January 27th, 2018

Отпуск июнь 2015

Татьяна Черниговская Прорыв к письму

Прорыв к письму

Татьяна Черниговская, профессор кафедры общего языкознания филологического факультета СПбГУ

Раньше чистописанию (или каллиграфии) в школе отводилось несколько лет, и этом был особенный смысл. Письмо воздействует примерно на те же зоны мозга, которые отвечают за речь, за умение формулировать мысли. Поэтому когда у детей возникают проблемы с речью, применяют методики, которые развивают мелкую моторику, детей учат собирать бисер, рисовать мелкие делали и так далее. Потому что это тренирует мозг. Более того, если вы поговорите с врачами, которые реабилитируют больных после инсульта, то узнаете, что им дают сложные моторные задания для пальцев — для мозга это оказывается восстанавливающим лечением. Когда мы нажимаем на клавиши, то, конечно, с мозгом тоже что-то происходит, но это несравнимо более простое действие, чем ручное письмо.

Мне удивительно, что ручное письмо пытаются отменить в Финляндии, где, как известно, чуть ли не лучшая система образования в мире. Один из аргументов сторонников отмены в том, что взрослым людям ручное письмо совершенно не нужно, они предлагают подсчитать, сколько за год пишет человек... И параллельно финны предлагают заменить письмо чем-то другим, разработать упражнения для развития моторки. Но зачем изобретать велосипед, когда есть чистописание?

Хотим остаться высшим видом на Земле? Значит, мы должны уметь красиво писать

Вы знаете, что в Древнем Китае претенденты на очень почетную должность чиновника должны были сдать всего два экзамена? Не на знание законов или математики. Они должны были показать мастерство владения каллиграфией и умение слагать стихи. То есть высокоразвитый человек должен уметь делать сложные вещи, которые требуют максимального мозгового напряжения. Это то, чего не умеет делать компьютер. Хотим остаться высшим видом на Земле? Значит, мы должны уметь красиво писать, уметь сочинять прозу и стихи, играть на музыкальных инструментах, доказывать теоремы.

В истории человечества было несколько чрезвычайно важных прорывов, выведших наш мозг на новый уровень развития. Первый из них произошел тогда, когда у одного из гениев человечества возникла идея так называемой внешней памяти: кто-то придумал записывать накопленную информацию, чтобы передать ее потомкам. Это был мощнейший когнитивный рывок, который когда-либо произошел с человечеством. Собственно, с этого начала зарождаться наша цивилизация.
Не менее важный этап произошел тогда, когда большая часть населения Земли стала грамотной и получила возможность писать. Хотим ли мы двигаться по этому пути? Если все же хотим, то нам нужен сложный мозг, который умеет понимать сложную музыку, сложные фильмы, сложную литературу.
Ну а если нет... Тогда мы пойдем по пути упрощения, станем этакими арифмометрами, будем учиться нажимать на кнопки, и ручное письмо станет пережитком прошлого. Выбор за нами.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Ручное управление и его неэффективность

Большинство руководителей российских компаний жалуются на свою перегруженность, говорит доктор экономических наук, президент компании «АМИ-Систем» Владимир Бовыкин. По его словам, большинство генеральных директоров управляют организациями в ручном режиме, для них не существуют понятий «нормальный отдых», постоянно возникающие организационные проблемы не позволяют им забыть о работе даже в отпуске. Им приходится быть постоянно на связи. У них нет времени на саморазвитие и изучение лучшего опыта в своей сфере деятельности. Но и это не главное. Перегруженность руководителя свидетельствует о том, что предприятие нездорово и несет огромные финансовые потери. О том, как генеральному директору избавиться от организационного хаоса, освободить время от текучки, заняться стратегией и повысить эффективность организации до четырех раз и более, рассказал Владимир Бовыкин.

Какова причина такой низкой производительности труда в нашей стране?

— Такой низкий уровень производительности труда персонала связан с особенностями нашей культуры. Докажем, что проблема не в людях — проблема в культуре. Сегодня принято говорить, что россияне ленивые и плохо работают. Но это ошибка. К примеру, никто в России не слышал, чтобы работодатели из США, Канады, Германии, Австралии и других развитых стран жаловались на плохую работу эмигрировавших к ним наших соотечественников. Напротив, за рубежом россияне пользуются большим спросом — как креативные и трудолюбивые сотрудники. Об этом наверняка многие слышали. Итак, за рубежом россияне работают высокопроизводительно, а в России нет. Все дело в особенностях культуры, так как в развитых странах культура является высокопроизводительной, а в России, наоборот, низкопроизводительной. По этой причине мы и проигрываем высокоразвитым странам в производительности труда.

— Каким образом культура влияет на производительность труда?

— Культура — это набор кодов, которые предписывают человеку определенное типовое поведение, при котором человек бессознательно, машинально (на автомате) поступает определенным образом. Когда человек эмигрирует в другую страну, где другая культура и у населения иная модель поведения, он вынужден адаптироваться к новой реальности и, как следствие, менять свои поведенческие автоматизмы.

Действительно (как говорят ученые), в повседневной жизни 95% наших действий происходит бессознательно, на уровне автоматизмов. Встав утром с постели, мы на автомате чистим зубы, завтракаем и собираемся на работу. Выйдя из дома, зачастую мы начинаем беспокоиться о том, выключили ли мы утюг,— мы не помним этого, так как весь процесс глажки у нас проходил машинально. Управляем автомобилем мы также не задумываясь. Итак, 95% наших действий мы делаем на автомате. Человек не любит лишний раз включать голову. Он стремится быстрее адаптироваться к новой ситуации, чтобы дальше поступать машинально (автоматически). Точно так же, когда люди начинают работать в организации, чтобы себя чувствовать комфортно в новом коллективе, человек вынужден адаптироваться к новым условиям, он вырабатывает новые организационные автоматизмы, начинает работать как все — в соответствии со сложившейся организационной культурой. Итак, культура в конечном счете предопределяет наши поведенческие (организационные) автоматизмы и, как следствие, самым непосредственным образом влияет на производительность труда. А так как в России культура является низкопроизводительной, то и организационные автоматизмы у персонала также являются низкопроизводительными и, как следствие, у персонала низкая производительность труда.

— Как низкая производительность труда порождает организационный хаос, перегруженность руководителя и финансовые потери предприятий?

— В связи с тем что уровень производительности труда персонала в России составляет 25%, это значит, что правильные автоматизмы в организационном поведении персонала составляют также 25%. Соответственно, неправильные автоматизмы в организационном поведении персонала — это оставшиеся 75%. А так как у российского персонала неправильные (на 75%) автоматизмы в организационном поведении, то любое распоряжение руководителя непосредственным подчиненным всегда будет выполнено лишь с вероятностью 25%. А если у подчиненного работника есть свои подчиненные, которым он передает распоряжение по иерархии вниз, то вероятность исполнения этого распоряжения снова составляет 25% от прежних 25%. И так далее. С ростом количества звеньев управленческие воздействия быстро затухают.

Из-за быстрого угасания управленческих воздействий при двух и более уровнях управления руководитель невольно начинает давать распоряжения через голову своих замов. Принцип иерархии нарушается, предприятие погружается в организационный хаос. У персонала закрепляются неправильные организационные автоматизмы. Эффективность организации начинает быстро снижаться. В результате руководитель становится постоянно перегруженным, а организационный хаос становится неотъемлемой частью функционирования компании. И этот хаос не бесплатный, он дорого обходится компаниям. Посчитаем.

Итак, низкая (25%) производительность труда указывает на наличие 25% правильных автоматизмов в организационном поведении персонала и 75% неправильных. ФОТ оплачивает всю работу персонала: и правильную (25%), и неправильную (75%). Поэтому лишь 25% ФОТ идут на выполнение полезной работы. 75% ФОТ — это прямые потери (оплата хаоса неправильных организационных автоматизмов). В эти 75% неправильных (не дающих полезной работы) коллективных автоматизмов входят частые затяжные бесполезные совещания, ожидания в приемных, интриги, доносы, подсиживания, перекладывание работы на другого, склоки и обсуждение сослуживцев, избегание ответственности, споры с начальством, работа спустя рукава, переделка неправильно сделанной работы, простои из-за несогласованности в работе смежных служб, перекуры и чаепития, обсуждение новостей в стране и мире, разговоры по телефону по личным вопросам, посещение своих страничек в социальных сетях и множество всяких прочих бесполезных для прямой деятельности предприятия действий, которыми активно занимаются российские работники в рабочее (оплачиваемое!) время. Итак, исходя из низкой (25%) производительности труда российских предприятий следует, что на выполнение полезной работы коллективы тратят лишь 25% своего рабочего времени, а на этот организационный хаос 75% времени (!).

А теперь умножьте свой годовой ФОТ на 75%, и вы получите стоимость организационного хаоса, которая отражает колоссальный ежегодный размер потерь ваших предприятий.
Collapse )