблем в мире, еще более усугубится. А если побочные эффекты от этих лекарств окажутся значительными, то система здравоохранения с высокой вероятностью окажется в кризисе.

8. Война без правил
Средства кибернетического нападения развиваются гораздо быстрее, чем наши возможности на них отвечать. Скорость нападения и невозможность немедленно вычислить нападающую сторону потенциально грозят непредсказуемыми последствиями.
Для того, чтобы вывести из строя сервер, мощная армия не нужна
Например, кибератака на инфраструктуру государства вызовет ответные меры - которые могут быть направлены не по адресу. В этом случае в конфликт быстро вовлекаются новые акторы и появляются предпосылки для его перехода в конвенциональную, "горячую" стадию.

9. Геополитика с бесчеловечным лицом
В атмосфере геополитической неопределенности национальная идентичность и стремление к самоопределению приобретают значительный деструктивный потенциал.
Мы уже видим государства, изгоняющие этнические меньшинства и избавляющиеся от ограничений своего суверенитета, наложенных международными договорами. Национальные меньшинства все чаще требуют отделения и превращения своих автономий в независимые государства.
Пограничные споры имеют все шансы перерасти в полномасштабные конфликты, вызывая "эффект домино" в ряде регионов.

10. Интернет за забором
Стремительный рост кибератак может стать мощным стимулом для правительств, чтобы разделить всемирную сеть на герметичные региональные или государственные отсеки.
Однако для фрагментации интернета существуют и другие предпосылки: государственный экономический протекционизм, разница регуляторных норм, цензура, ослабление политической власти и излишнее могущество крупнейших онлайн-корпораций.
При том, что сдержать технологический прогресс, скорее всего, не удастся, скорость его замедлится, а траектория изменится. Не лучшим образом отсутствие системы международного мониторинга отразится и на соблюдении прав человека, особенно в странах, где они и так не соблюдаются.

Геополитический сумбур
По мысли авторов доклада, мир вступает в новую тревожную геополитическую фазу, когда он является не только многополярным, но и мультиконцептуальным. Представление о том, что существуют некие нормы и институты, к которым постепенно придут все крупные мировые державы (а вслед за ними - и государства поменьше), перестало считаться аксиомой.
Все это несет новые опасности: военное напряжение, сбои в экономике и торговле, дестабилизацию обратной связи между меняющимися международными отношениями и внутренним политическим ландшафтом отдельных стран.
В этих условиях концепция национального государства вновь обретает вес и популярность. Внешняя проекция государственной мощи становится эффективной правительственной стратегией, в том числе и для исправления исторических несправедливостей, как настоящих, так и выдуманных.

"Вернуть себе контроль" - популярный лозунг
Вариации на тему "сильного национального государства" заметно отличаются в разных странах и, как следствие, ведут к различным осложнениям во внутренней политике. В международных отношениях возникают два крупных риска: в отсутствие ясных правил поведения и сложившегося баланса сил возрастает возможность неверной оценки своих и чужих возможностей и увеличивается вероятность взаимопроникновения государств во внутренние дела друг друга.
Меняющиеся отношения между крупными мировыми и региональными игроками, в свою очередь, отражаются на малых государствах. Сдвиги в сложившихся блоках и альянсах вынуждают тех заново калибровать отношения с крупными центрами силы, и далеко не всегда это происходит безболезненно.

Глобализация - не панацея
Наиболее заметным и значимым в экономической части прогноза представляется признание меняющегося отношения к глобализационным процессам. То, что раньше было уделом анархистов и леваков, сегодня высказывается серьезными экономистами и политологами: глобализация - не панацея, во всяком случае, пока.
Экономическая взаимосвязанность развитого Запада и "всемирной фабрики" во главе с Китаем ранее считалась безусловно полезной и для тех, и для других.
Помимо прямой выгоды для западных компаний и потребителей, предполагалось, что экономический рост в странах, куда переехало производство, постепенно подтянет их до уровня "золотого миллиарда" как в экономическом, так и в политическом плане (по сценарию "конца истории" Фукуямы). Таким образом снизится вероятность геополитических трений.
Сегодня это уже отнюдь не очевидно, а главной политэкономической тенденцией последних лет на Западе можно считать эрозию поддержки глобализации и рост протекционистских настроений.
Торговые коридоры несут не только выгоды, но и потенциальные конфликты
Похожая ситуация и в других регионах. Например, китайская инициатива "Один пояс, один путь" включает в себя более 60 стран и суммарный инвестиционный портфель под триллион долларов. Помимо нее, есть еще проекты региональных торгово-экономических коридоров, например, между Китаем и Пакистаном, Индией и Японией, Индией, Ираном и Россией.
Саудовская Аравия и Китай: от взаимозависимости к союзу?
Россия и Китай расширяют ШОС, но используют его по-разному
Новые торговые пути и взаимное экономическое присутствие должны, по логике сторонников этих проектов, снизить региональную геополитическую напряженность и предоставить странам-участникам новые возможности для сотрудничества.
Однако, по словам известного американского политолога Роберта Каплана, таким образом "Евразия объединяется в систему единой торговли и единого конфликта". Иначе говоря, любой спор между двумя участниками единого торгового пространства сразу же становится проблемой для всех остальных.
Подобное взаимопроникновение не только активов и людей, но и финансовых инструментов и задолженностей выходит далеко за рамки обычных торговых соглашений: оно гораздо более устойчиво к внешнему давлению и его сложнее демонтировать.
Так что окончательная победа глобализации, по всей видимости, откладывается. Однако риск сбоев и цепной реакции в уже существующих глобально-экономических цепочках в последние годы заметно возрос.

Оргвыводы
Собственно, полезных советов по борьбе с грядущими неприятностями доклад не содержит, да и не должен: это опрос экспертного сообщества, а не справочник по управлению кризисными ситуациями.
Авторы обращают внимание на то, что человечество достигло значительных успехов в разрешении обычных, "одноступенчатых" кризисных ситуаций, которые легко изолировать. Между тем риски, обозначенные в докладе, носят комплексный характер и угрожают очень сложным системам с множеством взаимосвязанных компонентов, от современной экономики до окружающей среды и климата.
Когда кризис настигает столь комплексные системы, главная опасность не постепенно нарастающем ущербе, а в скачкообразном переходе этих систем в новое состояние, которое авторы скромно именуют "субоптимальным".
Говоря проще - в пещерный век.
Collapse )